Что делать при падении машины в воду


Что делать при падении машины в воду


Честных Дмитрий
По мотивам 'Секретные материалы'

По мотивам "Секретные материалы"

Dipsi

The true is out there

Эдгар-Гувер-Билдинг.

Вашингтон, DC.

Кабинет зам директора

Скиннера.

3:55 PM

Скалли сидела на стуле напротив стола Скиннера и следила за его передвижениями по кабинету, от одной стены до другой.

Проходили долгие минуты в ожидании, они казались вечностью. В этом же темпе прошел еще один час.

Но тут неожиданно зазвенел телефон, стоящий на столе. Скиннер сразу же взял трубку, не заставляя себя ждать.

- Скиннер слушает, - наступила небольшая пауза, - да - а.

После этих трех фраз Скиннер замолчал надолго, подтверждая слова собеседника только кивком головы. Так в молчании он положил трубку и внимательно посмотрел в сторону спецагента Скалли.

- Ну, какие результаты? - не вытерпев, первой задала вопрос она, при этом с такой силой сцепив пальцы рук, что костяшки на них побелели.

- Они выяснили, откуда исходил звонок, он был сделан из телефонной будки напротив кафе "Бабочка", которое находится в пятнадцати минут ходьбы от улицы Вест-стрит, вернее от большого супермаркета "Эллис", но там никого не удалось обнаружить...

Скалли еще крепче сжала пальцы, глубоко вздохнула, но ничего не сказала, а Скиннер продолжил:

- Они уже поставили своих людей следить за кафе, но пока нулевой эффект, сказали только, что если что-нибудь обнаружат, то сразу же свяжутся со мной, а я с вами.

Он встал, демонстративно развернулся к окну, давая тем самым понять, что разговор их окончен. Скалли тоже встала и направилась к выходу.

Теперь ее мысли полностью были заняты тем странным телефонным звонком в квартиру Малдера. Кто это может быть, чем был так занят Малдер, что это дело привело его к беде, остается только гадать, а лучше узнать у него самого, но тогда его нужно как можно быстрее найти.

Не заметно для себя, Скалли оказалась в своем автомобиле, направляющимся в сторону упомянутого в разговоре кафе.

И так, а что собственно она будет делать там: караулить неизвестного телефонного абонента, что ли? Да вряд ли он там появится. Стоп, почему он, когда она, это ведь был женский голос. Жаль, что по голосу нельзя узнать все о любом человеке. Машина Скалли вырулила на улицу Вест -стрит и покатила по ней.

Через несколько минут рыжеволосая женщина вышла из машины марки " Ford Taurus" и направилась в кафе.

С первого взгляда это заведение произвело на нее благоприятное впечатление. Здесь было чисто, мало народу, видимо, здесь присутствовали только завсегдатаи. Немного пройдя в глубь помещения, Скалли обнаружила свободный столик возле стены и решила, не колеблясь, сесть за него. Как только она это проделала к ней сразу подошел официант и принес меню, но она не обратила даже внимания на него, а заказала себе чашечку капучино. Официант раскланялся и ушел, оставив ее наедине со своими проблемами. Через несколько минут был доставлен ее заказ, но выглядел как-то необычно: на блюдце из-под чашки лежала записка, не понятно как там оказавшаяся, наверное, она просто не сразу ее разглядела.

Записка гласила следующее:

" В шесть, в гостинице " Закат", номер 123, это очень важно для вас и агента Малдера, Приходите как можно скорее.

Ваш друг".

Скалли быстро допила свой кофе, благо там оставалось чуть-чуть, и внимательным взглядом серо-зеленых глаз присматривалась к каждому, кто казался ей подозрительным и способным прислать листочек с таким текстом. Но подозрительных людей, на ее взгляд, оказалось множество, да почти каждый, только стоит присмотреться получше.

Она так посидела еще немного и затем решила направиться по указанному адресу, а вдруг что-нибудь выяснится на счет Малдера, правда туда не следует идти одной, надо предупредить об этом Скиннера. Но не успела она взять сотовый, как услышала голос, раздавшийся с заднего сидения:

- Не поворачивайтесь, а спокойно выезжайте со стоянки и не привлекайте к себе внимания, действуйте естественно, я вам ничего не сделаю. Направляйтесь на юго-запад по 154 шоссе, где остановиться, я вам скажу.

Скалли сделала то, что ей приказали. Она не решилась сопротивляться, так как заметила в салонное зеркало отражение мелькнувшего пистолета.

Через некоторое время машина выехала на шоссе 154.

В салоне висела давящая тишина

- Кто вы и что от меня хотите?- Спросила, Дана Скалли, при этом сделала попытку разглядеть собеседника. По затянувшейся паузе она поняла, что ее вопрос явно проигнорировали.

- Хорошо, ну, тогда я хотя бы должна знать, куда мы направляемся?

- Мы направляемся к шоссе номер 154.- Бросил отрывисто голос.

Потихоньку Скалли стала закипать от злобы к себе и оттого, что она как идиотка вляпалась в такую ситуацию. Просто в следующий раз надо быть на много внимательнее, чем была тогда.

Раздался телефонный звонок. И она почувствовала, как напрягся человек, сидевший сзади нее.

Телефон продолжал звонить.

- Ответьте на звонок, - сказали раздраженно и при этом как-то странно добавил, - пожалуйста.

Скалли послушно приняла из протянутой руки свой сотовый.

- Скалли слушает, - неуверенно начала она.

- Скалли, это Скиннер, где вы находитесь? С вами все в порядке?

Дана сразу ничего не ответила, потому что почувствовала, как холодный металл прижался к ее шее:

- Не вздумайте ничего говорить...

И собеседник, в подтверждении своих дальнейших действий, взвел курок предохранителя, тем самым показывая ей, кто из них главный в сложившейся ситуации.

В ухо агента раздался требовательный голос:

- Что там у вас происходит? Скалли, ответьте, пожалуйста. Вы меня слышите?

- Со мной все в порядке... - начала, было она объяснять, но не закончила. У нее вырвали трубку, показывая, что разговор окончен.

Попутчик бросил рассеянный взгляд в окно, затем на листок, лежащий на коленях, затем опять посмотрел в окно, видимо, сверяясь, то ли с маленькой картой, то ли еще с чем-то, похожим на нее, и сказал:

- Увидите, где дорога будет уходить налево, вам надо будет туда повернуть.

Тем временем, пока Скалли вела автомобиль в том направлении, куда ей указали, потихоньку небо начали заволакивать грозовые облака. Вдалеке было видно, как к ним приближается дождевая стена, и сверкают молнии. Крупные капли начали опускаться на ветровое стекло, и тут неожиданно начался такой сильный дождь, что дворники не успевали смахивать льющуюся потоком воду. Видимость практически уменьшилась до нуля. И, слава Богу, что в это время им практически ни кто не встречался на дороге.

Как только их немного занесло, с заднего сиденья сразу же последовала ответная реакция:

- Следите внимательней за дорогой и желательно за скоростью.

Незаметно стрелка спидометра перевалила за сто километров и начала приближаться к ста двадцати.

- Сбрось скорость!

Скалли и так поняла, что они превышают скоростной допустимый предел в такую погоду, и попыталась снизить скорость до минимума, но машина почему-то никак не отреагировала на это.

Сзади беспокойно завозились.

- Я сказала: сбавь скорость!!! - Пауза, затем следует тревожный вопрос. Что случилось?! - После еще одной паузы следует окрик.- Тормози - и -и!

- Не могу, - сквозь зубы сказала Скалли, - тормоз не работает!

Она усиленно продолжала давить на него, но педаль только ходила вхолостую.

Поняв, что происходит, фигура сидевшая на заднем сидении начала перебираться вперед. У нее это плохо получалось, потому что мешало пассажирское кресло.

- Откинь кресло. - Вежливо попросили Дану.

Сжав одной рукой руль, другой, пытаясь найти рычажок кресла, Скалли внимательно следила за дорогой, дабы не врезаться в проносящиеся мимо них столбы и ограждения.

- Сейчас, сейчас...- Шептала она, продолжая свои действия.

- Да брось ты это дело, лучше двигайся сама туда, только осторожно.

Скалли медленно переползала на соседнее сидение и при этом нечаянно повернула руль. Машина сразу же съехала на обочину, попав одними колесами в размытую дождем колею, другими "цеплялась" за асфальт. Их сильно тряхнуло: Дана ударилась головой о стекло, а ее пассажирка об крышу.

Некоторое время, девушка, успешно перебравшаяся на сидение, сражалась с рулем и наконец, ей с таким трудом удалось выехать на ровную дорогу, но машина стремительно продолжала набирать скорость.

Повоевав с педалью тормоза несколько секунд и внимательно посмотрев на рыжеволосую, та спросила:

- Ты умеешь прыгать?

Дана непонимающим взглядом окинула свою спутницу, мимоходом прикидывая в уме, шутит она или говорит серьезно, и решила уточнить для себя, правильно ли она ее поняла.

- Ты хочешь сказать, умею ли я прыгать из машины на такой скорости?

- Именно.

- Ты сошла с ума, мы разобьемся, если прыгнем! - Попыталась Скалли вразумить эту сумасшедшую. Конечно, ненормальная, а какой нормальный человек выпрыгнет на ходу, да на такой скорости?!

Но та только улыбнулась и начала открывать дверь.

- На счет три прыгай, я буду считать.

Спец агент Дана Скалли приоткрыла дверь со своей стороны и... ужаснулась, увидев, как перед ее глазами проносится лента мокрой дороги.

- Начинаю отсчет. - Весело проворковала сидящая за рулем и медленно начала считать, при этом предупредив Дану, что если та не прыгнет, то она сама ее вытолкает, а будет сопротивляться, силой заставит.

- Раз...

Отсчет пошел.

Дана еще раз внимательно посмотрела в распахнутую дверь, если правильно упасть, то очень больно не будет. Но даже каскадеры в кино и то не будут такого делать.

- Два...

Она уже приготовилась к неизбежному, прыгать все равно надо - иначе не спастись, а так есть хоть маленький шанс.

- Три... Прыгаем!!!

Девушка за секунду оценила скорость и обстановку вокруг себя, примеряясь к прыжку, еще секунда и она отталкивается от двери, сгруппировывается, прыжок...

Скалли на размышления потратила примерно столько же секунд, и ей ничего не оставалось делать, как последовать примеру попутчицы.

Мгновение спустя, она почувствовала, как сильно ударилась боком обо что-то твердое, при этом несколько раз перевернулась через себя и сознание ее погрузилось в темноту.

Шоссе № 154

7:10 PM

Спец агент ощутила, как ее бесщадно трясут за плечо. Приоткрыв глаза и сфокусировав зрение, она увидела перед собой встревоженное лицо с большой ссадиной на щеке. Лицо принадлежало той девушке, которая была с ней в машине. "Надо же, мы выжили, - подумала Скалли."

Она попыталась приподняться, но тут же резкая боль пронзила ее бок. Болезненно поморщась, она все-таки встала.

- Ну, ты как? - Поинтересовалась участливо девушка, помогая ей подняться с мокрой и грязной земли.

- Все в порядке.

- Дай, взгляну, что у тебя там.

Не успела, Дана запротестовать, как девушка уже рассматривала ее бок через порванные блузку и пиджак:

- М-м, - протянула она, - я практически ничего не вижу, кроме, по-моему, большого и бурого пятна. Ты можешь идти?

- Могу.

- Тогда пошли.

- Но куда?

Не обратив даже внимания на вопрос, ее попутчица зашагала по шоссе в обратном направлении. Прочь от того места, где они покинули машину.

Дождь и не думал прекращаться. Он то утихал, то опять шел с новой силой.

Стоять на месте было бесполезно, но и продолжать путь дальше в такой компании не имело смысла. А фигура незнакомки удалялась все дальше и дальше, пока пелена дождя не скрыла ее из виду. В довершении ко всему быстро потемнело, и поднялся холодный ветер.

" Если я пойду за ней, - подумала Скалли, - то хуже чем сейчас уже не станет".

- Эй, - крикнула она в пелену дождя, - подожди!

Утопая в лужах и скользя по грязи, Скалли выбралась с обочины на асфальт, и поспешила к тому месту, где несколько минут назад исчезла фигура.

А девушка тем временем спокойно присела на перила дорожного ограждения и упорно пыталась поджечь сломанной зажигалкой мокрую сигарету. Увидев спешащую к ней агента ФБР, она со злобой отбросила зажигалку и оставила все попытки насладиться сигаретой.

Дана остановилась в нескольких шагах от похитительницы, чтобы повнимательнее к ней присмотреться.

Она увидела перед собой девушку лет двадцати трех, со светло-русыми волосами доходившими той до скул, в черных, или может быть синих, джинсах (о цвете судить было невозможно из-за грязи, налипшей на одежду), а так же на ней был надет свитер машинной вязки с рукавами в три четверти, ноги были обуты в замшевые полусапожки на небольшом и очень удобном каблучке, как показалось Скалли. В общем, при свете дня и если бы она была чистой, одежда выглядела приятно-красивой.

Что можно сказать о лице? Оно было правильной формы, серые глаза, чуть пухловатые губы и нос с небольшой горбинкой, что ей очень шло.

Заметив, что на нее пристально смотрят, девушка встала со своего места и направилась прямо к агенту ФБР.

- Насколько мне известно, вы не курите. - Сказала она, с досадой глядя в сторону разбившейся зажигалки.

- Нет, - ответила ей Скалли и тут вдруг неожиданно решила задать давно назревший вопрос, - Скажите, что вы хотели передать агенту Малдеру?

Девушка видимо была готова к такому повороту дел, так как ответ последовал незамедлительно:

- Я не буду спрашивать, как вы это узнали, ведь это глупо. - Налетел сильный порыв ветра, растрепав ее мокрые волосы, но она даже не обратила внимание, а только поежилась. - Вы на то и ФБР, что бы хоть что-то знать, сказала она с сарказмом, специально выделив последние несколько слов. Потом она машинально потянулась в карман, за пачкой сигарет, но, вспомнив, что нет даже спичек, убрала обратно.

- Вам нужен агент Малдер? И мне он нужен, он всем нужен, но сначала, как мне кажется, его надо найти.

Она помолчала немного и затем продолжила, переводя разговор на тему более удобную ей:

- Меня зовут Элизабэт, а вас, если не ошибаюсь, зовут...гм...Скалли, специальный агент ФБР Дана Скалли, я не ошиблась?

От удивления Скалли чуть было не открыла рот. Вот это сюрприз, ошибки здесь явно быть не могло, она ведь назвала именно ее имя, а не чье- нибудь еще.

- Нет, не ошиблась. - Удивленно произнесла Дана.

Где-то в Северной Америке.

4:00 AM

( местное время).

- Мы ввели в ваше тело сильнейший вирус. - Продолжал бубнить человек в зеленом костюме. - Он уже начал свое действие, остановить его практически не возможно, но если сделать кое-что, еще можно успеть. И я хочу вам открыть этот маленький секрет. Через неделю и не днем позднее, нужно ввести вакцину, так сказать, противоядие и все придет в норму, по крайней мере, так утверждают... Сопротивление бесполезно, уверяю вас.

- Ты просишь от него невозможного. Ему наплевать на вакцину. Для него она всё. Это бесполезно, по этому мы просто поступим по другому. - Сказал вновь прибывший, бросил не докуренную сигарету себе под ноги и затушил ее носком ботинка.

"Зеленый костюм" оглянулся на голос. Медленно поднявшись со стула и, мгновенно потеряв всякое внимание к корчившемуся человеческому телу, он шагнул навстречу человеку с сигаретой, и заискивающе заглянул ему в глаза.

- Не будьте так самоуверенны. - В его голосе читалось презрение и ненависть к этому "вседержителю".

Человек с сигаретой подошел к лежащему на полу, повернул его лицом к себе, ухмыльнулся и спросил:

- Док, сколько он может протянуть в таком состоянии? Мне кажется, вирус повел себя слишком резво.

- Долго не протянет. - Ответили ему с напущенным безразличием.

"Сигарета" покачал головой, затем еще раз взглянул в угол, закурил новую, несколько раз сильно затянулся и только потом ответил, выпуская клуб дыма в потолок:

- Здесь спешить не нужно. Подождем еще.

- Я понимаю, - неожиданно перебили говорящего, - мертвые, в данном случае, лучше чем живые.

Человек с сигаретой только и смог, что снисходительно улыбнуться на слова Костюма. Ничего не ответив, он решительно направился в сторону двери, затем остановился и с раздражением бросил через плечо:

- Мертвые всегда в цене, но только не он.

Когда захлопнулась дверь за "Сигаретой", человек в зеленом костюме со злобой в голосе произнес:

- Ну что ж, Курильщик, ты сегодня более удачлив, чем я, поздравляю...

Выудив из кармана маленький, серебристого цвета телефон он быстро набрал несколько цифр и, не дожидаясь, пока на другом конце скажут " Алло", резко прикрикнул:

- Экстренная ситуация, действуем по обстоятельствам, будьте наготове.

Шоссе № 154

8:50 PM

Дождь недавно закончился. Воздух был напоен прохладой и свежестью. Дорогу по краям начал постепенно затягивать густой туман. Две женщины шли не спеша не переговариваясь. В молчании каждая пыталась решить свою проблему, не мешая другой. Очень может быть, что в это самое мгновение они думали об одном и том же. Мысли обеих прервал услышанный со стороны оврага выстрел. Девушки мигом развернулись на эхо, донесшее до их ушей хлопок.

- Откуда стреляли? - Живо поинтересовалась Бэт.

- По моему от туда. - Неуверенно махнула Скалли рукой в сторону, откуда, как ей показалось, произвели выстрел.

Бэт напряженно вглядывалась в темноту, куда указала агент ФБР, как- будто хотела разглядеть (с такого расстояния) происходящее.

Мгновение спустя, они услышали еще один выстрел и сразу за ним последовал душе раздирающий вопль.

Не говоря ни единого слова, Бэт перепрыгивает через дорожное ограждение, и опрометью бросается на слышимые звуки, при этом в руке она сжимает непонятно от куда взявшийся стальной, швейцарский, девятимиллиметровый "Сфинкс" -модели АТ 2000 С, с емкостью магазина в пятнадцать патронов.

Бежать становится очень тяжело, на пути стали все чаще попадаться рытвины и канавки, корни деревьев превратились в настоящее препятствие, ветки цепляются за одежду и волосы, мешая проходу.

Но видимо, Бэт это мало беспокоило.

Скалли давно потеряла ее из виду, она только надеялась, что движется в правильном направлении. Сейчас ей больше всего на свете хотелось увидеть Малдера, что бы он был рядом с нею. Она еще не знала, сколько раз ей придется об этом пожалеть. Но, увы, в место ее напарника и друга с ней находился другой человек, он был таким же надежным и готовым помочь в любой ситуации.

От непрерывного бега у Даны разболелся поврежденный бок так, что боль заполнила все пространство ее тела, каждую клеточку, но останавливаться сейчас было нельзя, нужно было догонять.

Но вот впереди за деревьями показались чьи-то очертания. Дана резко сбросила скорость, а затем и вовсе перешла на тихий шаг...

Скрываемая густой листвой, она потихоньку решила подобраться поближе к стоящему к ней спиной человеку.

Этого сделать ей не дали, резким рывком оттащили назад и зажали рот ладонью. Скалли от неожиданности чуть не выпрыгнула из своей кожи. Она не успела во время среагировать, и была за это наказана. Здоровенный мужик в черной куртке теперь владел положением. И как она не старалась, ей не удалось даже не то чтобы вырваться, а рукой пошевелить было невозможно. Все попытки к свободе были быстро пресечены надеванием наручников и заклеиванием рта липкой лентой. Ко всему прочему на глаза опустили повязку.

Элизабет тем временем еще пыталась сопротивляться. Она начала отстреливаться, как только узнала, какие люди к ней приближаются со стороны дороги.

Они были достаточно известны в определенных кругах общества, их все уважали и боялись. Это была могущественная организация, имеющая в своем подчинении очень влиятельных людей. Все их желания выполнялись немедленно, а желали они только определенные вещи не для простого смертного, и даже не для политиков. Подчинялись они той кучке людей, которая называла себя "новым" или "тайным" правительством. А еще их за глаза звали - новый MJ 12 ( Маджейстик 12 ).

Девушка с ходу успела уложить сразу троих, остальные рассыпались по импровизированным укрытиям.

У Бэт была наиболее выгодная позиция для обороны: с этого места она видела практических всех, а ее не должен был видеть никто. Но по прошествии не более пяти минут ее постигла та же участь, что и агента Скалли. Различие было лишь в том, что ей только сковали руки.

Не дойдя до машины, перед ней возник высокий человек лет пятидесяти с седыми волосами и холодными синими глазами, источавшими такой лед, что казалось, от одного взгляда могли замерзнуть пингвины. В руке он держал наполовину выкуренную сигарету марки "Morli".

- Добрый вечер, - поприветствовал он Бэт. - Кажется, нам с вами есть о чем поговорить.

- Я ничего не хочу обсуждать с вами. - Зло ответила девушка, подтверждая тем самым свою сегодняшнюю не расположенность к "дружеским беседам".

- Поехали! - Крикнул этот человек водителю, садясь рядом с ним в машину.

После этих слов Элизабет сразу затолкали в кабину этого же автомобиля и вереница, состоящая из пяти джипов, тронулась с места с пробуксовкой.

Всю дорогу Бэт не произнесла ни единого слова. Она думала о том, что сейчас происходит с агентом ФБР, хотя и знала, что та находится в каком-то из этих "гробовозов". Они бы ее не бросили, она нужна была им живой и здоровой, значит пока можно не волноваться. Надо подумать, как лучше выйти из сложившегося положения. Неужели они все-таки пронюхали про ее дела с ним? Да нет, не может быть, а если... Боже мой, страшно подумать, что эти звери могли с ними сделать. Главное, чтобы у него все получилось.

Он сможет, он обязательно сможет. А интересно, куда это они нас везут? И девушка посмотрела в окно.

Заметив ее движение, Курильщик спросил, довольно про себя улыбаясь:

- Вы, наверное хотите узнать, за чем вы здесь и что будут дальше?

- Не горю желанием. - Грубо ответила Бэт.

- Ну что ж... - Протянул человек. - Все равно вы узнаете, когда прибудем на место. Я вам обещаю приятный сюрприз.

В машине стало вдруг слишком мало воздуха, и она попросила:

- Откройте окно, пожалуйста, а то от ваших сигарет не чем дышать.

Ее просьбу оставили без внимания.

Через несколько часов они уже находились на закрытой военной базе США, в Северной Каролине.

Закрытая военная база, США.

Северная Каролина.

23:00 РМ.

Маленькая комната. Она расположена в северном крыле, пяти этажного дома.

Стены комнаты, выкрашенные в унылый серый цвет. Они невольно настраивают попавшего сюда на меланхолический лад. Присутствие мебели создают только два офисных стула стоящих напротив друг друга, да пепельница между ними, наполненная доверху сигаретными окурками одной и той же марки.

Тяжелая железная дверь, обитая огнеупорным материалом и открываемая всегда со скрипом, завершает композицию.

Как по мановению волшебной палочки, открывается пресловутая дверь и на пороге, появляются двое.

Проходят внутрь, рассаживаются по местам и начинают вести "светскую беседу" о вещах, понятных только им одним.

Один из этих людей является мужчиной, на вид от тридцати до тридцати пяти лет, а другой более зрелый - приблизительно в том возрасте, когда уже есть и дети, и внуки.

Разговор все время идет на повышенных тонах. Он продолжается не более часа. После этого к ним присоединяется молодая девушка. По большей части она молчит, но иногда ей приходится отвечать на такие вопросы, на которые ответить сразу не представляется возможным. А часто бывает и так, что на вопрос просто нет ответа.

Второй из мужчин, находится в постоянном напряжении, это видно по тому, как он трясущимися от гнева руками открывает вторую пачку сигарет за второй час беседы. Он пытается доказать, что-то первому мужчине, тот только в ответ разводит руками. После этого он импульсивно подходит к девушке, зажимая в правой руке, какой-то маленький предмет. И, неожиданно для всех, скользящим и точно рассчитанным ударом, попадает ей в височную часть.

Закрытая военная база, США.

Подвальное помещение.

Рассвет.

Точное время не известно.

Джейн лежит на жестком полу. Сюда проникает только слабый серый свет, сочившийся от стен. Он причиняет такую боль, какая только бывает от яркого солнечного света. Боль причиняло все. Даже мысль о том, что нужно потихоньку открывать глаза и приходить в себя. Она еще долго не поднимала век, а только лежала, не шевелясь, прислушиваясь к своему дыханию, к пульсирующей на виске жилке.

Через некоторое время она наконец разлепила веки. Моргнула. И увидела над собой темный свод потолка. Он мерно раскачивался: вверх-вниз, вправо-влево...

- Ой...- простонала Джейн.

Глазу было не на чем зацепиться. Абсолютно голые стены и холодный пол, выложенный темной плиткой.

Джейн попыталась сесть один раз, потом второй, потом третий, но ничего не получалось. Тело ее еще было очень слабым и не хотело подчиняться. Собрав всю свою волю в кулак, и напрягая оставшиеся силы, она все-таки села, прижавшись спиной к стене.

Как же у нее все болит, это просто ужас какой-то!

Что со мной случилось? Почему так ноет все тело? И моя...у-у-у...

Она потихоньку дотронулась до того места, где была сконцентрирована вся боль. Оно располагалось чуть выше левой надбровной дуги. Там зиял аккуратненький порез длиной в два сантиметра. Рана уже кое-где начала затягиваться тонкой пленочкой.

Аккуратно дотронувшись до больного места, Джейн почувствовала, как пальцы становятся липковатыми, и ручеек красноватой жидкости медленно начинает стекать от брови вниз. В конце своего пути он превращается в капельку и падает на свитер. Воспоминания вчерашнего вечера приходили к ней с трудом. Мозг не хотел воспринимать все неприятные вещи и вызывать такие же ощущения. В конце концов ей стало понятно, откуда взялась рана и как она очутилась в этом проклятом месте. Да она ведь была не одна, кажется, с ней еще привезли женщину. У нее были, такие темно-рыжие волосы и имя необычное...

Как же ее зовут? Она задавала себе этот вопрос уже в тысячный раз, ей важно было вспомнить. Но увы, как девушка ни старалась, результат имел форму огромного кружка.

- Ну и бог с ним, с этим именем. Увижу - вспомню. Так, есть ли здесь выход?

И она решила приступить к активным действиям.

Первым делом девушка прошлась по комнате, осматривая все углы: нет ли там чего-нибудь полезного для такой ситуации. Ничего хорошего не найдя, она начала простукивать стены для того, чтобы узнать, не имеют ли они полого пространства. Когда и эта затея не принесла результатов, оставалось только одно - основательно заняться дверью.

Но дверь тоже не поддавалась.

От злости и безысходности Джейн пнула одну из стен. Говорят, злость снимает напряжение и может принести новые идеи.

Эта затея новой идеи не принесла, но зато неожиданно, на высоте в полуметре от пола, появился небольшой проем. Он был квадратным, как вентиляционная отдушина. При желании туда можно было пролезть, что она, не долго думая, и сделала.

Как только Джейн туда залезла, комната опять превратилась в глухую камеру. Проем закрылся сам собой.

Вентилляционная труба, она и есть труба. Грязная, пыльная, вонючая, чуть уже, чем обычная, ну да не беда. По ней можно передвигаться, правда, только на животе. Пусть лучше такие неудобства будут здесь, чем там оставаться.

Труба поворачивала то направо, то налево. Иногда приходилось лезть вверх или соскальзывать вниз.

Руки и ноги девушки были изодраны так, что она уже просто этого не замечала. Что уж говорить о не прекращающейся головной боли и постоянно соднящей ране...

Все это ерунда, по сравнению с тягой к свободе.

Джейн задумалась и не заметила, как неожиданно начала стремительно скользить вниз. Она старалась притормозить, но у нее ничего не выходило, пока наконец не достигла конца трубы и, вылетев из нее, не приземлилась на спину.

Так она пролежала несколько секунд, пыхтя и пытаясь восстановить дыхание. Хотелось узнать, остались ли ее кости целы. Убедившись, что все в относительном порядке, Джейн, кряхтя, встала сначала на четвереньки, а уж потом и выпрямилась в полный рост и начала соображать, куда ее привело падение.

- Ого...- Присвистнула девушка.

Оказалось, что она попала в огромный арочный зал. Он поражал своими невообразимыми размерами. Даже было трудно представить, что такое может быть на самом деле. У нее было внутри неприятное ощущение того, что она находится посреди большушей прозекторской или может быть, морга.

Весь зал был усыпан металлическими столами. При ближайшем рассмотрении оказалось, что на них лежат люди, и что у каждого из них на груди покоится пузырек с черно-янтарной жидкостью, а в изголовье стоит небольшой компьютер, выводящий на экран всевозможные графики и цифры.

В уголке кристаллического экрана высвечивались анкетные данные "пациента".

Джейн немного оторопела от такого зрелища. Её так заинтриговало это место, что она решила "прогуляться" между рядов и заодно почитать надписи на дисплее. Конечно, подсознательно надеясь найти нужного человека.

Лежащие на столе были разного пола и возраста. У каждого из них была своя маленькая история жизни, размером со страничку Word'а.

Она не задерживалась по долгу у одного стола.

Но вдруг, нечаянно, она бросила взгляд на дальний от нее экранчик и обомлела... На нем было написано: " Fox W. Mulder, agent FBI ".

Джейн не могла сначала сообразить, что прочитала. Медленно закрыв и снова открыв глаза, она еще раз пробежалась по буквам, вдумываясь в каждую. Все равно получалось одно и тоже. И тут на нее снизошло озарение, но на другую тему. Женщина с темно-рыжими волосами специальный агент Дана Скалли, она вспомнила!

Очень осторожно подойдя к столу, на котором мирно покоилось тело, Джейн поколебалась одно маленькое мгновение и рывком сдернула простыню.

Снизу вверх, на нее смотрело мертвенно-бледное, имеющее сероватый оттенок знакомое лицо. Остекленевшие глаза были широко распахнуты. Подбородок и скулы, покрывала двухдневная щетина. Это было не главное. Главное было то, что она нашла того, кого искала.

Она склонилась над ним и прислушалась к дыханию. Его не было, но пульс ощущался. Фантастика... Интересно,что это такое у него на груди?

На ощупь "это" было похоже на желеобразное вещество и оно имело липкое свойство. Прикинув, что можно выжать из такой ситуации, Джейн не придумала ничего лучше, как понажимать кнопки рядом с экранчиком.

Ей показалось, что прошла целая вечность, между нажатием на одну кнопку и реакцией на такое действие. Серьезного ничего не произошло. Тогда она надавила на следующую из них... Экран мигнул, послышался странный щелчек, потом последовал чавкующий звук - это оказалось ипарился пузырек.

Малдер со свистом вобрал в легкие воздуха. С глаз его сошла черненькая пленка. Лицо начало приобретать нормальный цвет. Он очнулся. Джейн инстинктивно отпрянула от его ложбища. Малдер начал кашлять. Было видно, как ему тяжело дается каждый новый вздох, каждое движение.

Все происходящее казалось невероятным.

Как только его тело перестало биться в судорогах, он неожиданно резко сел и удивленно уставился на Джейн. Та, в свою очередь, пялилась во все глаза на него.

Набравшись храбрости, девушка сделала несколько шажков в его сторону.

С пересохших губ Малдера сорвался тихий звук. Он был похож на стон. Джейн нервно стерла со лба капельки выступившего холодного пота.

- Малдер?- Зачем-то спросила она.

Он с усилием сглотнул и попытался сказать "Да".

По мере того, как они искали для него одежду, (кроме черных брюк, которые были по колено Малдеру, они ничего не нашли), девушка расказала все, что с ней произошло, с ним и с Скалли.

- Скалли здесь?

Его вопрос прозвучал в слишком высокой интонации. Джейн сразу закрыла ему рот рукой и по привычке, полученной в Полицейской Академии, а потом и еще в одном месте, спряталась за одним из столов, таща за собой Фокса.

Малдер не унимался, засыпая ее вопросами, но говорил он совсем тихим шепотом, какой только может быть.

- Где она сейчас?

Джейн только развела руками.

- Точно не знаю. Если бы у меня под рукой было хоть что-нибудь полезное! Желательно план здания, а лучше компьютерный терминал! Нужно сначала выйти самим, а потом...

Но Малдер уже не слушал ее. Он быстрым шагом пошел между рядами, крутя во все стороны головой, пытаясь определить, хоть намек на "выход".

- Малдер, стой! Ты куда?!

В эту же секунду, как гром среди ясного неба, полоснула яркая зеленая вспышка. Она залила весь зал таким ярким светом, что пришлось плотно прикрыть глаза ладонями. После вспышки прозвучал гудок сирены и комната погрузилась во мрак.

Секунду спустя свет и тьма стали сменять друг друга с бешеной скоростью, а слух резать протяжный вой.

Стараясь его перекричать, Джейн звала Фокса и не слышала сама себя. Это был настоящий Армагеддон.

Ко всему прочему под ногами Малдера открылось небольшое пространство, примерно три на три метра, но достаточное для того, чтобы он в него провалился. Его спас только случай: при падении он успел-таки ухватиться одной рукой за край ямы.

Когда Фокс понял, что ему не выбраться без помощи и готов был попрощаться с жизнью, он увидел рядом с собой болтающийся белый материал, походивший на простыню. Не беспокоясь о том, сможет ли она выдержать, он схватился за нее чуть ли не зубами и осторожно начал карабкаться вверх подальше от сюрпризов, таящихся внизу.

Малдер стоял рядом с ней, прерывисто дыша. От пережитого ужаса им обоим сделалось плохо.

К слову сказать, все прекратилось так же неожиданно, как и началось.

- Что это было? - Хриплым голосом спросил Малдер.

- Бог его знает.

Они долго стояли неподвижно, прижавшись друг к другу.

Штаб-квартира

отделения компьютерного центра

Silicon Graphics

штат MT.

- Ассортимент предлагаемых интерактивных продуктов постоянно расширяется, и число их продолжает расти с гигантской скоростью. Но, не смотря на потрясающую динамичность, с какой развиваются наши новейшие программные разработки, считаются пока еще не совсем совершенны. Мы, в отличии от других современных разработчиков, шагнули на десятилетие вперед. Все, что вы видите здесь, является эксклюзивным в компьютерной разработке и последним словом в технике.

Так вещал человек, стоящий возле фантастического вида аппарата. Он очень любил, чтобы его называли просто, без почетных званий и титулов, которые у него были - доктор Джи.

При более детальном рассмотрении все вещи, находящиеся в компьютерном зале, казались реалистичнее, чем представлялись издалека. Их можно было потрогать, понажимать на кнопки и, конечно же, сломать. Попади сюда ребенок, да и любой взрослый, обожающий 3D шуттеры, стратегии и прочие игры, никогда бы не покинули добровольно этих мест.

У многих создавалось такое ощущение, что они попадают не на работу, а на съемочную площадку, где идет полным ходом съемка эпизодов для таких фильмов, как "Затерянные в космосе", "Звездные войны", "Вавилон - 5 ".

В этом зале было собрано множество компьютеров новейших моделей, и имелись даже такие, какие разрабатывались только для самого Пентагона.

В эту работу были вовлечены пять или шесть ученых, которые были признаны лучшими разработчиками "Машин виртуальной реальности" во всем мире.

Одно из таких чудес природы находилось здесь. При одном упоминании о "чуде", по телу начинали бегать табуном мурашки, а жилы заполнял адреналин.

Машина представляет собой три достаточно больших кольца, как бы вогнанные друг в друга, что создает иллюзию шара. Внутри центрального кольца, специальными деталями фиксируются: торс, запястья рук и голени ног; при этом движения виртуальщика, остаются достаточно свободными. На голову помещается шлем с темными очками. Он чем-то напоминает мотоциклетный, но размером вполовину меньше. В область груди, центра живота, затылочной части головы и кончиках пальцев - налеплевались металлические кружочки-датчики. Они измеряют пульс, частоту сокращения мышц и многие другие физиологические параметры. Помимо всего прочего, в кровь должен поступать раствор специального вещества, именуемый - "Синий алмаз". Если вещество не будет прибывать в крови, то индивидуум, находящийся в виртуальной реальности, может погибнуть. "Синий алмаз" поддерживает нормальное психическое состояние, то есть не дает произойти путанице в голове с определением настоящего.

Все данные превращаются в цифровые значения - попадают на жесткий диск головного компьютера, где происходит обработка.

Возле такого компьютера и примостился доктор Джи. На нем был темный твидовый костюм, а поверх него защитный белый халат. Копна седых волос, покрывающая голову, всегда была идеально причесана. Круглые очки в золоченой оправе, придавали ему вид добродушного старичка. Глаза его не были похожи не стариковские, они горели ярко-голубым огнем, такой азартный блеск встретишь не у каждого двадцатилетнего. Он никогда не стеснялся своего возраста и всегда, когда кто-то интересовался им, отвечал честно и прямо - мне пятьдесят пять. Всегда был приветлив, сдержан, строг и галантен со всеми. Дважды был женат, есть от первого брака сын, от второго - дочь. Он очень любил своих детей, в отличие от жен. Хлопоты по дому и возня с тремя внуками, доставляли ему неимоверную радость, нежели должность, занимаемая им, и все, что могло быть связано с работой. Доктор Джи являлся ассом своего дела. Коллектив, работающий здесь, просто обожал его. А он в свою очередь, одну импульсивную особу, которую про себя называл солнышком, зайчиком, и тому подобными словами. Но в слух никогда не выражал своих чувств - стеснялся. Он в ней души не чаял. Она, отчасти была его ученицей, причем прилежной и все понимающей. Вот с такими людьми доку нравилось сотрудничать. Ум всегда приветствуется, а особенно в женщине и в таком не простом деле, как у них. Тут нужно отличаться хорошими знаниями по физике, математике, химии и во многих других технических предметах. А так же знать компьютерные языки и "разговаривать" с техникой "на - ты". Всё это в ней присутствовало.

Док сегодня был сам не свой. Нет, не от того, что она должна приехать с минуту на минуту, а просто произошло непредвиденное. Он не может один выполнить порученное ему задание, ему нужен помощник и человек которому можно доверять свою судьбу, не боясь, да и многое чего другое. Будь они все прокляты, со своими заданиями. Док, в который раз нервно взглянул на настенные часы над дверью. Осталось совсем не много и она появится. Она никогда еще не опаздывала и не должна опоздать сейчас.

От этого, можно сказать, зависит их дальнейшая жизнь.

Как только часы издали звуковой сигнал, известив присутствующих о том, что ровно 11: 00 АМ., его протеже появилась в проеме двери и бегло осмотрела присутствующих, ища в толпе нужное лицо. Завидев окладистую маленькую бородку в виде эспаньолки, машет усиленно рукой, пытаясь привлечь внимание. Док отвечает ей тем же.

Девушка, не скрывая своей раздражительности, пробирается к головному компьютеру.

- В чем дело?

В голосе ее звучат не только нотки нетерпения, но и огромной усталости.

- Я вас спросила, в чем тут дело? Меня поднимают с постели в два часа ночи, волокут сюда, говорят, что что-то серьезное, нужна моя помощь, но ничего толком не объясняют. Ну, я вся внимание.

При этом она демонстративно подбоченилась, говоря о том, что заняла позицию слушателя.

Док пару раз кашлянул, прочищая горло, и начал свой монолог.

За время разговора девушка не произнесла ни одного слова. Выслушав все до конца, она вытащила из пачки сигарету, повертела ее в руках, а потом убрала обратно. Просто год назад бросила курить, а сигареты носила по привычке. Джи снял очки, устало потер глаза, потом водрузил их обратно и жестом указал на компьютер. Набрал специальную команду. Экран сначала осветился черным, а далее приобрел оттенок голубоватый. Побежали непонятные строчки, столбики, состоящие из цифровых и буквенных значений. Это могли понять немногие из присутствующих. Девушка со всей тщательностью, на которую только способна следила за пробегающими строчками информации. Потом перевела взгляд на дока и изогнула брови в удивлении. От того, что она не поняла информацию, выданную машиной, в душе стало не по себе.

- И давно такое началось?

- Часов десять назад.

Док даже не отреагировал на ее крайнее удивление.

- Ситуацию мы пока держим под контролем. Но не долог тот момент, когда все полетит к чертям.

- Ясно.

- Да, еще меня просили показать тебе вот это.

Он полез в ящичек стола, долго в нем копошился и, наконец, извлек на свет диск с записью, но не музыки и не фильма. Вставив его в дисковод, док Джи принялся нажимать клавиши.

На мониторе сначала появилась размытая мозаика, а уж потом образовалась четкая картинка.

Девушка вся напряглась.

В застывшем стоп - кадре, на нее смотрело ее собственное лицо. Сдавило грудь и стало тяжело дышать. Это не могло быть правдой.

- Я, кажется, на это не давала своего согласия!

Ее голос дрогнул, стал немного с хрипотцой. Главное было не сорваться. Не показать, что напугана таким поворотом событий.

Док скорбно склонил седую голову.

- Пусть так, - неожиданно легко согласилась она.

Теперь пришла очередь испугаться доку.

Если ей что-то приходило в голову, она вела себя именно так, как сейчас. Очень быстро на все соглашалась. Это был нехороший знак.

Но он не стал ее отговаривать от принятого молниеносного решения, а только одобрительно улыбнулся. Улыбка говорила о том, что чтобы не случилось он ничего ни кому не скажет. Так же он хорошо понимал, безвыходность положения, в котором она оказалась не по своей воле.

В кармане куртки у девушки зазвонил сотовый телефон. Отойдя в сторону и убедившись, что никто не обращает на нее внимания, она ответила.

- Я слушаю.

- Я не соврал.

Девушка сразу догадалась, кто звонит.

- Вижу.

Ее выдержке, в данный момент, позавидовал бы любой.

- Тогда ты согласна?

Их беседа прервалась. По всему залу пронесся гул голосов.

Поспешно отключив телефон, она прислушалась к разговору двоих людей в серых костюмах. С первых фраз ей стало понятно, чем вызвано оживление персонала. Не теряя времени, она решила влиться в самую гущу событий.

Подбежав к машине, и схватив за локоть первого попавшегося, требовательно попросила объяснить причину тревоги.

- Видимо произошел произвольный сбой.

- Произвольный!? Как это?

Человек только пожал плечами. Демонстрируя свою некомпетентность в этом вопросе. Док смог наконец-то пробраться к ней. И спросил у нее то же самое.

- Понятия не имею, как это могло произойти.

Она не заметила, что безразлично произнесла слова.

- Произвольный сбой программы? Не может такого быть!

Док был поражен не меньше ее. Кто бы мог подумать, что такое вообще возможно?! Каждый уважающий себя ученый знал, если не вносить изменений в заложенную программу, то она сама собой не сможет измениться, а уж тем более не эта машина. Просто за ней наблюдают лучшие двадцать пар глаз. Что же теперь будет?

- Смотрите, программа сошла с ума! Невероятно! Я ничего подобного не видел. Как изменились параметры?

Это привлек к себе внимание один из молодых специалистов. У него были волосы цвета вороньего крыла, доходившие до скул. Большие карие глаза с миндалевидным разрезом, прямой нос и волевой подбородок. Борода и усы, придавали ему вид больше не ученого, а этакого беззаботного повесы. Роста в нем было почти под два метра. Все указывало на то, что он родом из Латинской Америки, преимущественно из Бразилии. Вот по этому-то все женщины, работающие здесь, как только его видели, сразу вешались на шею и не отставали до тех пор, пока не понимали, что его интересует только генетика.

Его имя пока не было широко известно публике. Но он уже прославился, в свои двадцать шесть лет.

Он принимал участие в разработке "Синего алмаза", а именно - генетической части. Очень талантливый ученый. Но был склонен к одной не большой и в тоже время огромной странности. Разговаривать с ним на темы, не имеющие связи с генетикой, представлялось невозможным. А может, все это только казалось?

Девушка метнулась обратно к большому компьютеру. Стремительно считывая информацию и так же посылая ей команды, стараясь как можно быстрее повлиять на процесс.

Тем временем, стараясь быть никем не замеченным, парень юркнул в приоткрытую дверь и бегом направился к другому компьютеру- терминалу, находящемуся в левом крыле на третьем этаже, того же самого здания.

Только бы успеть, только бы успеть! - Шептал он, влетая в комнату и стараясь отыскать нужный компьютерный терминал. Пусть у нас получится, пусть получится...

Он лихорадочно стал загружать коды в память машины. На его ответы следовала совсем иная информация, чем та, которую ожидал. Перепробовав многочисленные команды и видя перед собой нулевой результат, он совсем отчаялся. В чем же дело? Почему она не отвечает на запросы? Нужно уходить и не тратить время. Нет, еще рано. Нам нужна эта информация, во что бы то ни стало.

Поняв, что ничего не выйдет, парень от досады долбанул по металлическому корпусу блока. И этот стук его неожиданно осенил.

Мгновенно набрав абсолютно другую команду и надавив на клавишу "Enter", экран медленно побелел и высветил приглашение: " Добро пожаловать в копировочную секцию. Наберите код того терминала, с которого хотите считать информацию."

Да ради Бога.

Подрагивающей нервно рукой, молодой человек полез в нагрудный карман пиджака. Оттуда появился спичечный коробок. Оторвав чиркалку, сверился с кодом, который был написан на обороте и с тем кодом, который светился на мониторе: 0 # @/.

Время неумолимо текло, как песок сквозь пальцы.

Ну, давай же, покажи, что у тебя в мозгах, чертова железяка! Быстрее, быстрее!!!

Он продолжал барабанить по клавишам, отвечая на одни и те же стандартные вопросы: " Введите свой личный код, введите код терминала с которого хотите получить информацию и т.д."

Пока он добрался до нужного места, времени осталось всего ничего. Нужно было успеть замести следы за собой. Хорошо еще, что он не забыл в такой спешке взять перчатки. А то бы ему пришлось оставить свои " пальчики". Оставив их, считай, что оставил паспорт. Лишние проблемы - нам не нужны.

Я слишком долго здесь нахожусь. Наверное, кто-нибудь уже обратил внимание, что меня нет.

Раздался долгожданный писк системного блока, и сразу выскочила надпись на экране: "Вставьте, пожалуйста, чистый диск в CD-дисковод. Выделите нужные файлы правой кнопкой мышки, и затем, наберите код: S/Graf/ MoDe - L 567." Вставив маленький диск, мексиканец принялся ждать, нетерпеливо поглядывая то на дверь, то на ручные часы.

По окончании сеанса копирования и незначительного внесения изменений в драгоценные файлы, появилась незамысловатая надпись:

"Время копирования 00:01:04". " Зарегистрировать время и дату внесения изменений ?".

"Нет".

" Вы хотите продолжить работу ?"

" Нет".

" Извлечь диск из дисковода?"

" Да".

" Отключить терминал?"

" Да".

" Спасибо за работу".

Экран моргнул и погас. Не чувствуя ног он встал и пошатываясь поплелся обратно, цепляясь за стены, чтобы не рухнуть. Напряжение было просто гигантского размера. Гудели руки, ноги, спина и голова. Но он был доволен проделанной работой.

Стоящая к нему спиной девушка, развернулась и как-то озорно подмигнула. В ответ тоже нужно было подмигнуть. Это означало, что все прошло успешно.

Проходя мимо неё, она специально слегка зацепила его своей ногой. Когда он при падении оперся на одно колено, девушка сразу подскочила к нему. Делая вид, что помогает встать, а он, что ему очень больно, - просунула руку в карман халата и незаметно вытащила маленький диск и так же незаметно спрятала его в недрах своего кармана.

- Вы не ушиблись?

- Понаставят кресел, не пройти - не проехать. Спасибо. Я не ушибся. Если бы не вы...

- Ой, ну, что вы.

Для простого наблюдателя, со стороны, такое маленькое происшествие выглядело вполне обычно. Человек чуть не упал, но ему своевременно пришли на помощь - поддержали. Такое может произойти с каждым.

Для участников сценки, произошедшее имело смысл, и не выглядело обычным. Все было оговорено заранее.

Получив, что требовалось, девушка, не откладывая в долгий ящик, занесла информацию в свой компьютер и тем самым привела в действие программу. Досчитав про себя до пятнадцати и поглядев по сторонам, резко ткнула пальцем в клавишу Enter. Ну вот, часть дела сделана и можно браться за другую часть.

Развернув записку, найденную в кармане вместо диска, парень прочитал несколько раз для лучшего понимания написанного. Он немного подзабыл такой шифр, потому что пользоваться приходилось им очень редко.

" Все в силе. Встреча в 23:00".

Ночной клуб " Лунноликая Гера".

Pierre, SD.

Вечер.

На клубную стоянку заезжает темно - красный шикарный автомобиль марки Bentley Arnage Red Label 1800 TU, мечта любого, кто понимает и ценит машины, не как средство передвижения, а как искусство, в лучшем своем проявлении. Рядом же с ним пристроился, не уступающей по своей красоте и величию, цвета мокрого асфальта - Jaguar Daimler. Хозяева машин выглядят ничуть не хуже, чем их железные питомцы.

Каждый, кто проходил мимо машин, невольно задумывался над тем, что может делать состоятельный человек в таком месте? Ведь клуб не место для деловых встреч и переговоров. А иной прохожий подумает, у каждого богача свои причуды и разве богатые - не люди? Конечно, люди -человеки, и ничто человеческое им не чуждо.

Здание клуба снаружи имело вполне приличный вид. Яркая неоновая вывеска над входом, переливающаяся всеми цветами радуги. Три этажа. Серо-черные стены, отливающие металликом. Дубовые двери с позолоченными, фигурными ручками. Аккуратный газончик в английском стиле, несколько красиво разбитых клумб, красиво смотрелись в приближающихся сумерках. Приятное, улыбающееся лицо швейцара, и по совместительству, вероятно, вышибалы - лет тридцати пяти, одетого в узкие черные джинсы и черный, облегающий свитер, для более эффектного обольщения своими мускулами дамочек при деньгах.

Как ни старался швейцар-вышибала произвести впечатление на симпатичную девушку, в которой он разглядел "птичку из высшего общества", остался при своем, то есть на него было обращено ноль внимания и в добавок, кинут пуд презрения. Ну и ладно. А как на счет мужчин? Потому что вслед за леди птичкой, вошедшей в клуб минут десять назад, вошел красавец-мужчина в синем дорогом костюме и с кожаным чемоданчиком в руке. От него пасло за милю холеностью и достаточным обладанием властью. Все говорило о том, что он англичанин. Такими бывают только они. Но при более близком рассмотрении, человек почти в два метра ростом, оказался ярко выраженным "латиносом". Кто бы мог подумать, что у таких, как они, есть такие деньги! Значит, нарко - барон или торговец оружием. А может, кто-нибудь еще. Черт их разберет. Главное, что он здесь должен прилично потратиться. Наши девочки, благо, умеют раскручивать...

Но его мечты так и останутся мечтами.

Куда же держит путь наш " латинос"? Он направился к стойке бара. Легко обогнул один столик, затем еще один, повторил тройку раз свой маневр и оказавшись на месте, сел.

На высоком табурете рядом восседала и спокойно потягивала "Мартини", та самая леди - птичка, так приглянувшаяся швейцару- вышибале.

Быстрая переброска приветствиями.

- Привет.

- Привет.

- Нет, ты сумасшедшая.

- Не понимаю?

Бросает вызывающе - дерзкий взгляд на мужчину. Тот тяжело вздыхает и начинает объяснять, кажется, такие очевидные вещи.

- Ты предлагаешь такой чудесный вариант встречи и в итоге тащишь в та-ку-ю-ю дыру-у. Это означает то, что мы уже, вероятно, засветились. И нас, наверное, запомнили. Мы, как белые вороны среди серой стаи. Да, мы самые настоящие живые мишени.

- О-о, я смотрю, тебя потянуло на философию. Не советую ей сейчас заниматься, не подходящий момент. Во-первых, нас никто не запомнит...

- ??...

- А если такое и случится, то это будем не мы. Во-вторых, я сделала, такую вещь для того, чтобы отвлечь внимание...

- А мне показалось, наоборот.

- Не волнуйся ты так, просто доверься мне.

- Ладно, уговорила.

Мужчина подзывает бармена, и просит налить ему "двойной виски" без содовой. После чего выпивает янтарную жидкость залпом и жестом указывает на пустой стакан.

- Диск с собой?

Следует утвердительный кивок.

- Ну, тогда начнем?

- Когда?

- Сейчас.

Никто не заметил, как "латинос" и леди-птичка, исчезли из клуба.

Никто не видел, как старенькая черная "BMW", отъезжала с заднего двора с двумя пассажирами.

Зато все обратили внимание, на то, как молодая и богатая пара развлекалась и танцевала всю ночь на пролет. Потом они уехали вместе на "Ягуаре", в направлении делового центра города.

Отделение корпорации " Hard and West".

Штат SD.

День.

Маленькая комнатка. Вся уставлена, от пола до потолка, новейшей техникой: компьютеры третьего поколения, принтеры, модемы, камеры и многие другие вещи, в том числе и " Машина виртуальной реальности" аж в тройном экземпляре. Эта комната являлась уменьшенной моделью компьютерного зала - отделении SGI.

- Фу, ну вы и забрались, ребята. Мы уж думали, что никогда не доберемся. Конспирация высший класс, еле найдешь. Поздравляю, мистер Фоул.

- Я тебя предупреждал: не езди ты через центр. Я ведь тебе нарисовал план проезда. Почему не воспользовалась?

- Не хотела привозить с собой "хвост".

- Да ты бы и так его не привезла, если бы воспользовалась моей картой.

- Ну, что со мной поделаешь! Давай лучше о деле поговорим.

Мистер Гарри Фоул. Брюнет, сорока лет, женат. Имеет одного ребенкамальчика десяти лет. В браке считает себя счастливым. Любит семью и работу. Ярко выраженный трудоголик, фанат своего дела. Борется за мир во всем мире. Большой ученый в области биохимии. Бывший сотрудник Пентагона. Большой послужной список, кроме благодарности и денежных премий, имеет награды в области разработок некоторых препаратов, по известной причине название которых не разглашается. В свободное от работы время посещает театр и оперу с женой, с сыном же ходит на бейсбол или в кино. В выходные выезжает со всей семьей на пикник. Помимо всего прочего занимается спортивной рыбалкой. Любит пошутить и посмеяться со всеми. Все его друзья однозначно заявляют, что он душа компании. Без него не обходится ни одна вечеринка.

Но если, вдруг, дело касается его семьи или того, что он считает важным и это оказывается под угрозой, да же если она призрачна - он идет не только по головам, но и оставляет после себя горы и горы трупов, не щадя никого. Жестоко и беспощадно расправляется с врагами. Как он сам выражается по этому поводу: "Врагов не надо жалеть, кем бы они ни были: брат, сват, старик, младенец, родная мать или отец, знакомый - незнакомый человек, муж или жена. Надо уничтожать сразу. Как таракана. Его мори - не мори - он все бегает. Единственное средство против них - так это - если увидел, то бей ботинком, а лучше чем-нибудь потяжелее, тогда убьешь наверняка. Их никогда нельзя оставлять в живых. Если не уверен, что прибил сразу, тогда сделай контрольный - ха-ха-ха - выстрел в голову. Конечно, лучше добивать с одного удара".

Странный он какой-то, вроде бы такой положительный, а говорит такие неумные вещи. Сравнивать человека с тараканом, это уж слишком! Превыше всего. Не зря пословица гласит: "В тихом омуте, черти водятся". Оставим эту тему.

Лучше обратим внимание на то, что происходит в маленькой комнате. Откуда ни возьмись, появились люди в масках. Костюмы, одетые на них, были похожи на костюмы мусорщиков, такие же мешковатые, но только черного цвета. Полуботинки у всех были военного образца. Каждый из "масок" имел при себе: ртутный нож, пистолет девятого калибра, а то и большего, много- много техники: приборы ночного видения, ручные компьютеры и тому подобные прибамбасы. Все также были одинакового роста и телосложения, кроме одного великана, возвышающегося на целую голову над всеми.

- Мы готовы.

Девушка приблизилась к великану, то же облаченная точно в такую же одежду, осторожно коснулась его плеча и деловито начала давать указания к действию.

- Отлично. Повторим еще раз. Операция, по моим расчетам, займет не более пяти минут. Плюс время на рекогсценировку местности и отход. До самого объекта мы доберемся на машинах. У нас есть два "Джипа", в одном из них будет находиться по два "саркофага" с объектами и мы. - Она указала пальцем на себя и великана рядом. - Вы будет, соответственно, в другой машине. Непосредственно на место нас доставит и заберет с операции, военный самолет. Машины нам доставят в аэропорт. На одевание и переодевание должно уходить не более двух-трех минут. Ну, а все остальные детали вы уже знаете, и повторять мы их не будем. Скажите мне еще вот какую вещь. Кто что-то не понял или он в чем-то не уверен, скажите нам лучше сразу.

Все восемь " масок" -молчок.

- Раз так, тогда приступим!

Отделение корпорации " Наrd and West".

Штат SD.

Спустя сорок восемь часов.

- Ну, и как у нас дела? - Спросила вошедшая леди-"птичка" у мачо, сидевшего за компьютером.

Тот от неожиданности аж подскочил на месте. Он все никак не мог привыкнуть к тому, что эта девушка умеет ходить бесшумно. И еще она может заходить без стука туда, куда ей заблагорассудится, в любое время дня и ночи.

Мачо медленно оторвался от дела, которым был занят, и также медленно перевел взгляд от монитора на вошедшую. Глаза его были абсолютно спокойны. Хотя, по идее, он должен быть не доволен, что его отвлекают.

- У нас все нормально.

- И?

- И мы придерживаемся графика. Кстати, будь готова в любой момент.

- Значит уже скоро?

- Вероятнее всего это дело одного-двух дней.

- А как она сама?

- О-о, лучше чем мы думали. Лучше да же, чем мы с тобой. Прости за откровенность, но выглядишь ты ужасно.

От таких слов девушка вспыхнула, как от удара, но быстро и остыла. Конечно, кому приятно, когда тебе говорят такие вещи, а особенно, если ты молода и красива? В этом случае, он прав. Попробуйте не спать третьи сутки. Если бы не транквилизаторы, то она бы уже давно свалилась на ходу. Ничего не поделаешь, раз взялась, то надо доделать до конца и не бросать на пол пути.

- Майкл, я совершенно с тобой солидарна, - она горько улыбнулась, - но сначала, надо завершить этот этап до конца, а затем, можно и отдохнуть.

Майкл на ее слова не смог возразить. Она привела убийственный аргумент. Поэтому ему ничего не оставалось, как только сочувственно покачать головой и поцокать языком.

Выйдя из комнаты, оборудованной под медицинский блок, девушка направилась к группке все тех же людей в масках, стоящих поодаль от двери, из которой она выходила.

- Ребята, мне нужно еще кое - что от вас. И я хотела бы, нет, не хотела, а ... горячо желала выполнения этого задания. Я понимаю, что ваши силы почти на исходе, но простите меня, я вам за них плачу. Еще раз прошу прощения, за жесткость моих слов, но это так и есть. Так вот, мне нужно, что бы вы раздобыли полную информацию об одном человеке... Ориентир вам будет ее имя Дана Скалли...

- Что вам именно нужно?

- Все. Самая подробная информация. Начиная с того момента, когда родилась и, заканчивая тем, с кем, когда и где она потеряла девственность. И не забудьте, все должно быть исполнено по высшему классу. С вами пойти я не смогу, да и Тони тоже. Пусть Билл возглавит операцию. Докладывайте мне лично, через каждые два часа. Мой номер сотового, надеюсь, напоминать не надо? Тогда желаю всем удачи.

Не прошло и двадцати часов, а дело по Дане Кэтрин Скалли лежало уже на столе у леди-"птички". Так называемое "дело" представляло собой огромную кипу бумаг, то есть всевозможные медицинские карты, какие-то бумажки, да же был ее пропуск в ФБР и куча фотографий. Вот несколько: Дана сидит на коленях у мамы и рядом стоят: папа, брат и сестра, Дана идет первый раз в школу; стоит в обминку с парнем, у которого волосы покрашены почти всеми цветами радуги. Одну минутку, а это с кем она сидит на скамейке? Ба-а, да это ж Малдер, собственной персоной. Работа неизвестного фотографа. И когда же сделан этот кадр? На обороте, вроде написано, что в 1999 году. Не столь важно.

Я всегда думала, что наши "маски" не зря едят свой хлеб. Молодцы ребята. Сделали все-таки невозможное. Такая куча информация за двадцать часов, просто фантастика!

С чего бы начать? Глаза просто разбегаются. Нет, сначала нужно поспать несколько часов, а потом уж возиться с "делом". Иначе я больше не выдержу такого напряга. Надо позвонить Тони и сказать, что бы он тоже отдохнул.

Только она собралась взяться за трубку, как раздался звонок.

- Я слушаю.

- Через десять часов.

Это явно был тот, кому она собиралась звонить.

- Значит, у меня есть время для сна или уже...

- Немного есть.

Открыв глаза, Скалли долго лежала неподвижно, боясь пошевелиться. Да же маленькое движение рукой или ногой, отдавалось в голове жгучей болью. Тело ныло, а глаза вообще отказывались видеть. Вместо четких очертаний предмета, перед ними плавали радужные круги.

Что со мной?

Во рту ощущался металлический привкус.

Когда к ней совсем вернулось зрение, она увидела над собой скрытое респираторной маской лицо. Потом подошло еще одно такое.

Трудно было определить, мужчины это или женщины, а может быть и те и другие. На них были надеты синие защитные костюмы, которые надевают для работ с опасными веществами, и не только взрывчатыми, но и биологическими.

Скалли попыталась сказать что-нибудь, но губы пересохли, а голосовые связки не слушались.

В конце концов, что произошло!? Где я?

Что произошло, все знают, но не говорят и не скажут. Если конечно, сами не захотят рассказать. Где вы? Вы, дорогая Скалли, в штате Южная Дакота. А точнее, вы находитесь в так называемом отделе корпорации "Hard and Soft". Еще точнее? Импровизированное на скорую руку отделение интенсивной терапии. Не очень похоже, вы думаете? Ну, оно ведь "на скорую руку". Пока, это все, что вам нужно знать. Отдыхайте, набирайтесь сил. Сон - лучшее лекарство. И главное, не думайте не о чем. Придет время, и вы все поймете.

Прошел всего один день, и Скалли уже смогла самостоятельно ходить по палате, хотя все еще чувствовала слабость во всем теле. С точки зрения врача, ей было не понятно, что такого странного произошло с ней. Самое страшное было то, что она не помнила кусок определенного времени. Ну, например, что случилось с ней, до того как она попала сюда, как долго она находится здесь и многие другие детали выпали из сознания. И самое было удивительное, к ней приходили люди, обследовали ее, делали различные инъекции "голубой водой", постоянно подключали ее к компьютеру и что-то в том же духе. С ней не разговаривали.

Еще через день, Скалли решилась выйти в коридор и прогуляться по зданию. На пути ей встречались люди в военной форме и белых халатах. Ее никто не останавливал и не пытался "загнать" обратно.

Осмелев совсем, Дана начала заходить в разные комнаты и по мере возможности исследовать обстановку в них. Она заметила, что некоторые из комнат открывались специальными пластиковыми картами или имели кодовый замок.

Впечатление сложилось такое, что ты находишься на военной базе или в какой-то крутой компьютерной корпорации, но с другой стороны, можно было сказать, что ты в медицинском центре. Отчасти, все так и было.

Коридор заканчивался застекленной дверью с двумя створками, они тоже оказались на кодовом замке. Подергав их для верности (а вдруг не заперто) и убедившись в том, что они действительно закрыты, направилась в обратном направлении.

Не успела она дойти до своей цитадели, как неожиданно, стеклянные двери распахнулись и к ней быстрым шагом направились двое в военной форме.

- Мэм, мэм! - Кричит один из них на ходу, - Немедленно остановитесь!

Скалли резко остановилась и сразу же почувствовала всю мощь могучих спин, которыми была грубо прижата к стене. В эту же секунду, та большая дверь с грохотом распахнулась, и коридор разом наполнился большим количеством народа. Все были явно чем-то взволнованны. Впереди всех бежал человек в военке, за ним четыре в синих защитных костюмах. Они передвигали на воздушной подушке непонятный предмет, напоминающий гроб или саркофаг, только стеклянный. На его боках четко выделялись зеленые баллоны. За всей этой процессией еще шли человек пятнадцать-двадцать. Их стопы устремились к почти самой дальней двери.

Комната Скалли находилась, примерно, по середине.

Как только суматоха закончилась, ее спокойно препроводили до апартаментов и вежливо посоветовали оставаться на месте и пока больше не предпринимать попыток для прогулки. Если агенту ФБР говорят, что что-то делать нельзя, но если очень хочется, то можно.

Этим преимуществом агент тут же и воспользовалась. Приоткрыв дверь, Скалли сначала долго прислушивалась к звукам, потом приоткрыла еще, что бы понаблюдать - никого. Этот участок здания словно вымер. От нахлынувшего чувства пустоты по спине пробежал легкий холодок, и в желудке сделалось не хорошо.

Не забывая об осторожности, она пробралась к тому месту, где минут сорок назад скрылась толпа со стеклянным гробом. Потоптавшись на месте, все-таки решила зайти в одну из комнат, где кажется, видела модель компьютера которая была более или менее похожа на ту с которой ей приходилось работать.

Наивно было думать, что за ней никто не наблюдает. А как же тогда скрытые и инфракрасные камеры, вмонтированные стены и не только?

Ей, конечно, позволили войти туда, куда надо. И даже дали возможность получить определенную информацию.

Вернувшись к себе, Скалли обнаружила посетителя. Это был один из молодых мужчин, "прижавших" ее к стенке, когда везли стеклянный саркофаг.

- Вас хотят видеть. - Отчеканил он.

- Кто? - С раздражением поинтересовалась она.

Надо же, им захотелось меня видеть. А мне вот уже - нет.

- Пройдемте.

Скалли не собиралась идти с кем-то на встречу в одной больничной рубашке. И сказала об этом "конвоиру". Тот молча указал на кровать, где лежал комплект нижнего белья, джинсы, джинсовая рубашка свободного покроя и кроссовки. "Конвоир" вежливо вышел.

"Неплохо бы голову вымыть. - Подумала она". И стала приводить в относительный порядок растрепанные волосы. Ее немного удивило, что одежда имела точный размер. Покончив с прической и одеждой, она смела шагнула за дверь не думая о том, что будет дальше.

Поднявшись на лифте на четыре этажа выше, Скалли оказалась точно напротив одного единственного оказавшегося здесь кабинета. Обстановка там была исключительно офисной. Мягкая кожаная мебель: диван и два кресла напротив, журнальный столик между ними. В левом углу от входной двери стоял стол и на нем: компьютер, телефон, факс, принтер. В левом углу огромный телевизор с кристаллическим экраном. Стены были обиты красным деревом. Так же имелось большое окно, от пола до потолка, но сейчас оно было занавешено жалюзи и по этому в комнате горело, три лампы дневного освещения. Немного пахло табачным дымом, хотя и присутствовала табличка - "Просьба не курить". Ну-у, не дать не взять, как у заместителя директора Скиннера.

Покинутая "конвоиром", Дана осмотрелась и решила присесть в одно из кресел. Просто ждать стоя не очень-то и хотелось. Как только она так сделала, сразу появился хозяин всего этого. Это оказался Майкл. Он прошел к дивану и плюхнулся на него. Не спрашивая разрешения, достал сигарету и закурил.

Дана решила первой не начинать разговор. Лучше избрать тактику слушателя, хотя ее просто распирало от желания задавать вопросы. К ее глубокому сожалению, мужчина решил сделать то же самое. Слава Богу, она не боится заводить беседы с незнакомыми людьми. Малдер, конечно, в этом деле ас из асов, он сразу находит нужные темы, но, увы, его рядом нет. При упоминании Малдера у нее засосало под ложечкой.

Стряхнув оковы задумчивости, Скалли осознала, что мужчина внимательно осматривает ее. Под таким пристальным взглядом, ей всегда делалось неуютно. Она это хорошо помнит, потому что так смотрел на нее Малдер, когда она первый раз познакомилась с ним.

Так, все, хватит играть в молчанку. Скалли только собиралась было открыть рот, но не успела. Мужчина первым заговорил:

- Давно ли вы имели контакт с мужчиной?

- Что, простите?

Скалли была ошарашена таким началом разговора. Она предполагала услышать все, что угодно, но такого не ожидала.

- Сексом вы давно занимались?

Причем тут это?! Дана тупо посмотрела на него. Но мужчину эта ситуация ничуть не смутила. Он явно показывал, что доволен произведенным эффектом и ждет ответа и намеревается продолжить.

Может быть, встать и уйти? Или врезать ему по наглой физиономии, а уж затем уйти?

Дальше действия развивались не понятно как. Мужчина встал, прошелся по кабинету взад-вперед, остановился возле окна и стоял там какое-то время. Потом подошел к креслу, где сидела Скалли, взял ее за руку и притянул к себе так, что между ними не осталось и дюйма. Агент ФБР мгновенно вспомнила уроки самообороны, которым ее обучали в Квантико. И все свои знания попыталась реализовать на практике. Самое обидное было то, что противник оказался намного сильнее, чем показалось на первый взгляд. Она да же не смогла пошевелить рукой.

Борьба продолжалась не долго. Инициатором прекращения боевых действий выступил "сильнейший". Он немного ослабил хватку.

Как только Скалли смогла отпрянуть от него, то сразу с ненавистью взглянула в лицо и чуть не подавилась собственным криком. Оказалось, что на нее смотрит не лицо того, с кем она беседовала, а ... Малдера.

Она настолько растерялась, что ничего не смогла сказать, кроме приглушенно-хриплого, со странной вопросительной интонацией и вдобавок, с запинкой, хотя всегда, с первого раза произносила "до боли знакомое": " Мал-дер?".

- Скалли?

Тем временем, бесшумно открывается дверь позади Малдера, показывается чья-то рука, а в ней пистолет. Затем следует почти неслышный хлопок и Малдер потихоньку оседает на пол. Бурое пятно мгновенно расцветает в области левой лопатки, как мак при первых лучах солнца. Скалли стремглав кидается к нему, переворачивает, пытается прощупать пульс, но безрезультатно. Ей ничего не остается, как только звать на помощь и надеяться на лучшее. Понимая, что никто ее не услышит, что уже слишком поздно и напарнику - другу ничем не помочь, она в беспомощности прижимает его к груди, и неудержимые слезы катятся из глаз, затуманивая взгляд. Дикая боль разрывает мозг и сердце на мелкие части и разбивает все, что так дорого. Ей кажется, что она падает в яму и начинает бесконечное падение во тьму. Все происходит, как во сне. Сон, сон, сон, сон, сон, сон...все в тумане....

Местная федеральная больница округа.

Вашингтон, округ DC.

Медицинский блок № 453.

3:10 (ночь).

Сон? Да, сон. Уф! Приснится же такое!

Сердце бешено стучит, загнанное дыхание, взмокшая пижама, волосы и еще...о-о, солоноватый привкус на губах. Откуда он взялся?

Дотянувшись до ночной лампы (стоящей на тумбочки возле кровати) и включив ее, стало ясно, откуда взялся этот вкус. Из носа шла кровь. По мере того, как Дана рассматривала кончики перепачканных пальцев, к ней возвращались, те жуткие воспоминая из недавнего прошлого.

Так начиналась ее болезнь. Болезнь, которая называлась страшным словом "рак". Бог миловал и все закончилось благополучно. Малдер спас ее. Он вовремя нашел "лекарство".

Если это повторится еще раз, Скалли больше не сможет выдержать. У нее не хватит сил, бороться одной. Тогда было не так страшно, Малдер был всегда рядом, а сейчас...

Ладно, ладно, нужно взять себя в руки. Ничего страшного, подумаешь кровь. Ерунда какая.

Остаток ночи Дана провела в бессоннице.

За дверью двое. Разговаривают шёпотом.

- Я тебя предупреждала...

- Я же не знал, что будет такая реакция.

- А какая она по-твоему, должна быть?

- Точно уж не такая.

- Ты перегнул палку

- Это как посмотреть. В конце концов, ты сама могла это сделать.

- О, уже четыре часа. Давай быстрее.

- Быстрее не могу. Нужно его хорошенько убрать или может быть ты хочешь, чтобы его увидели?

- Не хочу. Но, пожалуйста, поспеши. Я помогу...

- В следующий раз мы будем без него.

- Хорошо, хорошо.

- Я готов.

- Все, все. Уходим.

Настало утро, а Скалли только уснула. Сон продолжался не больше часа. Ее разбудил врач, вошедший в палату. Он делал обычный обход больных.

- Ну, что? Как мы себя чувствуем?

Заглядывает в больничную карту, вчитывается. Потом берет стетоскоп и слушает. Сердце бьется нормально, легкие дышат, здесь порядок.

- Голова не болит, не кружится?

- Да нет.

- Мне кажется, вас что-то беспокоит. Ночь была проведена без сна. - Он это все не спрашивал, а всего-навсего утверждал.

От врачей почти ничего нельзя скрыть, но Дана все-таки умудрилась ответить на вопросы уклончиво. Во-первых, она умолчала о шедшей крови из носа, во-вторых, долго убеждала, что спала она нормально, просто рано проснулась. Врач не настаивал на правдивости. Он видел пациента насквозь.

- Вас можно выписывать. Синяки и царапины пройдут, а память в скором времени восстановится.

Он сделал несколько пометок в карте и отдал на подпись. Медсестра принесла Скалли одежду.

- Вот, здесь все, что вы просили. - Сказала она и положила сверток рядом со Скалли.

- Такси за вами приедет через двадцать минут. - Бросил, уходя, доктор.

- Спасибо.

Развернув сверток, Скалли резко отдернула руку, как-будто обожглась. Нижнее белье, джинсы, джинсовая рубашка свободного покроя и кроссовки смотрели на нее явно издевательски. Это только сон и нечего сравнивать его с реальностью, совсем разные вещи. Разозлилась она на себя. Может быть такую одежду всем покупают, ну пусть, большинству. Кстати, это очень удобный выбор одежды. Всем подойдет. Я, межу прочим, сама сказала, чтобы одежда была простой. Мне и купили то, что просила.

А вот интересно, все медсестры научились узнавать размер одежды пациенток до полного совпадения или они "попадают пальцем в небо"?

Придя в холл, Скалли заглянула в регистратуру. Там ей выдали ее сумочку и телефон. Сверив наличие вещей с полученным списком, и подписав все, что нужно, Скалли направилась на выход. Лучше уж подождать такси там и подышать свежим воздухом, а то больничный запах за три дня как-то поднадоел. Она вообще не любила такие запахи. Ей достаточно часто приходилось его вдыхать, бывая в роли паталогоанатома.

Такси прибыло ровно через двадцать минут. За рулем сидел симпатичный молодой парень, латиноамериканской наружности. Он приветливо улыбнулся пассажирке.

- Куда едем?

- В Джорджтаун.

Пока они ехали, парень несколько раз бросал недоуменные и заинтересованные взгляды на свою пассажирку, но так и не решался заговорить.

Довезя ее, он не взял плату, объяснив, что она ему очень понравилась, а с симпатичных пассажирок он иногда денег не берет. Сегодня именно такой "иногда".

Джорджтаун, DC.

Квартира Скалли.

Очутившись в своей квартире, Скалли первым делом проверила свой автоответчик, затем проверила малдеровский телефон. Прослушанная информация осталась прежней, без изменений. Но ее почему-то, что-то напрягло, задело в услышенном. Да нет, показалось.

После этого, она позвонила Скиннеру. Он поздравил ее с выздоровлением и обещал навестить, сегодня, часиков этак... в восемь.

Времени еще навалом и в связи с этим, Скалли решила принять ванну. Смыть с себя всю грязь и тяжесть, навалившихся ей на плечи за последние несколько дней. И избавиться от этого противного больничного запаха.

Пока наливалась вода, она включила телевизор. Прокрутив все каналы (а их было не менее тридцати), и не найдя ничего интересного, Дана остановилась на выборе канала, где играла одна только музыка. Кстати, у нее даже было несколько любимых групп и певцов. Сейчас там выступала Cher со своей песней "Runaway". Малдер говорил, что ему нравится, как она поет. Тогда оставим ее, пусть поет.

Когда ванна была готова, Скалли добавила из флакончика что-то приятно пахнущее и с наслаждением погрузилась в ароматную пену. Потихоньку напряжение отступило на второй план, давая выход другим более приятным эмоциям и ощущениям. Через какое-то время эти эмоции тоже ушли, и их место заняло непонятно откуда взявшееся чувство неуюта. Сначала оно было ненавязчивым, но потом просто затмило собой все.

Это чувство она испытывала тысячу раз, когда оказывалась в опасной ситуации. Его как только не называли и "шестое чувство", и "женская интуиция", и "предвидение", и "ясновидение", в общем, кто как. Она и Малдер предпочитали называть его "профессиональной интуицией". Но еще очень редко Малдер обзывал его "наитие".

Что же ее так встревожило?

Она как можно спокойнее, без суеты, выбралась из ванной, не спеша, прошла к тому месту, где лежал ее пистолет, а он находился в тумбочке на которой стоял телевизор. Зачем-то делая вид, что что-то ищет, выдвинула ящичек, пошарила хорошенько в нем и в итоге достала то, что искала. Обследовала все комнаты (их было три, вместе с кухней), но ничего не нашла, кроме, двух вещей, которых не было раньше: первая - неплотно закрытая входная дверь и вторая телевизор не на том канале. Если правильно рассудить, то не так все необычно, как кажется на первый взгляд.

Начнем с того, что входную дверь я могла плохо закрыть за собой, и закончим тем, что просто не обратила внимания на канал, который включила.

По телевизору шла реклама компании, которая делает телефоныавтоответчики. "Покупайте телефоны - автоответчики нашей фирмы. Они вас никогда не подведут в нужную минуту. Прекрасный дизайн. Кассета легко вставляется и вытаскивается, одним нажатием на кнопку. Никогда не застрянет. Телефон - автоответчик фирмы Sony прекрасный подарок. Будут довольны все: и жена, и дети, и даже теща. Если вы позвоните прямо сейчас, то получите бесплатно в подарок, двадцать кассет, новый телефонный справочник и запасную трубку. Наше предложение стоит ..."

Sony, по-моему, у Малдера точно такой... телефон... автоответчик. Она мгновенно схватила трубку, набрала номер-код и внимательно вслушалась в каждое сообщение, в каждое сказанное слово.

Вот оно! Это то сообщение, в котором Малдера просили поторопиться на важную встречу. В тексте произошли незначительные изменения, сразу, которых было не уловить:

- Малдер, это я! Где тебя черти носят?! Я взяла то, что ты просил. Бабочка. Жду тебя, где и договорились, но не более получаса. Поторопись. Это о-очень важно.

И еще одно, голос говорившей изменился. В нем не слышалось тревоги, он был совершенно спокойным.

Раздался стук и в проеме двери показался силуэт мужчины. Скалли мгновенно среагировала и направила пистолет в ту сторону. Черное отверстие пистолета смотрело прямо в ... лоб заместителя директора Скиннера.

- Агент Скалли, не стреляйте! Это я!

Сканнер стоял с чуть поднятыми руками, и на лице его было написано великое недоумение.

- Уолтер. - Облегченно выдыхнула его имя Скалли.

- Скалли, опустите, пожалуйста, пистолет. - Попросил заместитель директора.

- Ох, простите, сэр.

В воздухе витала такая напряженность, что казалось вот-вот прогремит гром. Нужно было как-то разрядить обстановку. Самый простой способ, это пошутить, пусть и неудачно, так и поступил заместитель директора ФБР.

- Неужели я так ужасен, что вы схватились за оружие?

- Нет, сэр. Но если вы без очков, тогда...

Скиннер сразу заулыбался, и Скалли ответила тем же. Вроде бы немного помогло.

- У вас сломана дверь? - С этими словами зам директор закрывает дверь и, не дожидаясь приглашения, проходит в комнату.

- Нет.

- Значит, вы обычно держите ее открытой?

- Да нет же!

- Тогда объясните, что здесь происходит? - Вопрос прозвучал жестко и требовательно, короче, как обычно.

- Ни... - Скалли попыталась увильнуть от такого разговора.

Но проницательный взгляд глаз Железного Винни заставил ее замолчать на полуслове. Взгляд давал ясно понять, что вранье здесь не пройдет. Но Дане почему-то нестерпимо захотелось соврать.

Сначала она была готова ему все рассказать и даже попросить о помощи, но неожиданно для себя передумала. Скиннер, конечно, много раз помогал ей и Малдеру. Но она так же, прекрасно помнила, что именно с его наводок им всегда мешали: забирали важные документы, вещественные доказательства, порочили их имена, устраивали каждый день проверки перед начальством, ну и тому подобное. И она почти уверена, что Малдер у них.

У меня есть два варианта. Скиннер может помочь, а может и отказать. Пока не попробуешь один из них, то не поймешь, какой - правильный.

Скалли сделала свой выбор. Она вздохнула и продолжила первоначальную версию. Объяснила все тем, что к ней никто не проникал, ей просто показалось, а дверь она забыла закрыть. Увидеть кого-либо в двери не ожидала и испугалась. А за оружие, схватилась по привычке.

- Вы уверены, что так и было? - С недоверчивым видом произнес зам директор ФБР, потом тут же поправил себя. - Не обижайтесь на мой вопрос, я тоже его задал по привычке.

Скалли уже было подумала, что он уличил ее во лжи, но нет, ничего не случилось. Она его, наоборот, очень даже убедила. По крайней мере, если Скиннер в чем-то засомневался, то этого не показал. Или показал?

- Я ведь пришел не только за тем, чтобы спросить о вашем здоровье. У меня есть кое-что для вас.

Скиннер запустил руку в карман пиджака и вытащил оттуда запечатанный желтый конверт и протянул Дане. Обычно на таких конвертах ставится пометка "срочно" и "вручить лично". А еще то слово, которое Скалли не очень любит. Называется оно - "совершенно секретно". Ну точно, так и есть. В верхнем левом углу стоит штамп и на нем отчетливо написано:

Совершенно секретно.

Отдел "Секретные материалы".

Вручить лично агенту ФБР - Дане Кэтрин Скалли.

- Этот заказной конверт принесли сегодня утром, через посыльного на имя заместителя директора ФБР.

- На ваше имя?!

- Гм... - Скиннер сильнее спиной уперся в диван, как-будто хотел в нем раствориться. - Нет, на имя Марши Купер.

- ???

- Мы были так же удивлены, как и вы.

Скалли вскрыла конверт и достала кассету размером с мизинец. И сразу стало ясно, что ее можно будет прослушать только на автоответчике. После того, как эта маленькая черненькая кассета оказалась в нужном устройстве, из динамиков "полился" приятный мужской баритон немного с хрипотцой.

Запись была высшего качества. Никакие посторонние звуки не присутствовали, "задний фон" пленки оказался чистым. Поэтому, что-либо выяснить, например, где записывалась кассета, в каком месте не - представлялось возможным. Как говорят: "Чисто сработано".

Послание оказалось достаточно коротким. Мужчина предлагал Скалли прийти на встречу к нему. Сказал, что у него есть сведения, касающиеся Малдера. Единственным условием его было то, чтобы она пришла одна. В противном случае выполнение помощи будет невозможным.

Голос был достаточно убедительный. В нем чувствовалась уверенность и некая превосходящая сила.

Теперь всем присутствующим стало ясно, что Малдер не просто исчез, а у него неприятности и по всей вероятности - гигантские.

Скиннер отмалчивался. Его брови были сведены, и лоб пересекала глубокая морщина. Взгляд его серых глаз неподвижно застыл на экране все еще включенного телевизора. Потом он повернулся к Скалли и произнес слова с такой суровостью, что ей сделалось не по себе.

- Агент Скалли, я думаю, нам с вами нет больше смысла играть в кошки-мышки.

От такого заявления, Скалли чуть не свалилась с дивана, но быстро овладела собой.

- Я не понимаю о чем вы?

- Да перестаньте! - Скиннер повысил голос. - Мне кажется, мы с вами прекрасно поняли друг друга. Так что давайте на чистоту! Вы мне не доверяете. Да, согласен. Я в прошлом совершал ошибки, но по мере возможности старался исправить их... и до сих пор стараюсь... Но ведь я вам тоже помогал и неоднократно. Ну, разве я не заслужил хоть немного вашего доверия?

- А разве я не вас видела постоянно в обществе Курильщика? Одного этого достаточно, чтобы я вам не доверяла. Откуда мне знать, что вы не с ними? Скалли тоже вскочила и встала лицом к лицу с зам директором ФБР.

- С этим покончено. Я не знаю, как вам доказать, но поверьте, сейчас я на вашей стороне! Я прекрасно понимаю ваши чувства и знаю, что вам тяжело. Но одной вам не справится... Слишком много всего.

- Вот именно. - Скалли перевела дыхание и чуть понизила интонацию. Поймите и вы меня. Да, вы правы. Мне одной не справиться. Но лучше уж быть одной ...

- Неужели вы не понимаете! Если вы пойдете одна, они вас разорвут в клочья. Я их знаю. И вы ничего не добьетесь, только усугубите все.

- Сэр, я не могу рисковать жизнью Малдера.

- Вы рискуете не только его и своей - тоже, а этого я допустить не могу. Скалли, вы же знаете. Я всегда, как мог, защищал вас перед ними.

- Сэр, я это знаю и я вам благодарна. Я ведь знаю, почему вы так к нам относились. Вы не могли распоряжаться собой, они давили на вас и вам приходилось играть по их правилам, и в тоже время вы помогали нам. У вас тогда не было выбора. А вдруг они узнают, что вы опять помогаете нам, что тогда будет? Да, Курильщик умер, но я уверена, что кто-то занял его место и продолжает делать то, что делал он.

- Все может произойти, но сейчас я уверен только в одном. Что Малдеру и вам нужна моя помощь. - И потом добавил, но почти шепотом. - И мне, вероятно, она тоже скоро потребуется. Решайтесь же...

И Скалли решилась. Все или ничего.

Она рассказала обо всем, что с ней происходило до того, как она попала в больницу. Потом упомянула об измененной записи на автоответчике у Малдера.

Интересным было то, что в обеих записях фигурировало пресловутое кафе "Бабочка".

Кафе " Бабочка".

19.30 РМ

Скалли вошла в кафе ровно в половине восьмого, как и просили ее. Пройдя в глубину зала, села за свободный столик, который находился почти напротив дверей. Ей было хорошо видно, кто входил и выходил из заведения. Здесь было не очень много народа, присутствующее большинство вероятно завсегдатаи.

Так она просидела примерно минут двадцать. Никто на нее не смотрел и никто не подходил к ней, за исключением официанта. Это был молодой симпатичный юноша, с голубыми глазами и с белокурыми волосами, чуть отдающие в рыжину. На вид ему примерно лет двадцать. Вероятно студент, подрабатывающий себе на жизнь или от нечего делать. Лучше конечно работать, тогда в голову не будут лезть дурацкие мысли. Ну такие, как побаловаться наркотой, там, спиртными напитками и прочей чушью. У молодежи такого возраста, как и он, не редко возникают такие мысли направленные в пагубное русло.

Предавшись раздумьям, Скалли и не заметила, как в кафе вошел мужчина в зеленом костюме и направился прямо к ее столику. Она обратила на него внимание только тогда, когда он уже был на расстоянии вытянутой руки от нее. Он улыбнулся и промурлыкал своим приятным баритоном похожим на голос с кассеты.

- Добрый вечер, специальный агент Скалли.

В ответ Скалли кивнула.

Не спрашивая разрешения, незнакомец опустился на стул напротив нее. Как только он сел, сразу подошел тот молоденький официант и предложил меню. Не открывая его, мужчина заказал кофе и себе, и Скалли. Та даже не успела возразить.

- Простите, я взял смелость на себя сделать заказ. Надеюсь, вы не против чашечки кофе "по-турецки"?

Через минуту вернулся официант с подносом и выставил на стол две маленьких темно-синих чашечки с дымящимся кофе.

Зеленый костюм вытащил из кармана сигарету и собирался закурить, но тут же вспомнил, что он не один и спросил разрешения у Скалли, не против ли она по поводу табачного дыма? Дана только качнула головой в знак того, что она не против. Воспользовавшись разрешением, мужчина глубоко затянулся и выпустил тоненькую струйку дыма в потолок.

Воцарилось тягостное молчание. Скалли и мужчина в зеленом костюме молчали.

- Агент Скалли, - наконец начал он. Я пришел вас предупредить. За вами и вашими действиями пристально наблюдают. Кто они, я не знаю, и что хотят от вас, мне тоже не известно. Но мне известно только одно, вам грозит серьезная опасность, будьте очень внимательны. Не делайте опрометчивых поступков, крепко подумайте, не в обиду вам будет сказано, прежде чем предпринимать какие-либо действия. От этого всего зависит ваша жизнь и жизнь вашего напарника. Один неверный шаг и все может рухнуть. Последствия этого могут быть ужасны. Делайте только то, в чем вы уверены на сто процентов, а лучше всего на сто один. Один процент держите про запас, он вам очень может пригодиться.

Скалли слушала внимательно, не прерывая собеседника. Когда он закончил говорить, тогда настала ее очередь. Но она задала почему-то только один вопрос, хотя у нее их было много.

- Где Малдер?

- Мне известно лишь то, что ему сейчас очень тяжело, но он борется, хотя силы его уже на исходе.

- Где Малдер? - Требовательно повторила она свой вопрос.

- Я же сказал, что не знаю. Точное его место нахождение мне не известно.

- Почему я должна вам верить?

Этот сложный вопрос так и остался без ответа. Мужчина больше не обращал внимание на Скалли. Он встал и быстро начал пробираться через толпу. Она тоже поднялась и ринулась за ним, но не смогла догнать.

Кафе почему-то в раз заполнилось таким количеством народа, что ей даже пришлось "поработать локтями", чтобы пробиться к выходу. Но все было бесполезно. Он ушел.

В кармане зазвонил телефон.

- Скалли слушает.

- Агент Скалли, это зам директор Скиннер. Мы кое-что выяснили. Подъезжайте.

- Хорошо, я сейчас буду.

После этих слов Скалли нажала кнопку "отбой". Огляделась еще раз по сторонам и пошла к машине стоящей на стоянке напротив кафе.

Штаб квартира ФБР.

Эдгар - Гувер - Билдинг.

Кабинет зам директора У. Скиннера.

9.05 РМ.

Скалли прежде, чем войти в кабинет постучала. Подождала немного. Потом постучала еще раз, но уже более громко. После вторичного стука ей открыли.

Не успела она перешагнуть порог, как ее приветствовал гул голосов. Они принадлежали... Байерсу, Ленгли и Фрохики!

Эта "святая троица" являлась владельцами журнала "Одинокий охотник" и она же подбирала для его статей материалы. Этот журнал очень популярен, конечно, в определенных кругах. Его читают в основном люди, которые помешаны на летающих тарелках, "зеленых человечках", раскрытие заговоров правительства против американского народа, снежном человеке, оборотнях, ну и тому подобных вещах. Эта троица утверждает, что некоторые факты действительно имели место быть и в реальной жизни тоже. Самое сложное было для них, это сохранить доказательства тем явлениям и действиям, которые они описывают. Обычно, все найденные ими подтверждения, как вещественные, так и письменные, уходили сквозь пальцы, как песок. Их было почти невозможно удержать. Либо они сами "портились", либо их "портили", либо просто и незаметно для всех - изымалась, но они никогда не теряли надежды найти новые доказательства.

Скалли тоже всех поприветствовала. К ней подошел Фрохики и протянул папку. В нее был вложен лист и одна фотография, а точнее, ее компьютерная распечатка. Никаких записей на папке, какие она обычно привыкла видеть, да и какие должны быть, не было.

Мелкий шрифт и плохо пропечатанные буквы - читались тяжело, а Дана, как на зло, не взяла очки. Теперь они ей бы пригодились. Из-за этого сильно пришлось напрягать зрение.

С горем пополам она дочитала. Текст содержал короткую биографию какого-то человека. Некоторые места были подчеркнуты желтым маркером, а три места красным. " Погиб при исполнении служебных обязанностей ...", "...Пентагон..." и "... совершенно секретно...".

Потом взглянула на фотографию. Вот это да! На нем был изображен улыбающийся мужчина, с которым, она уже сегодня имела честь общаться. Только тут он выглядел лет на двадцать моложе.

Пока Дана изучала дело, все собравшиеся молчали. Как только она подняла на них глаза, Ленгли сразу поинтересовался:

- Ну и как?

Дана еще раз взглянула на листок и ответила вопросом на вопрос:

- От куда это у вас?

- Да это, мне просто как-то раз довелось просмотреть некоторые военные организации. Искал разгромной материал для статьи по просьбе одного знакомого. Нашел кое-что, но потом оказалось не то, что нужно. Ну так, решил кое-что скачать. Все не успел, у них хорошая системная охрана. Мня чуть было не засекли, но я быстро "ушел"

Как только "хиппи" закончил часть своего повествования, разговор подхватил рыжебородый Байерс:

- После прочтения всех материалов, мы были изрядно удивлены. Нам впервые пришлось столкнуться с таким. Сейчас объясню. Вот, например, если принять, всю полученную нами информацию за сто процентов, то получается, что приблизительно сорок процентов явные "пустышки", процентов десять - действительные, а оставшиеся - кто его знает. Десять процентов состоят из двадцати пяти досье. В них говориться о людях с одинаковой судьбой. Всех их объединяет то, что они штацкие лица, почти одинакового возраста, почти одинаковой внешности, почти с одинаковым характером, почти с одинаковыми физическими возможностями, с одинаковым местом работы и даже заканчивают свой жизненный путь одинаково.

- Здесь прослеживается явный специальный отбор, имеющий не просто случайные совпадения. - Подвел под все завершающую черту Фрохики.

Скиннер был немного всем этим шокирован и кроме загадочного "Угу" "выдавить" из себя ничего не смог, по крайней мере, минуты две. Придя в себя зам директор начал засыпать "Одинокого охотника" уточняющими и проясняющими вопросами, но в целом все было также туманно.

Скалли прислонилась к дверному косяку и тяжело вздохнула. Она осознала, что потихоньку начинает путаться. В темной комнате, искать черную кошку, почт невозможно.

- Агент Скалли, - Хотел было обратиться к ней Скиннер с каким-то вопросом, но увидев ее замученное состояние, передумал. - Вы неважно выглядите, вам лучше поехать домой и отдохнуть. Я вам вызову такси.

- Нет, спасибо. Я бы хотела взять машину агента Малдера, если это возможно. - Согласилась Скалли, потому, что она действительно не важно себя чувствует.

- Да, конечно. Она в подземном гараже. Я попросил, чтобы ее туда отогнали и сделали ключи. Вот, возьмите. - И Скиннер протянул ключи. Если будет новая информация, я позвоню.

- Спасибо, сэр.

Арлингтон, DC.

Квартира Малдера.

10:10 РМ.

Скалли хотела приехать к себе домой, но случайно (?) свернула не в том месте, затем где-то еще два раза не в том и в итоге оказалась возле дома напарника, а затем и в самой квартире.

Помещение было опечатано. На дверях красовались две желтые полицейские ленты с устрашающей надписью: "Не пересекать" и "Полиция". Но к работникам ФБР эта надпись не относилась. Они имели право на пересечение запретных зон и не только полицейских.

В комнатах царил такой же хаос, какой она увидела после погрома.

Приведя все в относительный порядок, на сколько это было возможно, и покормив рыбок, Скалли опустилась в любимое кресло Малдера и устало закрыла глаза. Но тут ее охватило желание посмотреть альбом с фотографиями Малдера.

Она полезла в нижний ящичек стола, достала его, но долго не открывала, а просто сидела и смотрела на потускневшую от времени обложку, с интересным узором и наклеенными разноцветными сердечками по краям, которые тоже потеряли былую яркость, но все же притягивали взгляд.

" Интересно, кто их наклеил, Саманта или Фокс? А сзади есть?"

Когда Дана стала переворачивать альбом на другую сторону из его недр выпала фотокарточка, размером 9х13. На ней была изображена она и Малдер, стоящие перед большой елкой в торговом центре, это было на следующий день после Рождества. Год 1998.

Да, канун Рождества у них получился веселенький. Все началось с того, что Малдер сказал, что у него есть очень важное дело и просит ее присоединиться. У Скалли на этот день были намечены совсем другие планы, она всеми правдам и не правдами пыталась увильнуть от его предложения, но не смогла. Ну а как она могла отказать? Он ведь так горячо убеждал, что она ему нужна, необходима, что он просто не справится без нее. Пришлось уступить.

Когда они наконец-то оказались на месте, ее взору открылся удивительный, но и в тоже время ужасающий вид. Перед ними возвышался трех этажный дом, постройки примерно 19 века; заброшенный сад с прогнившими деревьями и кованные огромные ворота с причудливым узором. Все это вызывало невольный трепет и подсознательный страх перед неизвестным. Прямо, как из рассказов Стивена Кинга.

Малдер был потрясен тоже, но в меньшей степени. Сложилось такое ощущение, что он ожидал увидеть, что-то подобное этому. И тут Скалли все поняла. Совсем она в этом убедилась, когда Малдер задал ей один вопрос:

- Скалли, ты веришь в приведения?

Но она не жалеет, что так встретила Рождество. Оно ведь кое-чему ее научило и за это надо благодарить напарника.

Картина воспоминаний исчезла, ее прервал раздавшийся стук.

Скалли ни как сначала не могла сообразить, откуда доносится этот стук, ставший уже настойчивым. Так это же стучат в дверь.

Дана распахнула ее и тут же отступила в глубину комнаты. Перед ней стояли четыре человека в военной форме. Один из них протянул раскрытое удостоверение и громкогласно произнес:

- Специальный агент ФБР - Дана Скалли?

- Да-а... - удивленно ответила она, быстро пряча фото в карман.

- Вас немедленно хочет видеть генерал Гоустон.

Не успела Скалли и возразить, что никакого генерала Гоустона она не знает и тем более не имеет желание с ним встречаться, как ее взяли в "кольцо" не давая право выбора.

Они полу принужденно затолкали ее в машину, где она оказалась зажатой между двумя "бугаями". Так были предупреждены все попытки, которые Скалли могла бы устроить, что бы избавиться от их "ненавязчивого" присутствия.

Генерал Гоустон, знакомое имя. Кажется, Малдер как-то, между прочим, упоминал его. Но с чем это имя было связано, сейчас уже трудно сказать. Она слышала-то его всего один раз.

Вдруг, машина, в которой ехала она, резко повернула вправо, а потом влево, как бы объезжая препятствие, непонятно откуда возникшее на чистой дороге.

- Черт возьми! - выругался водитель.

Скалли увидела через ветровое стекло, быстро исчезающую черную "BMW". Вероятно, она и послужила им "препятствием".

На рассвете, они остановилась у обочины, и больше уже никуда не двигались.

По прошествии небольшого промежутка времени к ним подъехала кавалькада, состоящая не много не мало из четырех машин. Скалли легонько вытолкнули из салона и подвели к одной из таких машин. На встречу ей вышел человек в зеленом твидовом костюме. Конвоиры Скалли отдали ему честь и не дожидаясь разрешения удалились.

- Так значит вы и есть - агент Скалли? - начал без предисловий "Зеленый костюм".

- А вы, я так понимаю, генерал Гоустон? - парировала Скалли.

- Хм...- фыркнул "Зеленый костюм", пристально разглядывая собеседницу. Да, я генерал Марк Гоустон. Обычно, своего имени я не называю в целях безопасности окружающих, за исключением очень редких случаев, но для вас я сделал исключение. И теперь вы, одна из тех немногих, кто его знает. Простите, что вот так все получилось, что вас сюда привезли силой, но иначе было никак нельзя. Нам нужно с вами поговорить.

Мужчина взял ее под локоток и они пошли вдоль шоссе в обратном направлении, но все время оставаясь на виду и в радиусе досягаемости следящих. Пройдя метров десять "Зеленый костюм" остановился и только теперь начал разговор.

- Агент Скалли, я хочу вам предложить выгодную сделку, которую, думаю, устроит и вас, и меня.

- Да, и что же вы можете мне такое предложить? - съязвила Скалли.

Ее собеседник только поджал губы, пожал плечами и безапелляционно предложил:

- Я сохраню вам жизнь и более того, я сохраню жизнь вашему агенту Малдеру и даже попробую помочь ему.

Видя небольшое замешательство, в которое пришла от такого ответа Скалли, "Зеленый костюм" воспользовался этим и окончательно решил "добить" ее:

- Молчание, знак согласия. Мне, кажется, я правильно вас понял. А рас вы согласны, тогда позвольте, я продолжу дальше. Я сделаю то, что обещал, тогда как вы сделайте мне взамен, всего лишь... в общем, я хочу, что бы вы вызвали из архива свой отчет по "Далласу" и вписали туда одно известное вам имя... "Курильщик". И в знак того, что я честен с вами и собираюсь сдержать свое слово, я хочу это доказать вам. Давайте вернемся к машине.

Он показал Скалли небольшую видео- запись сделанную внутренними камерами слежения. Пленка была не очень высокого качества, поэтому сразу трудно было сказать, кто на ней изображен. Человек находился в каком-то помещении, без окон, без дверей; лежал на полу, в неестественной позе, полуобнаженный, тело его била мелкая дрожь, ничего не выражающие глаза были широко распахнуты и взгляд их был устремлен куда-то в потолок.

В комнату вошел мужчина в белом халате (значит, дверь все-таки есть) в руке его был зажат шприц. Он подошел к человеку, грубо перевернул его на живот и сделал укол в основании шеи. Введенная жидкость начала действовать мгновенно. Тело дергаться в конвульсиях, рот беззвучно открывался и закрывался, ему явно не хватало воздуха. Потом все закончилось, и он затих.

По экрану портативного телевизора поползли полосы, ознаменовавшие конец записи.

При виде всего этого у Скалли перехватило дыхание до такой степени, что сердце закололо, а кулаки сжались так, что ногти до боли впились в кожу. Под конец съемки она смогла разглядеть не ясные черты лица и узнать их. Ошибки быть не могло - это Малдер.

- Сожалею...- Произнес с грустью "Зеленый костюм". Скалли никак не отреагировала.

- Боже мой, Малдер.- Она все еще находилась под огромным впечатлением.

- Видите, я честен с вами. Я не обманываю вас. - Этими словами он попытался смягчить нанесенный удар. Но это было бесполезно, Скалли все еще прибывала в ступоре. Такое на нее находило крайне и крайне редко, всего второй раз за жизнь. Первый раз, когда умерла сестра и второй - сейчас.

Видя ее состояние, "Зеленый костюм" позволил себе приобнять агента за плечи. Даже таким людям, как она, требуется поддержка.

Скалли очень быстро пришла в норму, чем немало поразила "Зеленого костюма". Не попрощавшись, она направилась к ждавшей ее машине, на которой и была доставлена сюда.

После того, как машины увозившие Скалли скрылись из виду, на их место подъехал старенький, черный "ВМW". Мужчина в зеленом твидовом костюме подошел к двери со стороны водителя и постучал в окно. Тонированное стекло немного приопустилось образовав маленькую щелочку. "Зеленый костюм" пропихнул в эту щелочку сложенный на четыре части листочек из голубоватой бумаги и мгновенно отшатнулся от машины. Она сразу же рванула, как говорится: " с места - в карьер".

Мужчина не уезжал до тех пор, пока "ВМW" не пропал из поля зрения. Он постоял еще немного, потом резко развернулся и решительным шагом направился к учтиво открытой двери.

Где-то в Северной Америке.

Местное время. Ночь.

Прошел всего лишь день, с того момента, как старенький, черный "ВМW" принял депешу - голубой листочек сложенный вчетверо.

Сейчас эта "разволюшка" с выключенными фарами, почти бесшумно подкатила к железным воротам, за которыми возвышалось десяти этажное здание. Машина развернулась и стала носом в обратном направлении на противоположной стороне дороги. Она не двигалась ни назад, ни вперед.

Дворники, включенные десять часов назад, продолжали натужно расчищать снег постоянно налипавший на ветровое стекло. За окном температура не превышала минус десяти градусов по Цельсию. В машине кондиционер работал на полную мощность, поэтому особого холода и не ощущалось. Но стоило выйти из нее, как тебя тут же пробирал мороз до мозга костей. Спасали только дутые теплые куртки, ботинки на меху, да шапки.

Взгляды находившихся в машине двоих были прикованы к железным воротам. Напряженная тишина, заполнившая сбой все пространство очень давила на нервы, а они были на пределе. Но с этим поделать ничего было нельзя, оставалось только запостись, как можно большим терпением и ждать, сколько потребуется.

Ночь приближалась к своему завершению, до восхода осталось меньше двух часов. После чего, машина будет заметна, как огромное бельмо на глазу. Небо уже расчистилось, но снег все продолжал идти.

Наконец-то ворота раскрылись, черт их подери, и к двоим быстрым шагом шел человек. Он был без теплой одежды, ее заменял легкий, белый халат, наверное, он решил, что замерзнуть не успеет. И действительно, не успел он подойти, как из машины уже выскочили и спешили к нему на встречу. Перебросившись парой слов, человек в халате заспешил обратно, за ним не отставая шли остальные. Все делалось и происходило в полной тишине. Только, когда стали поднимать человека, наспех закутанного в теплые одеяла, он застонал. Как только его, со всей осторожностью и бережливостью положили на заднее сидение машины воздух резанула автоматная очередь, и за ней прозвучал вой сирен. Но это присутствующих не касалось, машина, на которой они приехали уже набирала приличную скорость, хоть и прибавила к себе два лишних веса.

В аэропорту их ожидал военный самолет. Он взлетел сразу же, как пассажиры "BMW" перебрались на борт. На таможни у них даже не проверили, как следует документы, да и кот их проверит, если у тебя карточка V.I.P и правительственный пропуск. Правительство - это святое, его трогать нельзя. С непокорными поддаными адская машина правительства расправляется быстро и жестоко. Но есть некоторые индивиуомы, которые противостоят ей, этакие "борцы за правое дело".

Подстанция ER

Чикаго, штат IL

11:15 РМ

- Джордж, что у нас?

- Белый мужчина, на вид тридцать пять -сорок лет, перепады давления, пульс нитевидный, сердечная недостаточность, плохая винтилируемость легких, повреждение кожного покрова: в основании шей, признаки лихорадки и ...

- И?

- Тебе лучше взглянуть самому. Пойдем.

- Когда его привезли?

- Десять минут назад.

- Кто?

- Его оставили возле больничных дверей.

- Так, все ясно.

Бесшумно распахиваемые двери палаты и возглас удивления.

- О, черт!

- Слабо сказано.

- Главный - в курсе?

- Да.

- И что?

- Переливание крови.

- Ясно. А образцы?

- Взяли и уже отправили в Центр. И главный объявил на нас карантин.

- Лучше не придумаешь.

Пронзительно - громко запиликал сотовый. Скалли стрелой рванулась к плащу, висящему на спинке стула. Мгновение спустя, она уже сжимала трубку, но почему-то медлила с ответом. Ну же, отвечай. Вдруг, что-то важное, а может быть и нет.

- Скалли слушает. - Ура, наконец-то ответила.

- Чикаго, подстанция er.

Дана еще слово не успела сказать, как на том конце раздались гудки.

"Неужели это так и есть?!"

Скалли медленно сползла по стене. Ноги перестали ее держать. Комната немного пошатнулась.

В голове стучало одно лишь слово: Чикаго, Чикаго, Чикаго... Дыхание участилось, губы пересохли, в общем, состояние хуже некуда. Давай, Старбак, соберись с силами, рано расслабляться.

Где-то через час, агент Скалли была уже на борту самолета компании "Air Trans", который набирал пассажиров на рейс до штата Иллинойс и куда-то еще. Дана запомнила только главную часть названия рейса Вашингтон - Иллинойс.

Скоро, скоро она будет на месте.



Что делать при падении машины в воду

Что делать при падении машины в воду

Что делать при падении машины в воду

Что делать при падении машины в воду

Что делать при падении машины в воду

Что делать при падении машины в воду

Что делать при падении машины в воду

Рекомендуем почитать:

Как сделать детские качели своими руками фото

Как сделать муфту для коляски своими руками

Что можно делать с web камерами

Как сшить рюкзак из джинс своими руками выкройки видео

Корзинка из веток своими руками фото