Как делать минет с чего начать


Как делать минет с чего начать


   Должность христианина к самому себе в том состоит, чтобы он в подвиге веры не ослабевал с помощью Божией, и так бы получил спасение вечное, которое Христос Своею нам приобрел. Хотя и даром, только по благодати получают верные жизнь вечную, по Писанию: «Дар Божий — жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (), однако требуется непрестанный подвиг против дьявола, мира, плоти, которые христианам препятствие учиняют и не допускают их до вечного блаженства. Потребно много труда против этих врагов хотящему спастись. Насколько велико и высоко, настолько многому искушению и бедствию подвержено. Поэтому недремлющим оком должно его хранить.

Глава 1: О хранении веры

    «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни», — говорит Христос ().
   § 359. Поскольку вера подлежит многоразличному искушению, то должно ее посреди такого бедствия так беречь и хранить, как душу свою или жизнь свою, или даже более. Ибо и жизнью нашей должны мы при случае пренебречь, дабы вера сохранилась. Если душу нашу или жизнь ради веры погубим, то обретем жизнь вечную в будущем веке, как говорит Христос: «Кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (). В вере состоит все блаженство наше. Верою во Христа избавляемся от грехов наших, гнева, проклятия, власти дьявольской, вечного осуждения, ада и вечной муки, и сподобляемся Божией милости, благодати, благословения, царствия Божия и всех вечных благ, по неложному Его обещанию. Если веру соблюдем, все эти блага нашими будут, если же веру погубим, всех тех благ лишимся и снова подпадем всему бедствию, гневу Божию, проклятью, власти темной, вечному осуждению и мучению. Хранить стараемся от воров сокровище наше тленное и временное. Тем более должно хранить сокровище душевное, вечное — веру святую, дабы его сатана, как вор хитрый и лукавый, не похитил. Бережем здравие телесное и жизнь. Много более здравие и жизнь душевную беречь должно, чтобы вовеки не умереть. Предостерегаем себя от врагов, которые хотят тело наше тленное погубить и временную жизнь у нас отнять. Тем более от врагов душевных предостерегаться должно, которые душу нашу погубить и вечную жизнь отнять у нас стараются. К этой осторожности и старанию увещевает нас апостол Петр: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою» (1 Петр 5:8—9). Вера сохраняется молитвой, чтением или слушанием слова Божия и прочим.
   § 360. Веры истинной и живой без добрых дел быть не может. «Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые», — говорит Христос (). Так верное сердце, веру, как доброе семя, в себе имеющее, плоды добрых дел творит, ибо всякое семя подобный себе плод рождает. Потому и должно нам, христиане, веру нашу показать от добрых дел, как дерево доброе от добрых плодов показывается, как апостол говорит: «Покажи мне веру твою от дел твоих» (). Того же требуют от нас и прочие апостолы святые в посланиях своих и толкователи Писания отцы святые, святители Христовы и учителя. Вера и любовь, которая есть матерь добрых дел (), так сопряжены между собою, как душа с телом, сок с деревом зеленым, теплота с огнем. Живет тело, когда душа в нем есть. Стоит и живет дерево, и плод творит, пока сок в нем имеется. Находится там огонь, где теплота чувствуется. Так имеется там вера, где любовь истинная оказывается. «Веры, — говорит Златоуст, — знамение есть любовь» (Беседа 4-я на 1-е Послание к Фессалоникийцам). Нет там веры, где нет любви. Как мертвое тело человеческое имеет вид человека, но на самом деле есть труп бездушный, а не человек, и дерево иссохшее кажется живым деревом, но на самом деле вид только дерева имеет, ибо дерево без сока не может жить, и печь негретая по виду как согревающая дом, однако не греет, ибо огня в себе не имеет и потому теплоты не дает, так и человек кажется по виду верным, ибо Бога и Христа Сына Божия устами исповедует, в церковь ходит и прочие знаки христианства показывает, но если любви и добрых дел не имеет, то вид только верного человека и христианина имеет, и на самом деле не истинно верный и христианин, а то же, что и язычник, не исповедующий Бога. Не одно только исповедание делает христианином, но исповедание с сердечною верою сопряженное. Вера учит верного исповедовать и называть Бога своим Богом, как об этом во многих местах Писания свидетельствуется. Если веруешь, что Бог — твой есть Бог, то непременно ты Его должен почитать, чего не может быть без послушания истинного. Почитать Бога и не слушать Его — разуму невместимо. А от послушания последует соблюдение святых Его заповедей, а где соблюдение заповедей Божиих, там и добрые дела, ибо заповеди научают нас добрым делам. Веруешь, что Бог есть прибежище, сила, помощник и заступник верных Своих (), почему же надежду твою полагаешь на человека смертного, на серебро, золото, честь, сан твой, силу твою и мудрость, и от них в нашедшей напасти помощи и защиты ищешь? Веруешь, что Христос мучим был как за всех, так и за твои грехи, — «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши» (), — почему же дерзаешь бесстрашно грешить? За что Христос столь горькую чашу страдания испил? Христу грехи твои такую горесть и мучение сделали, а ты их не оставляешь, но утешаешься ими. Утешаешься, так как не оставляешь, не оставляешь, так как услаждаешься ими. Услаждаешься же тем, что Христу бесчестие, поношение, хулу, болезнь, скорбь, оплевание, заушение, уязвление, раны, распятие и смерть сделало. То тебе приятно и сладко, что Христу горестно было. Видишь человек, христианином нарицающийся, какая твоя любовь ко Христу, пострадавшему за грехи твои, что ты любишь то, что Христу горчайшее страдание учинило! А какая любовь, такая и вера твоя, ибо вера и любовь неразлучны. Веруешь, что Он Пастырь твой, — почему же не слушаешь гласа Его? «Овцы Мои, — говорит Он, — слушаются голоса Моего» (). Веруешь, что Он Учитель твой, — почему же как ученик не учишься от Него смирению, терпению, кротости и прочим добродетелям, которым Он словом и примером учил? Научает тебя вера святая, что христиане — братия твои, единого Отца имеющие Бога, единую матерь признающие , единое крещение, которым от скверн греховных омылись, единую веру, родство духовное получившие, — почему же не любишь их, как братию свою, и требующим милости не делаешь милости, и в нуждах их не помогаешь им? Братию свою по плоти любишь и помогаешь им, — насколько более братию по духу должно любить. Ибо большее есть родство духовное, христианское, как вечное, нежели плотское, как временное и смертью престающее. Такая-то твоя вера! Веруешь, но противно вере своей поступаешь. Исповедуешь Бога, но непослушанием отрекаешься от Него. Христа Сына Божия принимаешь и говоришь Ему: «Господи, Господи», — но учения Его не принимаешь. Между христианами считаешься, но христианских дел не творишь, даже противное христианам делаешь. Христос говорит Иудеям: «Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы» (). То же и христианину неисправному прилично сказать: если бы христианин ты был, дела бы христианские творил. «Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (). «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его» (). Не одним только исповеданием, именем и обрядами христианин отличается от язычника, но верою сердечною и житием христианским. Видишь, христианин, что как благочестивое житие есть доказательство живущей в человеке веры, так неисправное житие — знамение несомненное есть неверия, хотя бы человек Бога исповедовал, крещен был и христианином назывался. А от сего можешь испытывать себя, хранишь ли веру, как апостол увещевает: «Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте» ().
   § 361. Вера святая не только устами отвергается, когда человек Бога и Христа Сына Божия отрицается и обращается к чувственному идолослужению, но и злыми делами, не христианским и беззаконным житием. Об этом слово Божие свидетельствует. «Говорят, что знают Бога, — говорит апостол, — а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу» (). И любостяжание идолослужением (), и любостяжателя идолослужителем тот же апостол называет (). И еще: «Некоторые, отвергнув добрую совесть, потерпели кораблекрушение в вере» (). И ниже: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (). И апостол Иаков говорит: «Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает свое сердце, у того пустое благочестие» (вера у того суетна) (). И еще: «Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его» ()? И ниже в той же главе: «Покажи мне веру твою от дел твоих» (). И еще: «Как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (). А когда вера мертва, то и нет ее. Мертвое уже не живет, хотя и показывается как нечто. Ибо вера есть дар Божий духовный, и потому когда мертва, то уже исчезла, как светильник без елея угасает. Потому как в светильник подливается елей, чтобы не угас, так и светильнику веры нужен елей милости Божией, без которого он угасает. Вера от Бога приходит и поэтому Божией благодатью и силой сохраняется. Посему говорит Давид: «Ты просветишь светильник мой, Господи Боже мой, просветишь тьму мою» (). Однако требуется и наше старание к тому. Бог помогает труждающимся, а не лежащим, делающим, а не престающим. Потому говорит: «Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос» (). Надобно сперва восстать и начать делать, и тогда помощь приспеет. А те, которые оставляют это благословенное старание и труд, сами виновны бывают, что попускают светильнику веры своей угасать. Я здесь не говорю тебе, христианин, о той вере, которая в познании и содержании правых догматов состоит: эту веру имеют и беззаконно живущие христиане. Но говорю о вере сердечной, живой и спасающей (о которой сказано выше), этой веры нет в том, кто неисправно и не по христиански живет, хотя бы и исповедовал и проповедовал веру. Возьми в рассуждение, что Христос говорит: «Не можете служить Богу и мамоне» (). Как те, кто служит Богу, уже не работают мамоне, так рабствующие мамоне уже не служат Богу. Богу и мамоне одновременно работать невозможно, по слову Христову. А из этого можно заключить, что и всякому греху рабствующие уже не служат Богу, а не служа Богу, и веры не имеют, ибо без веры служить Богу невозможно. «Без веры угодить Богу невозможно», — учит апостол (). Служить и угождать Богу есть едино. Внимай и сему, христианин: верным во Христе отверсты двери царствия небесного, как Божие святое слово уверяет нас и Церковь Святая содержит и исповедует, но неисправным христианам, напротив, апостол заключает вход в царствие небесное. «Или не знаете, что неправедные царства Божия не наследуют?» и прочее (; и на прочих местах). И Христос говорит: «Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! — войдет в царство небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (). Следовательно, и веры не имеют те, которые творят таковые дела, которыми заключается вход в царство и блаженство вечное. Внимай, христианин, что Тот же Бог, Который сказал мне и тебе: «Я Господь Бог твой», — и повелел иных богов не иметь: «да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (), — Тот же Бог дал и все другие последующие заповеди. Следовательно, если первую заповедь разоряя, грешим перед Богом, так и прочие не соблюдая, равно грешим. И как тогда, когда оставляя Его, к иным богам обращаемся, отрекаемся веры и Бога, так и другие последующие заповеди разоряя, отрицаемся веры и Бога, хотя не устами, но делом и непослушанием. Едино есть — словом или делом отрицаться. Ибо и вера должна быть в сердце и вне делами себя показывать. Этой сердечной вере устное исповедание следует и объявляет ее, как сердечную всякую мысль слово произносимое, по Писанию: «Сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (). И потому отвержение, словом или делом бываемое, равно есть отвержение. Отвергается и от самого повелевающего тот, кто отвергается от его повеления. И хотя языком не дерзает произносить: «Не знаю и не слушаю тебя», — но сердцем непокорным и непослушливым и самым делом показывает то. Так, заповедь Божию разоряя от произволения и предрассуждения, человек и Самого Бога отрицается, и так отступает от Него, и падает в духовное идолопоклонство. Ибо страсти, которую совершает, как идолу, сердце и волю свою покоряет. Рассуди всякий, не то же ли делается со всяким христианином, что делалось во время гонения с мучениками? Их мучители и слуги их убеждали к идолопоклонению. И те, которые не соизволяли на то богопротивное дело, сохраняли веру, а те, которые повиновались, погубляли веру. Так и всякого христианина убеждает злая мысль, как слуга дьявольский, ко греху, от которого и совесть, и Сам Бог через Слово Свое отвращает. Кто злому помыслу, как мучителю, противится и на богопротивное дело не соизволяет, — хранит веру к Богу своему и верно служит Господу своему, но кто тому соизволяет, оставляя совесть и Божие повеление презирая, — тот от Бога повелевающего отступает и так веру погубляет. Мученики, которые не стерпели мучения, отвергались Христа устами, а тот, который богопротивному помыслу повинуется и беззаконничает, сердцем отвергается. Идол сам по себе ничто (ср. ). Серебро, золото и прочая материя, в идолах находящаяся, ибо Божие создание и на то и на другое дело по человеческому соизволению может обратиться. Но идолы у всякого в сердце имеются — страсти бесчинные: похоть нечистая, гордость, зависть, злоба, сребролюбие и прочее. Внутри имеются и мучители, к этим страстям, как идолам, склоняющие, — помыслы злые. Внутри и капище у человека есть — сердце его. От внешних идолов легко можно сохраниться, но от этих, которых внутри нас носим, с великою трудностью, и то не без всесильной Божией помощи сохраняемся и избавляемся, ибо они природны нам. Если хотим, христиане, веру нашу сохранить, должны мы не только от внешних, но и от внутренних идолов хранить себя. Не только золотым, серебряным и прочим делам рук человеческих колена не преклонять, но и внутренним, с нами от ветхого человека рожденным, то есть мамоне, похоти нечистой, гневу, злобе, зависти, ненависти, гордости и прочим не покоряться. Покоряется же им тот, кто служит им, а служит им тот, кто делает (грех) по их похоти. Потому и называется такой рабом греха, как говорит Христос: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» () Кто похоть нечистоты совершает, тот раб нечистоты. Кто гневу и злобе повинуется, служит гневу и раб гнева. То же и о прочем разумей. И так столько идолов внутри себя почитает человек, сколько плотских похотей исполняет. Бог в слове Своем говорит не к телу нашему и членам телесным. Не к телу говорит: «Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим», — не к рукам нашим говорит: «Не убивай, не кради», — но к душе нашей. Душа или имеет, или не имеет иных богов, кроме Господа. Душа убивает или не убивает, крадет или не крадет, прелюбодействует или не прелюбодействует, а тело и члены телесные — орудия, через которые душа совершает начинания и действия свои. И так, хотя не преклоняешь колен языческим богам, не простираешь рук им, не приносишь кадила, но когда волю бесовскую, к которой через страсти наши нас убеждает, исполняешь, столько иных богов почитаешь, сколько страстей совершаешь. Ибо и язычники бесчинные страсти человеческие обоготворяли, и тех как богов почитали, и бесов волю, в идолах живущих, исполняли, как читаем в историях. Кто же эту волю исполняет, тому рабствует, служит и того почитает. Если страстям своим человек повинуется, то и рабствует им, а если рабствует им, то как господ своих имеет их, а так и почитает их, как идолов. Не только от внешних, серебряных, золотых, медных, деревянных и из прочих материй сделанных идолов, но и от сердечных беречься должны мы, христиане, если хотим веру нашу соблюсти Господу нашему. Потому Бог наш и не велит нам гневаться и злобиться на ближнего, не велит прелюбодействовать и красть, и прочее. Если же, не слушая Бога, страстям этим повинуемся, тем самым от Бога отступаем, и к этим пагубным божкам сердцами приступаем, и волю нашу вместо жертвы и кадила приносим им. Чтобы тебе легче понять то, о чем я говорю, простосердечный христианин, предлагаю тебе следующий пример. Если бы раб под ведомством какого господина числился, но другому какому господину, противнику того господина, угождал и желания его исполнял, — признал бы ты, что тот лукавый раб внешним только видом имеется рабом и именуется именем того господина, у которого в ведомстве находится, а на самом деле тому, которому угождает, истинный раб. «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть», — учит Христос (). Кому человек угождает, тому и служит, а кому служит, того и раб есть. Так имеются и христиане неисправные. Они числятся между верными Христовыми рабами и Христа называют Господом своим: «Господи, Господи», — в церковь ходят, молятся, поют и поклоняются, но волю Его не хотят исполнять, а исполняют волю и хотение противника Его, дьявола, и тому в страстях и прихотях своих угождают, и так наружностью только единою имеются христианами и рабами Христовыми, но на самом деле — рабы страстей своих, греха и дьявола, которым угождают. «Всякий, делающий грех, есть раб греха», — говорит Христос (). Таковые христиане — ложные христиане, лицемеры и лукавые рабы, и в сущности своей — язычники, и для них Христос ничего не значит, хотя и исповедуют имя Его. К таковым говорит Бог через пророка: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня» (; ). И Христос отвечает им: «Что вы зовете Меня: Господи! Господи! — и не делаете того, что Я говорю?» (). Видишь, христианин, что Христос и вера святая не только устами, но и делами отвергается. Посему должен всякий себя испытывать, имеет ли веру, по увещанию апостола: «Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте» ().
   § 362. Слово Божие уверяет нас, что все умершие, благочестивые и нечестивые, воскреснут из мертвых: «Наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут» (). И всем, воскресшим и живым оставшимся, «должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое» (). Тогда веру соблюдшие услышат от праведного Судьи: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте царство, уготованное вам от создания мира» (). Тогда Всеведец и Сердцеведец Судия плоды живой веры их, как сокровища, которые они не на земле, но на небе верою скрывали, откроет и в явление всему миру покажет: «Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне» (). Тогда услышат и окаянные грешники от разгневанного Судьи, Которого, в мире живя, не хотели слушать, услышат страшный и ужасный глас: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (). Учинит им и выговор за неправду, неблагодарность и неверие их: «Алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (). Идут все в свои места. Идут, но не равно идут, — одни с плачем и рыданием неутешным, другие с радостью и весельем неизреченным. Тогда пойдут «искупленные, и возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся» (). Тогда пойдут и грешники во ад, «все народы, забывающие Бога» (), совершенное по делам своим воспринять воздаяние, и постигнет их печаль, плач, воздыхание и мучение бесконечное. Как праведные во царствии небесном без конца будут царствовать, и лицезрением Божиим утешаться, радоваться и веселиться, и с Ангелами святыми хвалить и воспевать Бога, так грешные в аду будут без конца мучиться и страдать с и ангелами его злыми. Тогда «будут искать смерти», которой ныне избегают, «но смерть убежит от них» ().
   § 363. Знаем из Святого Писания, что Господь наш придет судить всему миру и воздать всем по делам их, и будет пришествие Его и суд Его праведный в конце мира и в последний день, но в котором году, месяце, дне и часе, не знаем. Сокрыл от нас Бог тот день и час, дабы всегда его ожидали и готовы были к встрече Господа нашего. «О дне же том и часе никто не знает, — говорит Христос, — но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, — так будет и пришествие Сына Человеческого» (). Будут и в то время подобные дела человеческие: иной то, иной другое будет делать. Иной будет есть, пить, веселиться, банкеты устраивать, гостей принимать, шумно праздновать и прочей суетой заниматься, иной каяться, плакать о грехах и молиться Богу будет. Иной грабить, похищать, обижать, иной терпеть будет. Иной старые житницы и дома разорять и новые созидать, иной иное начинать и совершать будет. В таком различии начинаний и дел человеческих неожиданно услышится глас: «Восстаньте, мертвые, идите все на суд: Христос Судия идет судить живым и мертвым!» «Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» (). «Блаженны рабы те, которых Господь, придя, найдет бодрствующими» (). Блаженны те, которые по подобию домовладыки, бдят и хранят душевный дом свой. Блаженны те, которые имеют «чресла препоясаны и светильники горящи, подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему» (). Блаженны те, которые, как мудрые девы, не знавшие, когда придет Жених, взяли елей в сосудах своих, дабы светильники свои в пришествие Жениха украсить и так выйти на встречу Ему, всегда носят в сердцах своих, как в сосудах, горящую веру и любовь и ожидают Его со бдением, терпением и желанием. Блаженны они, ибо, будучи готовы, выйдут на встречу бессмертному Жениху своему, и войдут с ним на брачный пир (), «и так всегда с Господом будут» (). Напротив того, окаянные рабы те, которые по подобию евангельского злого раба, говорят «в сердце своем: не скоро придет господин наш, и начнут бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами». Придет же Господь рабов тех в день, в который они не ожидают, и в час, в который не думают, и рассечет их, и подвергнет их одной участи с лицемерами; «там будет плач и скрежет зубов» (). Самые же окаянные те, которые с наглыми ругателями, святым Петром пророчески описанными, «поступающими по собственным своим похотям, говорят: где обетование пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же». Таковым отвечает апостол, так говоря: «Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию. Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят». И далее увещевает нас: «Итак, возлюбленные, ожидая сего, потщитесь явиться пред Ним неоскверненными и непорочными в мире; и долготерпение Господа нашего почитайте спасением»; и ниже: «Итак вы, возлюбленные, будучи предварены о сем, берегитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждения, но возрастайте в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа» (2 Петр 3:3—4, 9—10, 14—15, 17—18). Увещевает нас и Сам Господь наш ко бдению сему, и всегда готовыми быть к пришествию Его: «Бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет». И еще: «Потому и вы будьте готовы, ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий» (). Спасительное Его поощрение к тому простирается от начала 24 и до конца 25-ой главы Евангелия от Матфея. Посему препояшем и мы, христианин, чресла наши, и светильники наши зажжем по увещанию Христову, и с помощью Божией не попустим им угаснуть, дабы готовыми быть к сретению бессмертного и небесного Жениха нашего и так с мудрыми девами в чертог Его вступить.

Глава 2: О слушании и чтении Божия слова

    «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен» ().
   § 364. Писание святое, пророками и апостолами нам переданное, есть истинное Божие слово, которым Отец Небесный к нам, недостойным, благоутробно беседует. Оно есть благоприятное Создателя нашего послание, которое через святых и верных Своих слуг, как посланников, с небес послал нам и в нем благоволение воли Своей открыл. Если слышишь, христианин, служителя Божия, читающего Евангелие или другое Писание, или сам, взяв в руки книгу Писания святого, благоговейно читаешь, помышляй и разумей, что Бог великий и непостижимый с тобою, подлым рабом Своим, через слово Свое беседует. Как в молитве нашей мы к Богу беседуем, когда молимся Ему настоящим образом, так, когда слышим и читаем слово Его с усердием, Его слышим, с нами беседующего и прошениям и нуждам нашим отвечающего.
   § 365. Писание Святое как всему роду человеческому, так всякому человеку, мне и тебе, человек, от Бога передано. Ибо Бог «хочет, чтобы все люди», следовательно, и ты, «спаслись и достигли познания истины» (). Потому и Писание Свое Святое всякому подал, дабы, читая или слушая его, спасение вечное мог получить. Писание Святое передано нам ради спасения нашего, дабы познали истинного Бога и Сына Его Иисуса Христа и так получили вечную жизнь. «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (). «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (). Отсюда следует, что как всем людям, так мне и тебе, христианин, Бог в Писании Своем говорит. Мне и тебе говорит о создании мира сего, о создании прародителей наших, о падении их, о незлобивом Авеле и враждебном Каине, о патриархах и житии их, о нечестивых и благочестивых, о нечестии и благочестии их, о казни нечестивых и сохранении благочестивых. Говорит о переселении Израильтян в Египет и о чудесном их освобождении от рабства, о странствовании их по пустыне и пришествии в землю обетованную, и о прочем. Также говорит об имевшем прийти Спасителе мира и пророками предвозвещенном. Показывает Его мне и тебе уже пришедшего, от Девы плотью рожденного, на земле пожившего, учившего пути истины, чудодействовавшего, злыми людьми отверженного, уничиженного, похуленного, поруганного, обесчещенного, оплеванного, уязвленного, на древе крестном распятого, умершего, погребенного, из мертвых воскресшего, на небо вознесшегося, прославленного и «паки грядущего со славою судити живым и мертвым». Объявляет нам в Слове Своем, что Он не ради чего иного пришел в мир, как нас ради и нашего ради спасения, и велит Его слушать во всем, если хотим от Него вечную жизнь получить. «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (). В чем Его слушать нам, научает нас святое Его Евангелие, в котором как святое и непорочное житие Его, так и спасительное Его учение написано. Также научают послания святых Его апостолов, которые, Духом Святым умудрившись и укрепившись, пришествие и учение Его, как неоцененное сокровище, во всю землю пронесли, как написано: «Во всю землю вышло вещание их, и в концы вселенной слова их» (). Посему, кто Слову Божию не внимает, тот не человеку не внимает, но Самому Богу, а кто слова Божия не слушает и по слову Божию не живет, тот Бога не слушает, Который через слово Свое говорит. Напротив, верное сердце как Бога своим Богом исповедует и верует, так и святое Его слово себе присваивает и к себе применяет. И что ни открывается или обещается, запрещается или повелевается в Святом Писании, — всему верует и принимает все, что там говорится и объявляется, и потому всему тому внимает, что в нем открыто, обещано, запрещено и повелено, и так Святое Писание за правило себе имеет и по нему житие свое исправлять старается.
   § 366. Когда Бог через слово Свое говорит мне и тебе, христианин, то не к телу нашему говорит, но к душе и сердцу нашему. Не к телу говорит: «Уклоняйся от зла и делай добро» (), — но к душе. Следовательно, хотя телом не творишь зла и внешне являешься добрым, но если внутри не имеешь добра, но наоборот, помышляешь и поучаешься, значит, ты злой и Бога не слушаешь. Не имеешь иных богов, кроме Господа, не воздеваешь к ним рук, не преклоняешь колен твоих идолам, но сердцем служишь страстям и похоти их исполняешь, — никакой тебе нет пользы от того внешнего дела, ибо не отличаешься от язычника, который внешних и чувственных идолов почитает. Ибо Бог не к телу, но к душе и сердцу нашему говорит: «Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим». Ищешь помощи в напасти от князей, сынов человеческих, от серебра, золота, от своей чести, хитрости и прочего, — значит, то для тебя бог твой, от чего ищешь помощи и защиты, ибо на то надеешься, как на своего бога, почему и ищешь в нем помощи. Надежда от веры неотлучна, и так, когда ты надежду от Бога отлучил к созданию, то и верою отвратился от Бога к тому, к чему надежду свою привязал. Потому, хотя устами Бога и исповедуешь, и называешь Заступником и Помощником твоим, но сердцем твоим отступил от Него и оставил Его, и имеешь то себе за бога, к чему сердцем и надеждою своею прилепился. Бог не к устам нашим говорит, но к сердцу: «Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим». В сердце должна быть надежда, как и вера, а если в сердце не имеешь надежды на Бога, оттуда явно, что к созданию ради помощи и защиты прибегаешь, ибо кто от кого помощи и защиты ищет, на того и надеется. Искание помощи и защиты от создания есть доказательство надежды на создание. Не приходим к тому с прошением, на кого не надеемся. Так, к нищему и незнатному не приходим ради защиты, ибо знаем, что он не может нас защитить, но к сильному и славному человеку прибегаем под защиту. А когда на создание надежду полагаем, то уже от Бога отступаем надеждою. На Бога и на создание надежду полагать одновременно невозможно, но надобно непременно одного оставить и к другому прилепиться. Едина душа и едино сердце у человека. Когда к Богу прилепляется, то от создания отстает, и когда к созданию прилагается, то от Бога отступает. То же и о прочих наших делах разуметь должно, христианин: чего в сердце не имеется, того и в самой вещи нет, и что в сердце есть, то и в самом деле имеется. В сердце нашем нечестие или благочестие есть. Молишься, поешь, славословишь и благодаришь Бога устами, но когда в сердце нет того, — , песнь и благодарение твое ничто есть. Поклоняешься Богу и колена преклоняешь, но когда сердца не преклоняешь, — ничто есть поклонение твое. Смиряешься телом, но когда в сердце не имеешь смирения, — смирение твое ничтоже есть. Бог не к телу нашему, но к душе говорит: «Молись, пой, благодари, поклоняйся и смиряйся». А что в душе и сердце истинно имеется, то является и внешне, на теле, подобно тому, как какой сок внутри дерева имеется, такие и плоды его рождаются. «Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые» (). Также, хотя внешне и не делаешь зла, но в сердце зло скрываешь — злодей ты. Не убиваешь ближнего твоего руками или иным чем, но гнев и злобу в сердце твоем на него держишь — убийца ты перед Богом. «Всякий, ненавидящий брата своего — всякого человека, — есть человекоубийца» (). Бог не рукам, но душе и сердцу говорит: «Не убивай». Не крадешь руками, но желаешь чужого добра — вор ты. Не прелюбодействуешь телом своим, но в сердце вожделение нечистое имеешь — прелюбодей ты, по учению Христову: «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (). Ибо не телу говорится: «Не прелюбодействуй», не рукам: «Не кради», но душе и сердцу нашему. И рука не будет красть, похищать, если душа не захочет, и тело прелюбодействовать, если в сердце вожделения не будет; язык не злословит, если сердце не захочет. Видишь, христианин, что все Божие слово к душе нашей простирается. Хочет Бог, чтобы душа наша исправна была. А когда она исправится, то и внешние дела и слова исправны будут. Подобно тому, как когда сосуд очистится от смрадной вони и наполнится благовонием, то издает благоухание. Так душа и сердце человеческое, когда очистит себя от зла и добрыми мыслями и нравами исполнится, добрые дела и слова показывает. Отсюда правильно заключается, что и покаяние истинное состоит не только в оставлении внешних беззаконных дел, но и в изменении сердца, которое когда переменится, то и внешние дела тому сообразные последуют. Так и Христос говорит фарисеям: «Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их» (), то есть очисти прежде сердце твое от злых похотей, дабы были и внешние дела чисты. Бог говорит душе нашей: «Покайся». А когда в душе истинное покаяние будет, то оттуда и достойные покаяния плоды, как от источника ручьи, проистекут.
   § 367. Когда Бог нам, христианин, говорит, то Божии слова не пусты и суетны, но действительны. Что повелевает нам, хочет действительно, чтобы мы непременно то исполняли, а также хочет усердно, чтобы мы всего того, что запрещает нам, всячески не делали. Того воля Его святая хочет, и вечная Его правда требует от нас. Что открывает нам, то истинно есть и верно, и непременно так есть, как открывает: «Свидетельство Господне верно» (). Что обещает, или чем угрожает нам, — то непременно в свое время будет. Будет воскресение мертвых, будет всемирный суд Христов, на котором всякий воспримет по делам своим. Будет блаженство вечное святым и мука вечная беззаконным. Если хотим Божие слово читать или слушать с пользою нашею, то должно нам верить всему тому, что оно нам говорит. А когда будем верить, то по слову Божию и житие наше постараемся исправлять. Как такое может быть, чтобы ты с неохотой внимал всему тому, что в Писании Святом сказано, если истинно и сердечно веруешь, что Тот, Который в Писании говорит, Бог, Господь и Создатель твой есть, и тебе точно, убогому Своему созданию, говорит? Никак тому быть невозможно, если в сердце твоем вообразится слово Его. Если внимаем слову земного царя, когда что-нибудь нам, тебе или мне, говорит, и что приказывает нам, с охотою слушаем и исполняем, и что обещает, верим, и чем грозит нам, боимся, хотя он и такой же человек, как и мы, кроме власти его, — насколько более достоин внимания Царь Небесный, Бог великий, святой, всемогущий и страшный, когда нам, подлым Своим рабам, мне и тебе, в слове Своем говорит. Бог не зрит на лица и лиц не приемлет, и слово Его святое никого не минует, но как всем хочет спастись, так всем и всякому слово Его равно простирается. Равно мне и тебе говорит: «Покайся, веруй, смиряйся, люби, терпи, будь кроток, милостив, уклоняйся от зла и твори благое, не мсти ближнему твоему, отпускай согрешения его», и прочее. Также равно мне и тебе обещает будущие блага, если веровать истинно и нелицемерно будем. Равно всякому верующему, мне и тебе, говорит: «Восстанешь в силе, наследуешь вечную жизнь, блаженство, царствие небесное и нескончаемую радость». Равно и неверующим и беззаконничающим грозит Страшным Своим и праведным Судом и вечною мукою, что непременно самим делом исполнится. Божие слово верно, истинно и твердо, и не прейдет. «Небо и земля прейдут, но слова Божии не прейдут» (). От такого рассуждения может с помощью Божией вселиться слово Божие в сердце наше, и оживотвориться, и плод свой иметь, и хотя от плоти и дьявола много искушения претерпим, однако благодать Божия поможет нам, если в подвиге этом не будем ослабевать. Бог рабам Своим помогает и укрепляет их, Тот же Бог и нам поможет, если будем слову Его, к нам обращенному, внимать и от Него помощи просить. Ибо Он на лица не зрит, но всех равно милует и укрепляет молящихся и уповающих на Него.
   § 368. Писание Святое есть духовная аптека, в которой благоутробный Отец Небесный различные ради нас сокрыл врачевания. Многоразличные в душах наших имеем немощи, недуги и болезни и потому требуем многоразличного врачевства, — что все в Святом Писании находим. Там с помощью Духа Святого, говорившего через пророков и апостолов, отыщет всякий врачевание немощам своим: печальный — утешение, сомневающийся — разум и утверждение, невежда — наставление и познание. Там сокровен совет недоумевающим, и незнающим разум, и печальным утешение. Ибо Бог, по милосердию Своему, всякому там потребное показывает и предлагает. В подвиге веры Божией благодатью пребывающий найдет там ободрение и подкрепление: «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (), — найдет предосторожность от супостата дьявола: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Петр 5:8); — в бедах и скорбях, ибо «много скорбей у праведного» (), отыщет утешение: «Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (), — и еще: «Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное, ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит» (). Там разнообразно изображается будущая слава, которая будет для терпящих скорбь в мире сем, и надеждою той, как чистою и хладною водою, разгоревшееся прохладит сердце. Много христиан таких, которые блаженство свое полагают в чести, славе, богатстве и роскоши мира сего, но, когда со вниманием в Святое Писание посмотрят и Божие слово прилежно послушают, в ином мнении находиться будут. Там Бог, Судия праведный, блаженство наше поставляет не в чести, славе, богатстве и прочих веселостях мира сего, но в ином. Он, во-первых, называет блаженным того, кто «не пошел на совет нечестивых, и на путь грешных не встал, и к обществу хулителей не пристал, но в законе Господни воля его, и в законе Его поучится день и ночь» (). И далее: «Блаженны все надеющиеся на Него» (на Господа) (). «Блаженны те, коим отпущены беззакония и коих покрыты грехи. Блажен муж, которому Господь не вменит греха» (). «Блажен помышляющий о нищем и убогом: в день лютый избавит его Господь» (). «Блаженны хранящие истину и творящие правду во всякое время» (). «Блажен муж, боящийся Господа: заповеди Его он сильно возлюбит», и прочее (и след.). «Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем. Блаженны изучающие откровения Его: всем сердцем взыщут Его», и прочее (—2 и след.). Еще люди блаженными называют тех, «сыновья коих — как отрасли, крепко укоренившиеся в юности своей; дочери их красивы и приукрашены, на подобие храма; житницы их переполнены, высыпается (зерно) через край; овцы их плодовиты, размножаются на пастбищах своих; волы их тучны; нет изъяна в ограде их, и не перебраться через нее, не слышны крики на площадях их: счастливым называют народ, имеющий все это». Но Бог, истинный Судия всего и Источник всякого блаженства ублажает тех, которые Господа Богом своим имеют и в Нем все блаженство свое полагают: «Блажен народ, почитающий Господа Богом Своим» (). Еще, показывая нам, что такое истинное блаженство и желая нас к тому привести, Бог говорит: «Блаженны нищие духом», то есть смиренные сердцем; «блаженны плачущие», то есть о грехах своих и окаянстве своем душевном; «блаженны кроткие», которые прощают согрешения ближним своим, не воздают злом за зло и не помнят зла; «блаженны алчущие и жаждущие правды», которые, не видя в себе никакой правды своей, желают правды о Христе Иисусе; «блаженны милостивые», которые ближних своих, как братьев своих, требующих милости, снабжают и помогают им, и прочее (—7 и след.). Еще ублажает Бог не тех, которые на обед или вечерю друг друга зовут, ибо воздаяние друг от друга приемлют, но тех, которые зовут нищих, увечных и всяких бедных, которые не имеют, что воздать звавшим, «ибо воздастся им в воскресение праведных» (). Видишь ли, христианин, как мнение человеческое погрешительное от святого Божия слова исправляется, и немощь душевная исцеляется. Не то истинное есть блаженство, которое люди считают таковым, но то, которое согласно Божию слову. Ибо Слово Божие — это достоверное правило мнений, помышлений и деяний человеческих, которого неуклонно держаться должно нам, если не хотим погрешить и заблудиться. Предлагает нам часто слепая плоть и через нее враг наш всегдашний дьявол сомнение: как тело наше умершее и в прах рассыпанное может восстать? Но такая немощь прогонится верою, утверждающеюся на святом Божием Слове, как на истинном и непоколебимом основании, а оно нас крепко уверяет, что «как в все умирают, так во Христе все оживут» (и далее вся глава). Если веруем, что все из ничего создал Бог, тем более рассыпанный телесный наш прах о Христе Иисусе соберет и оживит. Богу всемогущему все возможно и удобно, и как истинному и верному в словах Своих солгать невозможно. Будет непременно все то, что в слове Своем объявил. Этим утверждай веру свою, христианская душа, и в подвиге благочестия не ослабевай. Часто благочестивым опасное колебание в вере приходит и от сего размышления: как люди добрые и богобоязненные в бедах и напастях, а злые и безбожные в благоденствии живут, что и Псалмопевец о себе признал: «У меня едва не пошатнулись ноги, едва не поскользнулись стопы мои: ибо я возревновал на беззаконных, мир грешников видя» (). Но когда прилежно вникнут в Святое Писание и помыслят, какой суд ожидает их (беззаконных), — исправят сердце свое, благоденствием злых и злополучием добрых колеблющееся, и, в вере утвердившись, воскликнут с тем же Псалмопевцем: «Сколь благ Бог Израилев к правым сердцем!» () Увидят там конец, ожидающий и тех и других: благочестивых — добрый, хотя и бедствуют в мире этом, а нечестивых — злой, хотя на малое время и возносятся. От конца же благополучие и неблагополучие истинное описывается и зависит. «Ибо за лукавство их Ты назначил им бедствие, низложил их, когда они возгордились. Какое постигло их разорение! Внезапно исчезли, погибли за беззаконие свое. Как сновидение для пробудившегося, Господи, так во граде Твоем образ их уничижишь», — поет тот же Псалмопевец о нечестивых к Богу (). И еще о нечестивых: «Они, как трава, скоро засохнут, и как зеленый злак, скоро отпадут». И далее о праведных и беззаконных поет: «Лукавые истребятся; уповающие же на Господа, те наследят землю. И еще немного, и не будет грешника; и поищешь место его, и не найдешь. Кроткие же наследуют землю и насладятся преизбытком мира. Грешники погибнут. Враги Господни, когда будут прославлять их и превозносить, исчезнут, как дым, исчезнут. Ибо Господь любит правосудие и не оставит преподобных Своих, вовеки сохранятся они; беззаконники же будут изгнаны, и потомство нечестивых истребится. А праведники наследуют землю и водворятся навеки на ней». И далее свидетельствует: «Видел я нечестивца, который превозносился и высился, как кедры ливанские; и прошел я мимо, и вот его нет: и искал его, и не нашел даже места, где (прежде видел) его». И заключает псалом: «Спасение праведных от Господа, и Он Защитник их во время скорби: и поможет им Господь, и избавит их, и отделит их от грешников, и спасет их, ибо они уповали на Него» (). Видишь, христианин, какой конец благочестивых и нечестивых слово Божие нам показывает. Высоко одни возносятся, но низко в погибель свергаются, а другие низко ходят, но высоко наконец возносятся. Где богач тот евангельский, который «одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно»? — «В аде, будучи в муках, поднимает глаза свои, и просит», после дорогих вин, капли воды, и вовеки просить будет, но не получит. Где убогий Лазарь, который «лежал у ворот его в струпьях»? После трудов и болезней утешается на лоне Авраама (). Как прочитаешь священную историю от начала мира, увидишь ясно, как блажен конец благочестивых и сколь злополучен исход нечестивых. Ибо правда Божия всякому свое возмеряет, и потому как добра без награждения, так и зла без казни не оставляет, хотя до времени и молчит. Хочешь знать, кто истинные христиане и вечного Сиона сыны? Во -м объявляет тебе Бог, и на вопрос Псалмопевца: «Господи! кто будет обитать в жилище Твоем? или кто водворится на святой горе Твоей?» — отвечает так: «Тот, кто ходит непорочно и делает правду, говорит истину от сердца своего, кто не льстил языком своим и не делал зла ближнему своему», и прочее (—3 и след.). Также во всем первом Иоанновом послании описываются приметы истинного и верного раба Божия, и в прочих местах. Там предлагается и грехами страдающим здравое врачевство — покаяние и милость Божия о Христе Иисусе, как целительный и живительный пластырь, которым язвы греховные обвязываются и заглаживаются. Словом, там всякий приличное требованию своему отыщет, если прилежно и подобающим образом поищет.
   § 369. Из вышеописанного видишь, возлюбленный христианин:
   1) Сколь велика благость Бога нашего, Который в слове Своем со мною и тобою, убогими Своими рабами, беседует. Какой царь земной так с рабами своими поступает, как Царь Небесный, Бог наш, с нами, непотребными рабами Своими? Читай святое слово Его и увидишь, как милостиво, кротко и ласково открывает нам о Себе, свойствах Своих, воле Своей и благоволении Своем к нам; как усердно хочет, чтобы мы спаслись; как многоразлично призывает нас на покаяние; как изображает вечной жизни блаженство и адского мучения горесть, и всем тем хочет к Себе привлечь нас, которые грехом отпали от Него.
   2) Сколь великий дар Божий, людям данный, Святое Писание. Чувствуем и вкушаем благость Божию, что Он нас питает и одевает, но в том большую Его примечаем к нам милость, что Писание Свое Святое, как послание, послал к нам. За великое почитает человек, когда от монарха своего получит письмо, сколь несравненно за большее почитать должен христианин, что от Бога, Царя Небесного и Создателя своего, через пророков и апостолов Писание получил. Настолько этот дар больше того, насколько больше Царь Небесный царя земного, и Бог — человека, хотя человек ослепленный того и не познает. Ибо, как сказано, всякому Бог Писание Свое послал и всякому в нем говорит.
   3) Как любить должны мы Божие Слово, так что ничем утешаться и услаждаться не должны мы, христиане, кроме как словом Его святым. Слово Божие — слово уст Его, как говорит о себе святой Давид: «Закон уст Твоих, Господи, лучше для меня, чем множество золота и серебра» (). Следовательно, какое усердие, охоту и ненасытное желание к чтению и слушанию его иметь должно! Ибо сколько раз или сами читаем, или служителя Божия читающего слышим, столько раз слышим Бога нашего, с нами беседующего. Сколь охотно слушаем, когда царь наш с нами беседует, всякий это за немалое почитает. Насколько охотнее слушать должно Бога, Царя небес и земли, беседующего. Почтил Он нас, недостойных, этой Своею милостью, не должно и нам этой великой Его милостью пренебрегать, но, наоборот, охотнейшим слушанием или чтением Слова Его благодарность к Нему показывать, и что открывает и обещает в нем — тому верить, что повелевает — исполнять, и что запрещает — от того уклоняться. Так почтим и мы почтившего нас даром Господа нашего.
   4) С каким великим почтением и благоговением должно приступать к слушанию или чтению Святого Писания, истинного Божия слова и небесного дара. Дар Божий — небесный, потому требует чистых рук к принятию, чистого ума и мыслей к размышлению, чистых уст к проповедованию. Ибо если и человек проповедует, но слово Божие и закон уст Его проповедует, так как уста Господни говорили то, что человек устами своими воспринимает. Если хочешь, человек, в законе Господнем поучаться и его проповедовать, должен ты иметь сердце очищенное от злых похотей, ум очистить от суетных мыслей, уста заградить к сквернословию, срамословию, празднословию, злословию, клевете и от прочих дел, слову Божию противных, беречься, дабы не сказал Бог и тебе то, что «грешнику сказал: Зачем ты проповедуешь уставы Мои и держишь завет Мой в устах твоих? Ведь Ты возненавидел наставление и отверг слова Мои вконец. Если видел ты вора, то спешил вместе с ним, и с прелюбодеем имел участие. Уста твои размножали злословие, и язык твой сплетал коварства; сидя (в собрании) на брата твоего клеветал ты, и сыну матери твоей полагал соблазн» (). Как в молитве, приступая к Богу и с Ним желая беседовать, так приступая к чтению слова Божия и от Него беседу с пользою нашею слышать желая, должны себя прежде очистить от всего того, от чего Бог, будучи Святым, отвращается, и что слову Его Святому противно. Иначе как молитва наша, так и чтение и проповедование слова Его неполезно нам будет. Страшно приступать к Богу тому, кто грехами осквернен, и беседовать нечистому с Тем, Который есть сама Святыня, и слово Его, как слово уст Его, воспринимать во ум и уста свои, мерзостями греховными оскверненные. Примечайте сие, служители Божии и проповедники, которые слово уст Божиих во уста ваши восприемлете и проповедуете, и всякий христианин, который имя Божие исповедует! Имя Его свято и страшно, которое устами твоими восприемлешь, и отверзаешь уста твои к Богу святому и страшному в молитве и славословии Божии. «Да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа», — говорит апостол ().
   5) Как нужно христианам поучаться в слове Божием, в котором Бог и Христос Сын Божий открывается и познается, а это познание необходимо требуется для получения вечной жизни, по слову самого Сына Божия: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (). От истинного познания Бога и Христа Сына Божия зачинается истинная и живая вера, которая необходимо к вечному спасению нужна. Истинного же Божия познания доказательство есть благочестивое христианское житие, без которого суетная и пустая похвала только есть, а не познание. Об этом святой апостол учит нас: «А что мы познали Его, узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди. Кто говорит: я познал Его, но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины» (). Напрасно хвалятся познанием Божиим те христиане, которые «делами отрекаются Его, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу» (). Познание Божие заключает в себе познание воли Его святой, благоволения и Божественных Его свойств, что все в святом Слове Его открывается. Если кто действительно познает сие, непременно в нем последует истинное изменение, покаяние и благочестивое житие.
   6) Как сладостно и благоприятно читающему или слушающему со вниманием слово Божие верою видеть в слове том Бога, Творца, Искупителя и Промыслителя своего, и Божественные Его свойства; верою и любовью лобызать непостижимую Его благость, излитую на род человеческий; удивляться непостижимой Его премудрости, в создании мира и в Промысле о нем показываемой; хвалить непостижимую Его правду, которою рабов Своих защищал и защищает и врагов Своих казнил и казнит; хвалить непостижимое величество славы Его, видеть Божественные Его чудеса, от начала мира сотворившиеся; слышать милостивые и отеческие Его обещания, иные сбывшиеся, иные непременно быть имеющие; взирать верою на славу будущую, различно в Слове святом изображенную, и к ней желанием восхищаться! Сколь увеселительно представлять себе образ спасения нашего, в нем описанный, которым мы избавились от греха, смерти, дьявола и ада, и показанной к нам благости Божией удивляться, и радостным благодарить духом! Благоприятно нам читать ту ведомость, в которой описывается подвиг воинства нашего и изображается победа, над врагами нашими одержанная, но гораздо благоприятнее прочитывать и поминать тот подвиг, которым Избавитель наш, Иисус Сын Божий, подвизался за нас и славно победил врагов наших. Это все в святом Божием Слове представляется. Читай сам, христианин, и увидишь.
   7) Отсюда видно, как несмысленно или, точнее сказать, беззаконно поступают те христиане, которые от Слова Божия удаляются. Многие, оставив этот живой и святой источник, забавляются непотребными книжками, которые плоть их увеселяют, но душу развращают, и так чтением тем погубляют себя, а не созидают. Иные стремятся знать, что делается в Америке, Африке, Азии и прочих дальних странах, а что близ себя и внутри себя, не хотят знать, — что с душою их делается, в каком состоянии она находится, из слова Божия познать не стараются. Иные природу трав, зелий, деревьев и прочих вещей испытывать стараются, но своего естества, грехом растленного, из слова Божия рассматривать не хотят. Иные звезды считать, землю размерять учатся, но кратких жития своего дней и бесчисленных грехопадений, которыми на всякий день перед Богом виноватыми являемся, — «грехопадения кто разумеет?» (), — из Писания рассматривать не хотят. Иные день и ночь поучаются, как бы богатство собрать, которое с телом в сем веке оставить принуждены будут, но пользы душам из Писания собирать не хотят, и о богатстве, которое на тот век с душами отходит, небрегут. Другие стараются тело, скоро в прах обращаемое, врачевать и цело хранить, но о душе бессмертной не радеют и немощи ее из слова Божия знать и врачевать не хотят. Иные иное замышляют и делают, но о том, что «едино на потребу», по учению Христову (), небрегут. Такие все и прочие, им подобные, поступают подобно тому, кто полушку хранил бы в сундуке, но о тысяче червонных не беспокоился бы, или тому, кто о доме горящем и сгораемом не беспокоился бы, а выносил бы вон из него всякий сор, чтобы не сгорел, или тому, который в воде тонет, но, не заботясь о себе, вещи свои сохранить старается. Если бы кто эти и им подобные случаи увидел, непременно бы посмеялся безумию таковых людей, ибо должно беречь то, что нужнее и лучше, а не то, что ничтожно. Так смеха, или скорее сожаления, достойны те люди, которые о временной и скоро погибающей пользе пекутся, но о вечном спасении души, которое «едино есть на потребу», не пекутся. Бедное таких людей состояние! Во тьме и заблуждении они ходят, хотя бы и за мудрецов от мира сего почитались. Невозбранно и о временной пользе стараться, но далеко более о спасении души, ради которого Христос в мир пришел, пострадал и умер. Он велит нам: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (). Какая там польза, где душе погибель? Безумен тот мудрец, который перед миром этим мудр, но перед Богом глуп. Нищ и убог тот богач, который «собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (). Что в том здравии, когда душа немоществует и умирает? Какая польза от того знания, когда ум и сердце в деле спасения слепотствуют? Так-то слеп от природы своей бедный человек! Оставляет лучшее и нужное, а ищет и гоняется за худшим и ненужным. И поскольку такое небрежение у христиан о слове Божием, то оттуда бывает, что их житие противно слову Божию. Слово Божие — это правило христианского жития. Следует же тому заблудиться, кто правилу тому не внимает. Слово Божие — это светильник, который светит нам, по пути мира сего идущим, как говорит Давид: «Светильник ногам моим закон Твой, Господи, и свет путям моим» (). Потому непременно во тьме ходят те, которые светильника этого не имеют перед собою и не держатся его. Отсюда-то бывает, что многие христиане не видят греха или за малое что почитают ближнего обидеть, обмануть, ругать, оклеветать, хитрым словом уязвить. Иные не видят греха в том, чтобы красть, похищать, злом за зло воздавать, злобиться и мстить. Иные не видят греха в том, чтобы мамоне, вместо Бога, служить. Иные не видят греха в том, чтобы время в праздности проводить, дни и ночи в картежной игре и прочих забавах веселиться. Иные не видят греха в том, чтобы имя Божие великое, святое и страшное в подлых и непотребных словах поминать и злоупотреблять. Иные не видят греха в том, чтобы на серебро, золото, на вельмож, князей и прочих сынов человеческих, как божков своих, надеяться, и так от Бога, сотворившего и искупившего их, отступать. Иные не видят греха в том, чтобы правду попирать и неправду на месте ее сажать, слезы вдовиц, сирот и убогих проливать, неповинных осуждать, а виноватых освобождать, и прочие страшные беззакония делать. Эти и им подобные плоды от небрежения святого Божия Слова следуют. А хотя многие, по-видимому, и стараются благочестивыми быть, но поскольку не внимают Божию Слову, как истинному и совершенному правилу, то не в том полагают благочестие, в чем оно состоит, но в том, что слепому их разуму и плоти угодно видеть, и так заблуждаются. Многие из них то, что человек написал, нерушимо хранить стараются, но что Бог запретил, или повелел, о том небрегут. Слово и заповедь человеческую соблюдают, но слово и заповедь Божию оставляют и пренебрегают. Много такого заблуждения везде примечается. У многих в среду, пяток и прочие дни от неких снедей воздерживаться, а у иных и совсем ничего не есть в те дни за благочестие поставляется, но от злобы, зависти, клеветы, злословия и прочих христианства язв и единого часа воздержаться не хотят. Многие созидают высокие храмы Божии и украшают, высокие колокольни и великие колокола делают, богатое платье в церкви шьют, книгу Евангелия и образа святые, и образ креста Христова серебром и золотом окладывают, и этим веществом хотят невещественному Богу угодить, но бедных, нищих, в тюрьмах за долги заключенных оставляют и презирают. И так делают то, чего Бог не повелел, но не делают того, что Бог повелел. Я здесь не созидание храмов, а небрежение к Божию слову осуждаю. Нужны и храмы, но не великолепие храмов. Во всяком храме, только бы удобен был и чист, публичное Богослужение отправлять можно, но людям, одушевленным Божиим храмом, без пищи, одежды и покоя пребывать невозможно. На тех, которые требуют от нас милости, излишество обращать должно. Такую же они имеют плоть, которая хочет есть, пить, одеваться и упокоеваться, какую и богатые, а книга Евангелия, образа святые и крест без серебра могут быть. Не то делать нам должно, что нашим очам, но что Божиим угодно и слову Его святому согласно. Так люди, оставив слово Божие и следуя своему слепому разуму, не знают, что делают, и свое возмездие за неблагодарность воспримут. Ибо Бог за небрежение слова Своего отнимает Свою благодать от таковых, и так ходят, как во тьме, и осязают, как слепые. Такая последует казнь за небрежение Божия слова!
   § 370. Нет пользы, когда Слово Божие читают, или слушают, но не исполняют. Потому Христос ублажает не тех, которые Слово Божие слушают, но тех, которые его слышат и соблюдают: «Блаженны слышащие Слово Божие и соблюдающие его» (). Что пользы от семени посеянного, которое никакого плода не приносит? Никакой. Что пользы от пищи желудку, которая в сок и кровь не претворяется! Совершенно никакой. Так и Слово Божие, семя Божественное, никакой пользы не приносит, когда слышащие от него не созидаются. И как тело изнемогает, а в дальнейшем и умирает, когда желудок принимает пищу, но не переваривает, и в сок и кровь не обращает, так и душа, хотя и слышит Слово Божие, которое есть душевная пища, но изнемогает и погибает, если услышанное Слово в духовный ее сок и кровь не обращается, то есть духовно ее не укрепляет. Это и тогда бывает с человеком, когда он от услышанного Божиего Слова не исправляется в житии своем, не обращается к Богу, не творит истинного покаяния, от грехов не отстает и духовного утешения не чувствует в сердце своем. Ибо Слово Божие дано нам ради того, чтобы мы, слыша его, исправляли себя по правилу его, а когда того нет в нас, то оно нам никакой пользы не приносит. Как и изрядное врачевство не приносит никакой пользы немощному, если он не хочет его ко врачеванию употреблять, так и Слово Божие, которое дано нам Богом для уврачевания немощей наших духовных, как выше сказано, не принесет нам пользы, если через него не будем исправлять немощей наших. Так же, как мастеру никакой пользы не приносит знание своего дела, если он мастерства своего в дело не употребляет, но непременно придет оно в убожество, так и искусное учение в Писании и знание воли Божией не принесет нам пользы, если мы не стараемся жизни нашей исправлять по Слову Божиему и по воле Его. Еще большему осуждению подлежат знающие, но не исполняющие, по слову Христову: «Раб тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много» (). И апостол Петр говорит: «Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди» (2 Петр 2:21). Итак, не от одного слышания Божиего Слова познается христианин, но больше всего от исполнения его. «Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете», — говорит Христос (). Твердо знай, христианин, что как отец сына, который воли отчей не слушает, не считает за сына своего и наследства его лишает; и господин не считает за верного раба того, который приказу его не повинуется и верно ему не служит; и Монарх верноподданным не признает того, который указов его не исполняет, хотя и знает их, так и Христос за Своего не признает того, кто воли Его святой не старается исполнять, хотя Слово Его и слушает. «Что вы зовете Меня: «Господи! Господи!» — и не делаете того, что Я говорю»?» (). И далее: «Не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня, все делатели неправды» (). Это есть известный признак: кто чью волю исполняет, тот того и раб, как говорит Христос Иудеям: «Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы. А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал», и ниже: «Ваш отец — диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (). Кто волю Божию творит и верою следует Аврааму, отцу верных, тот чадо Авраамово, следовательно, Божие чадо и раб Божий, а кто дьявольскую волю в делах его злых творит, тот раб дьявола. Итак, да не прельщает тебя, христианин, имя христианское без жизни христианской. Ибо ложно христианство без дел христианских, и такому христианину никакой пользы не принесет, но даже большую принесет пагубу, как выше сказано.
   §371. Что же надо делать христианину, дабы семя Слова Божиего в нем принесло плод?
   1) Отвечает Христос: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (). Ибо сами мы, как немощные, никакого добра делать не можем без Христа, по свидетельству Его: «Без Меня не можете делать ничего» (). Посему молитвой усердной всего искать у Него должно. Об этом поучает нас весь -й, в котором Псалмопевец с великим усердием молится, чтобы его Сам Бог научил и наставил на путь святого христианского жития, утвердил и вел по тому пути. В этом псалме между прочим достойно примечания усердие его, воздыхание и горячность сердца: «Воззвал я всем сердцем моим, услышь меня Господи. Уставы Твои буду хранить. Воззвал я к Тебе, спаси меня, и буду хранить откровения Твои» (). Смотри, как молился пророк святой! Молился всем сердцем: «Воззвал я всем сердцем моим». И нам примером своим показал этот способ обретения святого христианского жития. И нам должно молиться об этом, молиться не половиною сердца, но всем сердцем. Должно не только просить и искать, но и стучать, то есть со всяким усердием и неотступно просить. Ибо кто чего усердно хочет, тот того со старанием и усердием ищет, как это и в сынах века сего видим: с каким они прилежанием и старанием ищут богатства, чести и прочего, чего усердно желают. Слово Божие и закон Божий духовны, мы же плотяны, проданы греху (). Поэтому разуметь его, тем более хранить, не можем без Духа Божия. Глубоко растленное естество наше, оно Слову Божиему всегда противится, поэтому сами собой исправлять его не можем, ибо надобно себя преодолеть и победить, для чего непременно вышеестественная сила требуется: надобно Духу Божиему, Который через пророков и апостолов говорил, действовать в нас, просвещать, вразумлять, наставлять и руководить нас, когда хотим по правилу Его жить. Есть два рода ученых и мудрых людей. Одни учатся в школах по книгам, и многие из них неразумнее простых и безграмотных, ибо и алфавита христианского не знают. Ум изостряют, слова исправляют и украшают, но сердца своего исправить не хотят. Другие учатся в молитве со смирением и усердием, и просвещаются от Духа Святого, и они мудрее философов века сего, благочестивы, святы и Богу любезны. Они хотя алфавита не знают, но добро все разумеют, просто, грубо говорят, но прекрасно и благочестиво живут. Им, христианин, подражай, Божие Слово — как Божие — слушай, почитай и молись усердно Богу и Творцу Слова, да умудрит тебя во спасение.
   2) Если хотим по правилу слова Божиего проводить житие наше, должно очи отвратить от суеты мира, то есть славолюбия, честолюбия, сребролюбия и сластолюбия, и об этом также молиться Богу по примеру псалмопевца: «Отврати очи мои, еже не видети суеты» (). Ибо чувства наши стремятся к тому, что видят, и сердце наше растленное пребывает в похоти. Итак, надобно молитвою против сей пагубной склонности подвизаться и отвращать очи сердечные от мирской суеты, и обращать к небесному. Ибо невозможно и Слово Божие любить, тем более по Слову Божиему жить, и мир и то, что в мире, любить. Ибо любовь к миру Божиему Слову противна. Ибо Слово Божие от любви к миру нас отвращает (см. ), и привлекает к любви к Богу и любви к ближнему. Слово Божие велит нам о горнем помышлять, а не о земном (), на что оно и дано нам. Тем самым отвращается Божиего Слова, презирает и пренебрегает им тот, кто о земном помышляет, а не о горнем. Итак, как ни обращай мысль твою, человек, надобно одно из двух избрать: или Слово Божие любить и мир оставить, или Слово Божие оставить и к миру прилепиться, — а обоих одновременно держаться невозможно, ибо они противоположны. Слово Божие от мира отвращает сердце наше, и мир от Слова Божиего отвращает его. Итак, надобно одному из них повиноваться и держаться неотступно. Если хотим Слова Божиего держаться и исправить себя, должно от любви к миру отстать, иначе никакого успеха не будет.
   3) Должно читать или слушать Слово Божие не ради того, чтобы быть остроумным, мудрым перед веком этим, за мудрого считаться людьми — это противно Слову Божию. Ибо не для того оно дано нам, чтобы нам славу от него в мире сем иметь. Тот, кто читает и проповедует Слово Божие, чтобы прославиться на земле, хочет дар Божий, то есть Слово Божие, не в Божию славу, но в свою суетную обратить, и так Божию себе честь похитить от дара Божиего, как вор, — что есть превеликий и премерзкий грех. Но читать или слушать Слово Божие должно ради того, чтобы быть умудренным во спасение, иметь просвещенный ум к познанию истины, и сердце, склонное ко злу, исправить к добру и творению воли Божией. Также и проповедовать его должно ради созидания людей, а не ради того, чтобы показать свою мудрость, ибо для того оно нам от Бога и предано. Итак, если кто читает, или слушает, или проповедует Слово Божие не для этого, тому Слово Божие не только не принесет пользы, но и повредит. Ибо как свет видимый больным очам вредит, так свет Слова Божиего вредит оку лукавому, которое предполагает и предпринимает не то, что Слово Божие хочет и предполагает, а что развращенное его сердце. Отсюда-то бывает, что многие искуснейшие в букве Святого Писания бывают намного злее некнижных, ибо Бог у таковых отнимает благодать за презрение к Нему и злоупотребление Его Божественным даром, и так без благодати Божией они от греха в падают. Ибо «Бог противится гордым» (), которые не Божией, но своей славы ищут.
   4) Кто хочет по правилу Слова Божия жить, тому должно повиноваться внутреннему управлению совести и ему следовать. Ибо Слово Божие и совесть человеческая согласны между собой. Что Слово Божие в Писании положило, то внутри человека совесть свидетельствует, и как Слово Божие — вне, так совесть внутри человека от греха отводит, и как человек вне Словом Божиим, так внутри совестью за грех обличается. Это свидетельство совести все люди имеют, ученые и неученые, и самые грубые народы, даже самые недоросли. Ибо познают, что честно и нечестно, что хорошо и что худо, и отчего стыдятся и боятся худое перед людьми делать, и за худое дело, например, за ложь, воровство и прочую обиду друг друга обличают и жалуются друг на друга. От чего познается внутреннее управление совести и в самых отроках и отроковицах, тем более — во взрослых людях, совершенный возраст и разум имеющих. И это управление совести есть закон естественный, хотя и потемнен грехом. Итак, если хотим, христианин, правилу совести следовать, то будем следовать Слову Божиему. Слово Божие велит нам Бога почитать, бояться и слушать, то же и в совести нашей найдем. Слово Божие запрещает ближнему зло делать — то же и совесть делает. Слово Божие увещевает ближнему добро делать — увещевает и совесть. Грешишь против совести? Грешишь и против Слова Божиего. Поступаешь по совести? Поступаешь и по правилу Слова Божиего. За что обличает тебя совесть, за то обличает и Слово Божие. Чувствуешь утешение совести за добродетель, в том тебя и Слово Божие хвалит и утешает. И сия-то есть книга, в которой законные и беззаконные дела записываются, и откроется она всякому в день Суда Христова, и всякий получит по делам своим.
   § 372. Послушай, наконец, христианин, терпеливо и прими совет, душе твоей полезный и нужный. Христос говорит: «одно только нужно» (). Что это? Спасение вечное. Все, что в мире, минет, как и сам мир. При смерти мир и все в мире: честь, богатство, славу, утехи, друзей, братьев, родителей, детей и самое дело — оставляем. Одними душами отходим отсюда или к вечной жизни, или к вечной муке. Более всего мир приобретем, если обретем спасение души. Итак, душа должна быть тебе дороже всего мира. Напротив того, какая тебе польза от того, что все сокровище мира найдешь, если спасение душевное потеряешь? «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» — говорит Спаситель мира (). Ибо и весь мир приобретшему надобно его оставить, и отойти на тот свет без всего. Что же с того, когда душа, которая здесь все имела, там ничего, кроме погибели, не будет иметь? О! какое раскаяние, печаль, скорбь, тоска, воздыхание, плач, рыдание и вопль обымет ее тогда! Тогда истинно познает свою прелесть, но поздно. Воистину нет никакого приобретения там, где душе погибель. Истинно это без сомнения. Итак, только спасение души так нужно нам, что нет ничего нужнее его. Ради того Бог пророков Своих послал, ради того Слово Свое объявил нам, ради того Сын Божий пришел в мир, пострадал, умер и воскрес, ради того Тайны Святые установил. Одно это нужно нам. Если это найдем, все иметь будем, а если потеряем, ничего иметь не будем. Итак, этого одного искать мы должны более, нежели пищи повседневной, одежды, здоровья, свободы телесной, покоя и более всего, что нынешнего жития касается. Ибо все это приобретенное при смерти оставим, а найденное спасение души с собою на тот свет отнесем, и вовеки иметь будем. Знаешь ли, христианин, к чему я тебе это говорю? Вот к чему: примечай и рассуждай! Сатана со злыми ангелами никогда не спит, но всегда бодрствует на нашу погибель, и семя Божия Слова, посеянное в сердцах наших, через нанесенную печаль и гонение словами, или через печаль века сего и обман богатства стремится похитить, подавить и сделать бесплодным (). Плоть наша на нас со страстями и похотями всегда восстает и дух веры истребить хочет. Соблазны мира умножаются и стараются погасить зачавшуюся искру Божией любви. Друг от друга научаются злу: юный на старого, меньший на большого, низший на высшего, подвластный на властелина, слуга на господина, сын на отца, овца на пастыря смотрит и указывает. Что? «Вот-де и он то и то делает, почему и мне не делать?» Что это такое, что он делает? Зло, которое Бог Словом Своим запретил, и неугасающим огнем казнит. И так расширяется зло и, подобно моровой язве, души человеческие, за которые Христос Кровь Свою пролил, поедает, а так час от часу умаляются сыны царствия. Потому Христос о последнем времени говорит: «Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (). У многих вера на устах будет, которые говорят Ему: «Господи, Господи», — но не у многих в сердцах обретется та вера, о которой здесь говорит Христос, то есть вера живая, вера, любовью поспешествуемая. В сих, таких бедственных, обстоятельствах что нам делать? Чем себя защитить от врагов наших, которые не имения нашего и тела, но души нашей ищут и вечное спасение отнять — что ужасно — хотят? Чем, если только не Словом Божиим и молитвой? Читать или слушать Божие Слово, и внимать ему, и молитвою себя укреплять. Не смотреть на то, что злобою свирепеющий мир делает, но чему Слово Божие учит, и тщательное рассуждение о Слове Божием усердной молитвой в плод желаемый обращать и укреплять. Слово Божие научает, обличает, исправляет, наказывает, утешает. Молитва просвещает, вразумляет, помогает и содержит в христианском деле. Итак, как светильник требует масла, чтобы не погас, так вера, душ наших светильник, всегда требует слушания Слова Божия, поучения, размышления о нем и благодати, дабы не угасла. И как светильник без масла угасает, так вера без Слова Божия и исчезает. Ибо как тело пищею каждый день подкрепляем, так душу пищею Слова Божия и молитвы всегда питать и укреплять нам должно. Ибо без сего изнемогает душа, а затем и умирает, то есть лишается живой и оживляющей веры. Ибо как для тела жизнь — душа, так для души жизнь — вера истинная. Вот что я хотел тебе здесь предложить, христианин! Посему говорится: «Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос» ().

Глава 3: О христианском звании и как его должно хранить

    «Я, узник в Господе, умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны», и прочее ().
   § 373. Высокими и великолепными именами изображает, и к наставлению, утешению и веселию нашему представляет нам Дух Святой в Писании звание христианское, христианин, хотя и никто так, как истинные христиане, в мире сем не презираются. Унижены они перед миром сим, но почтены о Христе Иисусе перед Богом. Видим в Святом Писании, что они из тьмы призваны в чудный Божий свет (), «от власти сатаны к Богу» (; ), призваны в общение с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом (), быть сынами Живого Бога (см. ), призваны в обручение Единородному Сыну Божиему (), быть храмом Святого и Животворящего Духа (см. ), наследовать вечную жизнь и блаженство (см. ; ), быть согражданами с бесплотными силами (см. ; ). Итак, они «род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел» (). Высокое и поистине небесное звание, любезный христианин! Нет большего, высшего, почтеннейшего, славнейшего и благороднейшего имени под небом, как христианин. Этому высокопочтеннейшему титулу должна уступить всякая мира сего корона, знамением креста Христова не украшенная. На такое высокое достоинство возводит милость и человеколюбие Небесного Отца тленного человека! Возводит же верою о Христе Иисусе. Благословен Бог, так благоволивший!
   § 374. Об этом звании христианам, живущим в мире сем, как роде прелюбодейном, грешном, рассуждать и всегда помнить должно. Да предостерегает их это, и отвращает от греха, и поощряет ко всякой добродетели. Это небесное звание, и небесного жительства и обращения требует. Об этом молит христиан узник о Господе Павел, говоря: «Я, узник в Господе, умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны» (), и через Павла, сосуда Своего святого, увещевает Дух Святой: «призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости» (). «Явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы Великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам» (), чтобы жили «не по плоти, но по духу» (), ибо мы пришельцы и странники в мире сем, удаляясь от плотских похотей, восстающих на душу, и провождая добродетельную жизнь (); чтобы как чада света поступали, испытывая, что благоугодно Богу, и не участвовали в бесплодных делах тьмы, но и обличали (), но были «чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором сияли бы, как светила в мире» (). К этому да подвигнет христиан небесное их звание, к этому да привлекает сердца их и помышления. Итак, христианам не так должно жить в мире сем, как живут народы, не знающие Истинного Бога. Они, как званием от язычников отделены, как «род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел» (), так и житием и нравами своими от них должны отличаться. Всякое беззаконие и грех для них должны быть мерзки, ибо оскорбляют Отца их Небесного, и отлучают от Него согрешающего и лишают его высокого христианского благородства, и делают подлейшим невольником своим, ибо «всякий, делающий грех, есть раб греха» (). «Блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у них, как прилично святым» (). Ибо их «тела суть храм живущего в них Святаго Духа» (). Какое великое неистовство — из храма Божиего храмы бесовские делать! «Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог» (). Их «тела суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет! Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? Ибо сказано: два будут одна плоть» (). О сколь страшное и жалостное дело — из членов Христовых членами блудницы делать, сквернить душу и тело, которое Кровью Христовою омыто и очищено, и членом Христовым и жилищем Святого Духа сделалось! Многих и горячих слез, плача и рыдания достойно дело это! Христиане уста свои отверзают на молитву, славословие, хвалу и пение святого имени Божия, и с Богом Святым в молитве беседуют. Как опасно те же уста отворять на хулу, клевету, злословие, кощунство, осуждение, песни мерзкие, сквернословие и прочие гнилые слова! Они устами приемлют пречистое и животворящее Тело и Кровь Христову. Итак, как страшно те же уста осквернять буйными речами и сквернословием! Они руки свои простирают к Богу. Как не беззаконно те же руки простирать на похищение, лихоимство, биение и прочие беззаконные дела! Они должны помышлять, что они «одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (). «Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно Крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (). Итак, как любовно, согласно и мирно, как одно тело и члены друг для друга, жить должны! Какое неистовство — устремляться на члены того же тела и им причинять зло! Они должны и тому внимать, что позваны к вечной жизни, славе и богатству. Наследство их не на земле, но на небе, где и Отец их Бог, и Отечество их. Как неразумно им прилепляться к земному, временному и тленному! Как безумно искать долгого жития на земле тем, которым уготована вечная жизнь на небе! Как безрассудно гоняться за честью и славой земною и тленною тем, которым обещана нетленная слава на небе! Как не суетно желать и собирать сокровища на земле тем, которые надеются получить сокровище вечное на небе! Это христианам помнить должно, об этом рассуждать и этому внимать, и свое небесное благородство больше жизни своей беречь. Призваны они из тьмы в чудный Божий свет (), и обращаются опять от света во тьму, когда обращаются от Бога ко греху. Ибо грех есть тьма и пребывающий во грехе во тьме пребывает. «Общение их с Отцом и Сыном Его Иисусом Христом» (). Великая честь и уму непостижимая — иметь общение с Богом Святым и Вечным, но теряют общение это прелюбезное, когда во тьме пребывают. Ибо «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине» (). Им апостол приписывает великолепный титул Божиих сынов: «Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (). И святой апостол Иоанн со удивлением на тот же титул им указывает: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими» (). «А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу» (). Но лишаются (о, жалости и неутешного плача достойное дело!), лишаются того небесного имени и драгоценнейшего наследия, когда впадают в грехи и погубляют истинную свою веру. «Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и велиаром?» (). О грех — горькое семя и пагубное, такого блаженства он нас лишает и в такое ввергает бедствие! «Человек, будучи в чести, не уразумел, сравнялся со скотами несмысленными и уподобился им» (). И «муж безумный не познает и неразумный не уразумеет сего» (). О, если бы бедный человек хотя немного усмотрел в себе эту высокую христианскую честь и славу и познал тщетность ее, то рыдал бы безутешно день и ночь, и желал бы терпеть все, что ни приключится с ним, только бы той славы сынов Божиих не лишиться! Страшна и ужасна геенна, но не менее страшно лишение славы той. О Господи! Отверзи сердечные очи наши, да увидим сколько-нибудь славу ту, которую Ты обещал любящим Тебя, и познав бедственную суету нашу, с усердием и верою поищем ее у Тебя, Господа славы. Посему внимайте сему, христиане, у которых нет страха душу и тело свое нечистотою осквернять, у которых нет стыда бесчинствовать и по идолопоклоннически жить, для которых нет греха или за нечто незначительное почитается ближнего обидеть, похищать, красть, злословить, клеветать, лгать, обманывать, льстить, лукавить и подобных себе людей прельщать, на ближнего враждовать, злобиться и мстить, и прочие беззаконные дела творить. Внимайте, говорю, вышесказанному званию, и рассуждайте, принадлежите ли вы к тому благословенному стаду, которому Пастырь — Христос, к тому святому Телу, преблагословенная Глава которого — Единородный Сын Божий, к тем братьям и сынам, которым Бог — Отец. Непременно в сынах проявляются нравы отца. И овцы Христовы слушаются голоса Его (), и «дерево познается по плоду» (). Называешься христианином? Но имя христианское без жития христианского — это лицемерие. Призываешь Бога в молитве как Отца? Но стремишься ли Ему уподобиться нравами, боишься ли Его, любишь ли Его, слушаешь ли Его, как сынам подобает? Если нет, то молитва и призывание твое суетно, только один голос без силы и действия, или даже мерзость. Он Отец, но сынов Своих, а для врагов Своих Он страшный Судия и мститель. Говоришь: «Верую во Единаго Бога», «но покажи мне веру твою без дел твоих», — говорит тебе апостол Христов (). Если не творишь дел, вере приличных, то вера твоя демонская, ибо «и бесы веруют, и трепещут», как тот же апостол учит (). Числишься между верными, но любишь ли их, как братию твою? Если нет, вне числа их находишься, как язычник и безбожник. Чаешь воскресения мертвых, но не противно ли житие твое надежде твоей? Не живешь ли так, как скот, который, издохнув, не восстает? Если это есть в тебе, то надежда твоя суетна. Чаешь воскресения, но от мертвых дел восстать не хочешь. И хотя воскреснут и беззаконники, но не в жизнь, а в «вечное поругание и посрамление» (; ). Итак, видишь, бедный человек, что имя христианское без христианского жития есть одно лицемерие и на самом деле ничто. О, какой страх, ужас, печаль и стыд постигнет тебя в день Суда, оттого, что ты имя христианское имел, но дел христианских не имел! Но тогда уже не сможешь избавиться от того, во что сам себя здесь вверг, и найти то, что здесь потерял. Посему ныне, пока не ушло время, должно это искать.
   § 375. Спросят: «Как мне это найти?» Ответ:
   1) Помни, от чего ты при Крещении святом отрекался и что обещал Богу делать. Ты тогда отрекался от сатаны и всех дел его и обещался служить Богу верою и правдою. Вспомнив это, сокруши сердце твое, покайся и жалей, что ты Бога, Которому обещал служить, оставил и опять к сатане, врагу Его, и мерзким делам его обратился, и так солгал Господу Богу твоему.
   2) Оставь беззаконное житие, и, начав новое, христианское, прибегни к Богу с сожалением сердечным и раскаянием, что согрешил пред Ним, и исповедай пред Ним заблуждение свое, и молись с Давидом: «Я заблудился, как овца погибшая: взыщи раба Твоего» ().
   3) Так начав, стой и утверждайся в добром начале твоем и молись Самому Богу, чтобы силою Своею укрепил тебе. Он труждающимся помогает, поможет и тебе, ибо хочет, чтобы ты спасся (см. ). И хотя много от сатаны, мира и плоти искушений и наветов претерпишь, но если будешь крепиться в начатом деле твоем и Бога на помощь призывать, Бог, как Милосердный и Человеколюбец, не оставит тебя.
   4) Так обратившись, услышишь и ты от Бога в сердце твоем, что услышал Давид: «Услышу, что скажет во мне Господь Бог, ибо изречет Он мир на народ Свой, и на преподобных Своих, и на обращающихся сердцем к Нему» (). Тогда возвратится к тебе христианское благородство, которого как себе, так и тебе от сердца желаю. Аминь.

Глава 4: О повседневном христианском покаянии

    «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» ().
   Когда здесь говорится о повседневном покаянии, то не такие грехи разумеются, которые по произволению и умыслу делаются, как-то: блуд, хищение и прочие подобные тем (см. , и в прочих местах). Таковые грешники, поскольку дар Крещения и веру потеряли, вне числа истинных христиан находятся. Посему должно им оставить страсти и злые обычаи свои и начать новое житие о Христе Иисусе, как сказано выше. (О покаянии таких грешников смотри в первой книге, в первой статье второй части). Нет там и покаяния, где грехи не оставляются, но только бесполезное умягчение совести и прелесть дьявола, который таким ложным покаянием прельщает людей, чтобы в вечную погибель их мог с собою увлечь. Но в это рассуждении имеются в виду немощи человеческие, которым и самые благочестивые и свято живущие подлежат, как из следующего увидишь. Также рассуждение это и тех грешников касается, которые благодатью Божией обратились и, начав новое житие, стараются Богу послушание оказывать и угождать. Ибо должно и им каждый день до конца жизни болезновать сердцем о том, что Бога бесстрашным житием прогневляли, должно поминать грехи свои и беззакония прежние, и так смиряться, должно пред Богом рассуждать, как в бедственном состоянии были и от него благодатью Божией избавились, и за то Бога, не хотящего смерти грешника (см. ), усердно благодарить, и на милость Божию без сомнения надеяться. И поскольку и сии, хотя отстали от грехов и в числе благочестивых находятся, однако тем же немощам подлежат, как и прочие благочестивые, то и они повседневного покаяния требуют.
   § 376. По рассуждению учителей церковных, грех двоякий. Одни — владеющий человеком, о каком говорит апостол: «да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его» (), этот грех иначе называется самопроизвольным, ибо делается с желанием, советом, умыслом, знанием и предварительным рассуждением, и он бывает против совести, которую и уязвляет и беспокоит, — например, соблудить, похитить, украсть чужое, обмануть, прельстить ближнего, озлобиться на него, и прочее. Этот грех называется смертным, ибо смерть вечную согрешающему, если не покается, соделовает, по учению апостольскому: «возмездие за грех — смерть» (); и еще: «сделанный грех рождает смерть» (). Вместе с таковым грехом вера и благодать Святого Духа в человеке быть не может, но изгоняется через него, и согрешающий человек так лишается всех благ, через Христа приобретенных, и Христос ему ни приносит никакой пользы, пока так грешить не перестанет. От таковых грехов истинные христиане берегутся, верою и благодатью Святого Духа подвизаются против них. (О таковых грехах поминается в ; и в прочих местах Писания). Другой грех — это грех, живущий в человеке, но не обладающий человеком, и он не что иное, как немощь природная, плоть со страстями и похотями (см. ), восстающая на духа, растление и злость, с человеком родившаяся. Этому греху силою веры и духа противятся благочестивые, и не попускают владеть собою. Например, восстает похоть, побуждающая к нечистоте, или к отмщению, или к ненависти, или к обиде ближнего, и прочее, — они ту похоть укрощают, усмиряют и побеждают. И хотя сему греху противятся благочестивые, однако, немощью убеждаемые, часто делают, чего не хотят и не знают ().
   § 377. Из святого Божиего Слова познаем, что и самые благочестивые и свято живущие согрешают, и согрешают много. «Все мы много согрешаем», — говорит апостол (). И святой Иоанн исповедует: «Если говорим, что не имеем греха, обманываем самих себя, и истины нет в нас» (). И за оставление грехов «помолится всякий преподобный во время благопотребное» (). И Христос верным, Кровью Его оправданным и Бога Отца по благодати Его исповедующим, велит молиться: «Отче! Остави нам долги наша» (грехи) (), ведая, что согрешают все. Велит брату оставлять грехи: «Наблюдайте за собою. Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему; и если покается, прости ему. И если семь раз в день согрешит против тебя и семь раз в день обратится, и скажет: «Каюсь», — прости ему» (). А кто против брата грешит, тот грешит и против Бога, ибо не хранит заповеди Божией: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (). Потому и пророк святой вопиет к Богу и воздыхает: «Не войди в суд с рабом Твоим, ибо не оправдается пред Тобою никто из живущих» (). Ибо Бог не только внешние наши дела и грехи видит и судит, но и внутренние помышления, наклонности, начинания сердечные, как испытующий сердца и утробы (), ясно усматривает и по ним судит. Многих грехов своих человек не видит и не познает в совести своей, но Божие око, которое светлее солнца, все проницает. Посему говорит псалмопевец: «Грехопадения кто разумеет?» (), — то есть никто не может их познать и исчислить. Потому и молится Богу об очищении их: «От тайных моих очисти мя», — показывая, что ничем иным они не очищаются, как исповеданием, усердною молитвою и верою о Христе Иисусе, чья «Кровь очищает от всякого греха» верующих в Него и исповедующих грехи свои (см. ). И здесь имеются в виду не те тайные грехи, которые тайно по произволению делаются и от людей сокрыты, ибо они хотя и тайно от человека совершаются, но не могут укрыться от совести, которая их более всякого свидетеля внешнего обличает, и против согрешившего вопиет, но имеются в виду такие грехи, которых и сам человек в совести не усматривает, но Бог ясно и чисто видит. Ибо сердце человеческое глубоко сокрыто (; ), и смертоносным ядом змеиного семени так заражено, что всякому много предстоит труда рассматривать его, оплакивать, омывать верою нечистоту его. Ибо «кто похвалится, что имеет чистое сердце? Или кто дерзнет сказать, что он чист от грехов?» — говорит Соломон (). Это окаянство оплакивает апостол: «Окаянный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» Причину этого приводит выше: «Вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих», и прочее (). Посему всем, благочестиво живущим должно рассматривать сердце свое, и немощь свою понимать, и с пророком исповедаться перед Богом: «У Тебя, Господи, правда, у нас же на лицах стыд» (), — и от правды Божией и праведного Его суда к милосердию Его о имени Христовом прибегать: «Не войди в суд с рабом Твоим, ибо не оправдается пред Тобою никто из живущих» (), — и молиться: «Отче! Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» (). «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» ().
   § 378. Источник, от которого верные почерпают воду веселия, то есть утешение и оставление грехов, есть Христос, Сын Божий. К сему Источнику живой воды прибегают они, палимые зноем гнева Божия, который в совести своей чувствуют, и так прохлаждаются и воспринимают утешительное подкрепление веры, восклицая с богомудрым Павлом: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» (). Если Бог Сына Своего ради нас не пощадил — о глубина богатства благости Божией, — то как ради Того же Сына нам, верующим в Него, и исповедующим грехи свои пред Ним, и отпущения просящим, не отпустит грехи и не явит милости? Если великое подал, когда благоволил послать Сына Своего ради нас в мир, малого ли не подаст нам? Ибо для того и пришел Христос в мир, чтобы нас избавить от грехов, от которых мы сами избавиться не могли, и подать нам правду Свою, которой мы от закона найти не могли, как немощные, и так отворить нам небесное царствие, которое мы преслушанием своим затворили. В этом цель благоволения о нас Небесного Отца и пришествия Единородного Сына Его в мир. Дан был нам закон Божий, в котором вечная правда изображена. Тот должно было нам или совершенно исполнить, и так праведными перед Богом быть, и жизнь вечную получить, по Писанию: исполняющий то (в законе написанное) человек, «жив будет им» (), или, если не исполним, под клятвою закона быть, по сказанному: «проклят всяк, кто не исполняет всего, что написано в книге закона» (; ). Но грех, живущий в человеке, большую воспринял от закона силу, и был как бы раздражен им, и против того, что закон повелевал или запрещал, большую в нем возжигал похоть. Потому человек, побеждаемый немощью и похотью, не мог исполнить того, что хотел от него закон, и так закон обличал его, как немощного и преступника, а не исцелял. И хотя человек не мог делать того, что закон ему повелевал, но правда Божия своего требовала от него. Требовала того, что он должен Создателю и Богу своему, то есть совершенного послушания и почитания, и так определила, чтобы человек или весь закон Божий исполнил и благословение Божие получил, или, не исполнив, лишился Божиего благословения и был поражен проклятием. Правда Божия нарушена быть не может, но требует непременно, чтобы законопреступник был наказан, ибо свойство правды — каждому отдавать должное. Не нашелся человек, который бы закон Божий совершенно исполнил, «потому что все согрешили и лишены славы Божией» (). Не сотворил никто того, чего правда Божия требовала, и каждый обличался от закона как преступник и непокорный. Следовательно, и остался всякий по определению Божией правды под проклятием, и подпал вечному осуждению и смерти. Милосердие и человеколюбие Божие не терпело, чтобы человек был оставлен под проклятием, не терпело видеть его в вечной погибели. Правда Божия своего требовала, и милосердие Божие своего хотело. Надобно было и правде Божией удовлетворение свое получить, и милосердию Его не остаться без удовлетворения. Бог Праведный и Милосердный изобрел по Своей премудрости средство, которым и правда Его святая, и милосердие Его удовлетворились. Благоволил Сыну Своему, Который есть Ипостасная Божия Премудрость, воплотиться. Явился во Плоти Сын Божий, и за нас, проклятых от закона, сделался клятвой, единый «благословенный во веки» (), и так «искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою» (), и, вместо нас, не исполнивших закона, совершенно исполнил закон, «чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу» (). Так закон Божий конец свой, то есть исполнение совершенное, во Христе получил, чего в нас не получил. Так правде Божией и милосердию Его удовлетворила Ипостасная Отчая Премудрость — Христос. Правде — так как «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши» (; ; ); милосердию — так как человек проклятый и вечному осуждению подверженный благословение верою во Христа получает от Бога и спасается (; ; ). И чего в законе не мог найти, как немощный, то все верою во Христе обретает. Так «милость и истина встретились, правда и мир облобызались. от земли воссияла, и правда с неба приникла» (). От этого Источника живого прохлаждаются верные, на Иисуса, вознесенного на Кресте и грехи наши вознесшего в Теле Своем на древо, верою взирают и ранами Его исцеляются (; ). Ибо «как Моисей вознес змию в пустыне, так подобало вознесенным быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (). Об этом дерзают с апостолом говорить: «Имеем Ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, Праведника; Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира» (). Он несовершенное их послушание Своим совершенным послушанием дополняет, и Своим совершенством недостатки и немощи их прикрывает, и так «от полноты Его все мы приняли» (). Он «сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением» (). Итак, к этому прибежищу нищих и убогих и Врачу немощей человеческих, истребившему грехи, должно и нам, христианин, прибегать, и верою взирать на Него, дабы, как сыны Израилевы, угрызаемые от змиев в пустыне, взирали на вознесенную Моисеем змею и исцелялись (см. ), так и мы, верою взирая на вознесенного Сына Божия, исцелились от ядовитых угрызений адского змия, дьявола. Христос, Сын Божий, — утешение, похвала и слава наша, христиане, умерший за нас, но и воскресший, Он и одесную Бога сидит, «и ходатайствует за нас» (), — Тот, Который с высоты славы Своей милостиво взирает на кротких, и смиренных, и трепещущих пред словом Его (), Который «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (; ). Который Сам говорит: «не здоровые имеют нужду во враче, но больные. Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (). «Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» ().
   § 379. Истинные христиане, когда исповедают грехи свои перед Богом и отпущения их у Него просят, то и сами человекам согрешения их оставляют, как научил их Христос молиться: «Отче! Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» (). Потому, христианин, нам должно рассуждать о том, что добавляет Господь по молитве той: «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (), то есть должны и мы оставлять ближним нашим согрешения их. Потому и премудрый Сирах говорит: «Мстительный получит отмщение от Господа, Который не забудет грехов его. Прости ближнему твоему обиду, и тогда по молитве твоей отпустятся грехи твои. Человек питает гнев к человеку, а у Господа просит прощения. К подобному себе человеку не имеет милосердия, и молится о грехах своих, сам, будучи плотью, питает злобу: кто очистит грехи его?» (). Посему Христос апостолу Петру, вопросившему Его: «Господи! Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? До семи ли раз?» — отвечал: «Не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз» (). Посему и притчу приложил Господь о должнике, который был должен царю своему десять тысяч талантов и который от царя получил прощение великого долга по единой милости его, но товарищу своему ста пенязей простить не хотел и посадил его в темницу, пока не отдаст долг, за что и сам царем прогневанным предан был мучителям (). Эта притча не иное что значит, как то, что питающему гнев на ближнего своего и согрешений его не прощающему, не только не будут прощены грехи Богом, но и прежние его прощеные грехи будут возвращены и вспомнятся. Ибо царь тот милостивый простил было должнику тому долг, но за немилосердие его, по отношению к брату его проявленное, снова возвратил его долг и предал мучителям для истязания долга. Посему заключает Господь притчу ту так: «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (). Потому, когда получаем от Бога прощение великих долгов наших, то ради такой к нам Божией милости должны и сами долги малые ближним нашим прощать, чтобы и с нами не приключилось то, что с лукавым тем евангельским рабом. Грехи всего мира истреблены на древе крестном, но отпущения грехов сподобляются от Бога только те, которые перестают грешить, каются о грехах и веруют во Христа, умершего за грехи наши и воскресшего. Нет же истинного покаяния, но есть притворное и ложное там, где сердце злобою и гневом исполнено. Самый гнев, который мы держим на ближнего, есть тяжкий грех, по свидетельству апостола: «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (). Скажут: «Он-де мне зло делает, и обиду причиняет?» Правда, но и ты равно зло делаешь, когда злобу на него держишь; и обиду ему причиняешь, когда словом или делом ему мстишь. Он прежде тебя сделал зло, но ты после делаешь ему зло. Ибо зло есть зло, и обида есть обида, прежде или после сотворенная. Рассуждай об этом, возлюбленный христианин, и не смотри на то, что делают христиане нынешнего века, которые за малое поносное или укорительное слово, или судебные места наполняют клеветами на ближнего, или хотят его погубить, не рассуждая о том, что каждый день и час бесчестят и оскорбляют величество Божие, и по делам своим не получают. Но, великой милости от Бога сподобляясь, и сам к ближнему твоему милосерден будь, чтобы самому не лишиться Божией милости и навеки не погибнуть. Посему, если хочешь, чтобы Бог к тебе был милостив, будь и сам к ближнему твоему милостив. Ближний наш дан нам от Бога для испытания нашего и познания о Боге. Любим мы ближнего — любим и Бога Самого, и Бог нас любит. Благоволим о ближнем нашем — благоволит и Бог о нас. Милуем мы ближнего нашего — милует и Бог нас. Прощаем согрешения ближнему нашему — прощает и Бог нам согрешения наши. Ненавидим и гневаемся на ближнего нашего — находимся и сами под гневом Бога. Не прощаем согрешений ближнему нашему — не прощает и Бог нам согрешений наших. Мстим мы ближнему нашему — будет мстить и Бог нам, как говорит Сирах: «Мстительный получит отмщение от Господа» (). Так, каковы мы к ближнему нашему, таков и Бог к нам.

Глава 5: О том, что христианин должен беречься от смертных грехов, которые против совести бывают и уязвляют ее

    «Да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его; и не предавайте членов ваших греху в орудия неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности» ().
   § 380. Что вне, в Слове своем Бог запрещает, то внутри человеку совесть его запрещает. И так Слово Божие, написанное на листе, и совесть человеческая воедино сходятся, нацеливают и к единому концу, то есть чистому, святому и непорочному житию ведут человека. Поэтому кто против совести грешит, тот грешит и против Божиего Слова. И гнев Божий, который чувствует человек внутри себя, в совести, тот же гнев Божий изображается и в Слове Божием против него. Также какую милость Божию и мир чувствует человек внутри себя, та же милость и мир Божий и в Слове Его святом представляется человеку. «Тем, которые поступают по сему правилу (имеют веру, действующую любовью) мир им и милость, и Израилю Божию» (). Также и пророк святой Давид какую милость и мир почувствовал внутри себя, то же и написал: «Услышу, что скажет во мне Господь Бог, ибо изречет мир на народ Свой, и на преподобных Своих, и на обращающихся сердцем к Нему» (). Посему христианам, если не хотят против Слова Божиего и Самого Бога согрешить, и так милость Божию потерять и праведному Его гневу подпасть, должно беречь совесть свою чистой от таких дел, которые ее уязвляют, беспокоят и лишают благоприятного мира, то есть от всего того, за что в Слове Божием возвещается гнев Божий и что беспокоит и приводит в страх совесть, которая чувствует в себе тот грех, за который гнев Божий определяется. Посему должны мы, христианин, совести нашей и Слову Божиему внимать и удаляться от плотских страстей, которые восстают на душу (). «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так царствия Божия не наследуют» (). И еще: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — царства Божия не наследуют» (). И еще: «Блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым. Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а, напротив, благодарение; ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в царстве Христа и Бога. Никто да не обольщает вас пустыми словами, ибо за это приходит гнев Божий на сынов противления; итак, не будьте сообщниками их» (). Этому учению и прещению да внимаем, христианин! Также христиане, как Божии люди, должны удаляться от сребролюбия: «ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры» (), как говорит Господь: «Не можете служить Богу и мамоне» (). Должны уклоняться от лжи, лести, ибо «погубит Господь всех говорящих ложь; кровожадного и льстивого гнушается Господь» (). Должны изгонять из сердца злобу, как им говорит Христос: «Если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (). А кому нет прощения согрешений, тому от Бога отмщение и вечная следует казнь. «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его», — говорит Христос (). Посему должно внимать этим и прочим страшным местам Святого Писания, которые возвещают гнев Божий грешникам за грехи, и совести своей внимать, и от таких дел, которые ее уязвляют и беспокоят, должно весьма беречься, дабы, уязвив совесть, не потерять покой ее, и милости Божией не лишиться, и не подпасть праведному Его гневу.
   § 381. Совесть уязвляют и беспокоят не только внешние грехи, которые вне, самим делом производятся, как-то: блуд, хищение, лесть, отмщение и прочие, но и внутренние, которые через злые и богопротивные помыслы совершаются. Посему христиане должны беречься не только от внешних, но и от внутренних грехов.
   1) Поскольку Бог в Слове Своем с душой нашей говорит. Итак, что пользы телом не грешить, но душою и сердцем грех делать; руками не убивать, но сердцем убивать; телом не смешаться с женою, но сердцем услаждаться нечистой похотью?
   2) Как Слово Божие душе нашей, так и совесть наша душе говорит: «Не делай того и того». Следовательно, и внутренние грехи как против Слова Божия, так и против совести в душе равно делаются, как и внешние, членами телесными.
   3) Бог как внешнее, так и внутреннее худое дело равно видит, о чем -го стих 1—16 свидетельствуют, и в прочих Писания местах говорится.
   4) И совесть за внутреннее худое дело и помысл, уязвленная и раздраженная этим, обличает человека.
   5) Как Слово Божие, греховным помыслом презренное и не исполненное, так и совесть, тем же раздраженная, суд Божий и гнев Его возвещают человеку. И человек будет судиться не только за дела и слова, но и за помыслы злые на страшном Христовом Суде.
   6) Христос говорит: «Сказано древним: «Не прелюбодействуй». А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (). Отсюда можно заключить, что и тот прелюбодей, который хочет прелюбодействовать и нечистые мысли в сердце питает, хотя с женщиной и не совокупляется телом; и тот убийца, который ненавидит брата своего (), злобится на ближнего и хочет ему повредить или его убить, хотя и не убивает его на деле; и тот есть вор и хищник, который желает чужую вещь похитить, хотя и не похищает делом; и тот пьяница, который хочет упиваться, хотя и не упивается; и тот льстец и обманщик, который хочет прельстить и обмануть, хотя делом и не совершает того. То же и о прочих злых помышлениях разуметь должно. Этот грех совершается против заповеди десятой: «не пожелай» (). И хотя такой человек не делает ближнему зла делом, но хочет делать, и так грешит против Божиего повеления. Ибо Бог как душе и сердцу нашему говорит, так и смотрит на сердце и волю души, на то, какое кто сердце и волю имеет и к чему воля и сердце клонится у человека, и по тому судит его. Итак, христианину не только не должно делать зла, но и мыслить, и хотеть, если не хочет против Слова Божия и совести своей согрешить, и так ее уязвить и суду Божиему подпасть.
   7) Поскольку Бог душе нашей говорит и велит или уклоняться от зла, или делать добро (см. ), то душа делает как добро, так и зло. А тело для души есть орудие, которым делает или доброе, или злое. Тело не будет делать зла, рука не будет похищать, убивать, язык злословить и клеветать, ухо клевету слушать, око с вожделением на красоту лица смотреть, если душа не захочет. Дело рук — делать, но доброе или злое делать от произволения души зависит. Ока дело — смотреть, а зло или с добром смотреть — относится к нашей воле. Языка дело — говорить, а как и что говорить, то от воли зависит. Так и прочие члены тела нашего бывают орудиями правды, или неправды не сами по себе, но от воли и произволения сердечного. Итак, душа и воля человеческая грешит или добро делает, и через члены телесные хотения и действия совершает. Следовательно, хотя человек и не грешит членами телесными, например, руками не крадет, не убивает, телом не блудодействует, и прочее, но в душе и сердце мысли злые имеет и им соизволяет, он также грешит перед Богом и суду Его праведному подпадает. Надобно же нам, христианин, не только от внешних грубых грехов, но и от внутренних злых помышлений, которые есть корень и начало внешних, беречь душу свою, если хотим по-христиански жить.
   8) Истинный христианин подобен дереву доброму, у которого как вне, на ветвях, появляются добрые и сладкие плоды, а не горькие, так и внутри имеется добрый и сладкий, а не горький сок. Ибо от сока и плоды происходят на дереве, а какой сок в дереве, такие и плоды его появляются на ветвях. Ибо «всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые», — говорит Истина — Христос (). В этом и мы должны подражать дереву. И как вне не делаем зла, так и внутри должны не делать зла. Но как вне являемся добрыми, так и внутри должны быть добрыми, подобно доброму дереву. Вне не делать зла — и внутри не мыслить зла. Вне не убивать ближнего — и внутри не гневаться и не злиться на него. Руками не похищать — и внутри не хотеть этого. Языком не злословить — и внутри не мыслить этого. Телом не гордиться — и умом и сердцем не превозноситься. Телом не оскверняться — и сердце чистым от этого соблюдать — да будет истинное согласие души с телом в благочестии, подобно тому как имеется союз и согласие в составе их естественном, да так душу и тело наше в послушание и жертву Богу нашему посвятим. Так будем истинно добрым деревом, которое и вне и внутри доброе. Посему говорит апостол: «Прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (). Отсюда видишь, христианин, кто есть истинный и кто ложный христианин и лицемер. Истинный христианин тот, который и не делает, и не хочет делать зла, но, наоборот, хочет и старается делать добро ради Бога. Ложный христианин и лицемер тот, кто от внешних грехов воздерживается и показывает себя вне добрым, но внутри зол и подобен «окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты» ().

Глава 6: О том, что христианин должен вожделениям и похотям плотским противиться и их благодатью Божией побеждать и умерщвлять

    «Поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы» ().
   § 382. Поскольку в христианине двоякое имеется рождение, ветхое и новое, или плотское и духовное, то в том же христианине двоякий и человек — ветхий и новый: двоякий не по существу (ибо по существу человек один, так как одно тело и душа, из которых существо человека состоит), но по внутреннему устроению, наклонностям и действию. Ветхий человек иначе называется внешним, новый же — внутренним, как говорит апостол: «если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется» (). Еще называется ветхий плотью, новый же — духом, как тот же апостол учит: «плоть желает противного духу» ().
   § 383. Эти два человека, в одном христианине обретающиеся, как противоположны между собою, так непрестанную между собою имеют брань, и друг другу противятся, как учит апостол: «плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся». Чего хочет плоть, того не хочет дух, и чего хочет дух, того не хочет плоть. Что плоть хочет делать, того не хочет дух и противится тому, а что дух начинает и делает, тому плоть противится, и хочет это разорить. От сего сражения и брани следует то, что одно побеждает, другое бывает побеждено, ибо брань без этого не бывает. Когда побеждает внутренний человек, тогда побеждается внешний, и когда побеждает внешний, тогда побеждается внутренний, от чего бывает одному жизнь, а другому смерть. Так бывает и в природе, например, когда находит свет, тогда исчезает тьма; и когда наступает холод, тогда погибает теплота; и когда отходит от человека жизнь, тогда наступает смерть, ибо тление одного бывает рождением другого. То же делается и в брани этой духовной: когда умирает внутренний человек, тогда живет и преобладает внешний человек, а когда умирает внешний, тогда живет и обновляется внутренний, как говорится: «если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется».
   § 384. Это сражение, или брань, между плотью и духом бывает в двух видах:
   1) В догматах и тайнах святой веры. Плоть немощная чего не чувствует и разумом не постигает, того не принимает. Что Бог един естеством, но Троичен во Ипостасях, того она не принимает. Что мир из ничего создан, того не принимает, рассуждая, что ничего из ничего не бывает, но все от чего-то иного рождается. То, чтобы Деве без мужа родить и Девою пребывать, Богу воплотиться и Человеком быть, человеку умершему и в прах рассыпавшемуся восстать, и прочие тайны святые плоть считает безумием. Посему Никодим, еще мудрствующий по-плотскому и не разумеющий тайн Божиих, не верит, и говорит Христу, поучающему о новом и духовном рождении свыше: «Как может человек родиться, будучи стар? Неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться? Как это может быть?» (). И апостол Павел с прочими апостолами говорит: «Мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, а для еллинов безумие» (). Поскольку «душевный человек, то есть плотской, не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием» (). Отсюда произошли душепагубные мнения о создании мира, о Боге, о Христе, Сыне Божием, о воскресении мертвых и о прочих догматах христианской веры в христианах, которые о них рассуждали по плотскому разуму, который, будучи слеп сам в себе, постигнуть их без помощи веры не может, и так заблуждается, а не пленяли разум в послушание веры. Но дух и вера, в истинном христианине живущая, отводит его к безопаснейшему пристанищу откровения Божия, которое содержится в Слове Божием, и указывает на истину и всемогущество Божие, и этим духовным мечом ниспровергает «всякое превозношение, восстающее против познания Божия», и пленяет «всякое помышление в послушание Христу» (). Немощной и слепой плоти много помогает сатана, враг христиан, который так же борется против духа, и зачавшуюся искру веры старается угасить, говоря человеку в сердце его о святых тайнах: «Как это может быть? Как Бог, Един естеством, может быть в Трех Лицах? Как мир из ничего может быть создан? Как Дева могла родить Бога Безначального? Как может Бог, человеком невидимый, видимым быть, и Безначальный начаться, и Бесстрастный пострадать, и Бессмертный умереть, и мертвый воскреснуть? Как тело умершее и сгнившее снова может восстать? Как грешник, обремененный грехами, перед праведным судом Божиим одной верой оправдаться может?» Эти и прочие раскаленные стрелы вражьи вынуждена терпеть верная душа (). Но вера истинная твердо противится им, и, как «победа, победившая мир, побеждает» их (), утверждаясь неложным и верным свидетельством Слова Божиего. Ибо «свидетельство Господне верно» ().
   2) Бывает брань между плотью и духом в склонностях, которые касаются нравов. Плоть хочет делать то, что ей свойственно и приятно, как-то: величаться, гордиться, превозноситься, в славе, чести и почтении у людей быть, сладострастию своему угождать, ближнему за обиду мстить, богатство собирать, уповать на свою силу, хитрость, богатство, на князей и вельмож века сего, и проч. Но дух от всего того отвращается, как от суетного, и научает Бога бояться, любить, почитать, и на Него единого надеяться, и Его призывать и у Него помощи искать. И в этой брани плоти нашей против духа нашего помогает сатана, который как прародителей наших в раю, так и ныне христиан отвратить тщится от любви Божией, послушания и почитания.
   § 385. Весь христианский подвиг в том состоит, чтобы вначале пресекать злые помыслы, которые восстают против веры святой и Божиего закона и хотят благочестивое сердце извратить, и не попускать им возрастать и усиливаться. Об этом все святые Божии угодники заботились и подвизались. Ради этого и ныне хотящие благочестиво во Христе Иисусе жить подвизаются. Об этом и нам, христианин, заботиться и подвизаться подобает. В этом деле, столь важном, в котором о спасении души своей подвизается христианин, должны мы подражать тем людям, которые защищают или дом свой от разбойника, или город от неприятеля. Они все старание полагают на то, чтобы врагами своими не быть побежденными, противятся им и отражают их, уязвляются от них и уязвляют их. Так должно и нам поступить, когда на дом души нашей наступает враг наш, дьявол, и хочет его разорить: должно противиться ему, отражать его и не допускать. Или, как хозяин, когда загорается дом его, старается пламя погасить, так и нам, когда лукавый бросает в души наши злые помыслы, как раскаленные стрелы, должно угашать их и не допускать дому нашему загореться. Ибо как разбойник, войдя в дом, разоряет его и хозяина умерщвляет, или как неприятель, взяв град, опустошает его и граждан или пленяет, или умерщвляет, так дьявол, неприятель христиан, когда через злые помыслы возьмет дом душевный, подобное душе причиняет разорение. Тогда душа уподобляется опустошенному городу, о чем Ангелы и святые Божии сетуют. Ибо как о грешнике кающемся радуются (), так о праведнике совратившемся жалеют и болезнуют. Потому должно нам, христианин, за то весь труд полагать, чтобы неприятеля сего в дом наш не допускать, затворять перед ним двери, противиться, крепиться и отражать его. Не корысти какой ищет он у нас, но нас самих хочет пленить и погубить. Не богатство какое тленное, но сокровище нетленное, вечное душ наших спасение старается отнять у нас. Поэтому послушаем апостольское увещание: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш, дьявол, ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою» (1 Петр 5:8—9).
   § 386. Примечай, христианин, следующее:
   1) Брань эта и подвиг предстоит всем христианам и людям всякого чина и звания, имя свое записавшим Христу. Ибо апостолы святые ко всем христианам без разбора о ней пишут и поощряют к подвигу. Поэтому всякому, кто хочет спастись, надобно подвизаться. Следовательно, худо некоторые из любящих похоти думают и баснословят, будто бы одних монахов и прочих безбрачных касается умерщвление плоти. Ибо апостолы святые об этом писали ко всем, брачным и безбрачным, и под умерщвлением плоти подразумевается не только умерщвление похоти блудной, что особенно к безбрачным относится, но и прочих стремлений страстных, как-то: гнева, злобы, зависти, сребролюбия, гордости, мести, злоречия, и прочего. Ибо все это зло — плод плоти нашей, как видно из пятой главы Послания к Галатам, где плотские дела апостолом перечисляются.
   2) Брань эту непрестанно надлежит нам вести, на всякое время и на всяком месте. Ибо везде и всегда, в городе и в пустыне, днем и ночью, страсти наши с нами, как домашние враги. Плоть всегда противится духу (), и сатана со своими злыми слугами, как «лев рыкая», везде и всегда ходит, «ища, кого поглотить».
   3) Враги наши не оставляют нас до самой кончины, но тогда более всего и борют нас, и подвизаются против нас, желая у нас похитить венец наш. Тогда предстоит каждому христианину или победить и вечно жить и торжествовать, или быть побежденным и получить вечный стыд и навечно умереть. Ибо с того часа всякий или блаженную, или горькую начинает вечность. О! Спаси нас, Господи, в час тот. Хотя и всегда, но особенно в час тот всякое искусство и разум человеческий оскудевает. Вера истинная и живая, упование крепкое на Иисуса, Победителя смерти и ада, торжествует тогда. О! Предстань мне тогда, смиренному и недостойному рабу Твоему, Благий Иисусе, Искупитель мой, мне, которого даром возлюбил и предал Себя за меня, и ныне не оставь меня. «Боже мой! Не удалися от мене, Боже мой! В помощь мою вонми. Да постыдятся и исчезнут оклеветающие душу мою; да облекутся в стыд и срам ищущие злая мне» (). Тогда более всего, любезный христианин, нужна усердная молитва, и из глубины сердца воздыхание, и надежда паче надежды, и упование паче упования. Поэтому ныне, во время жизни нашей, час оный должно помнить и молить Иисуса, чтобы тогда не оставил нас, но должно и самим нам ныне Его не оставлять и усердно служить Ему.
   4) Поскольку такую лютую и всегдашнюю брань надлежит нам вести, то не должно нам дремать. Не должно, говорю, дремать, когда враги наши на погибель нашу всегда и везде бодрствуют, но должно, стряхнув сон лености, всегда бдеть и на страже против нападения их стоять, по увещанию Христову: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (). И еще: «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (). И еще: «Вот гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (). То же и апостолы Его говорят нам: «Кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть» (). И еще: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш, дьявол, ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою» (1 Петр 5:8—9).
   5) Старание человеческое само собою едва что может. Ибо надобно человеку против себя самого, то есть своего природного злонравия, вооружиться и стоять. Злонравию своему можем удобно и охотно следовать, но против него стоять и победить его сами не можем. Ибо как вниз по реке судно само собою удобно плывет, но против течения и ветра плыть само не может, и нужен для этого сильный гребец и правитель, так и естество наше, как растленное, грешить удобно может, и грешит, но против греха стоять и победить его никак не может, а надобно для того искать помощи и силы у Победителя смерти и ада, Иисуса Господа, Который «крепость людям Своим даст» (). Сего ради должно нам на подвиг наш помощи просить у Самого Бога, Который велит просить, и обещается подать: «Просите, и дано будет вам» (), и: «во время благоприятное Я услышал тебя и в день спасения помог тебе. Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения» (). Ныне, то есть в веке этом, доколе живем здесь, доколе в пути находимся, благоприятное время подвизаться, просить, искать и стучать, чтобы в то время, когда только истязание и суд будет, не посрамиться.
   6) Поскольку брань эту всем христианам надлежит вести, ибо плоть и враг-дьявол никого из христиан бороть не прекращают, то, если кто из христиан не чувствует ее, должно ему осмотреться: не находится ли он в плену и власти вражьей. Ибо так бывает и в брани видимой: кто неприятелю своему, восстающему на него, не противится, но покоряется, того он не беспокоит, но оставляет в покое и мире, как подвластного. Так и дьявол, враг христиан, того не борет, кто злой его воле покоряется, но оставляет его, как своего пленника, в покое, и этот покой бедственнее всякого беспокойства, ибо к вечному беспокойству и погибели ведет такого пленника. Поэтому всякому христианину должно осматриваться, в каком состоянии он находится. Не для роскоши и веселостей мирских позваны христиане, но на брань, труды и подвиги. Не малый труд и подвиг требуется, чтобы себя самого и растленное свое естество, и врага-дьявола победить. Обещан христианам покой, веселье и всякая сладость, но в будущем веке, хотя и ныне истинные рабы Божии не лишаются своего утешения и радости (что в последней статье увидишь). Рассуждай о сем, христианин, и не смотри, что нынешний свет делает, но смотри, что Слово Божие предлагает: трезвитесь, бодрствуйте, и прочее, и внимай себе!

Глава 7: О том, что каждый христианин должен показывать плоды веры и нового рождения

    «Погреблись с Ним (Христом) Крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни», и прочее (Рим 6и след.).
   § 387. Чтобы тебе, христианин, лучше познать, что есть новое рождение, прежде всего предлагаю тебе рассуждение о смерти троякой. Смерть трояка: телесная, духовная и вечная. Телесная смерть — это разлучение души от тела. Сия смерть общая для всех праведных и грешных, и никому ее не миновать, как видим. Об этой смерти говорит Божие Слово: «Человекам положено однажды умереть» (). Вторая смерть — вечная, та, которой грешники осужденные вечно умирать будут, но никогда не смогут умереть, пожелают обратиться в ничто по причине лютого и нестерпимого мучения, но не могут. Об этой смерти говорит Христос: «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая» (). Третья смерть есть — духовная, которой мертвы все, не верующие во Христа, истинную и Источник жизни. Так же христиане, исповедующие Бога и Христа, Сына Божиего, но беззаконно живущие, сею смертью мертвы. Что для тела человеческого душа, то для души Божия благодать. Посему как тело мертво, когда души в нем нет, так и душа мертва, если не имеет Божией благодати, оживляющей ее. Ибо как мертвый человек, хотя и имеет ноги, уши, глаза, руки, язык и прочие члены, однако ими не действует, ибо не имеет души, которая есть начало всех действий естественных, так и духовно мертвый, то есть во грехах живущий и похотям плотским служащий, безразличен к духовным делам, к Слову Божиему глух; имеет уши, но не слышит; Бога не боится, не почитает, не слушает Слова Его, не любит Его и ближнего своего; сердцем или злое, или суетное только замышляет, и весь безразличен к делу Божиему; лежит во грехах мертвый, как труп бездушный во гробе. Отсюда бывает, что в таком мертвеце Слово Божие совершенно не действует, и как в земле иссохшей, никакого плода не приносит, хотя и сеется небесное то семя. Тот, кто во тьме, удаляется от света; тот, кто отлучается от жизни, пребывает в смерти; та ветвь, которая отторгнется от лозы, засыхает. Христос есть Свет, Жизнь и Лоза истинная (). Следовательно, пребывают во тьме и смерти те, которые от Него отлучаются, и те засохшие ветви, которые от той живой Лозы отторглись. «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет», — говорит Христос (). Засохшая ветвь мертва, ибо сока, которым оживляется, не имеет и потому плода никакого не приносит. Так мертв человек, который от Христа, истинной Жизни, отлучается, и потому плода богоугодного приносить не может, как опять говорит Христос: «Без Меня не можете делать ничего» (). Отлучается же от Христа всякий законопреступник и к похотям мира сего прилепляющийся. «Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою» ()? Ибо как верою прилепляется человек ко Христу — истинной Лозе — и от Него сок благодати, живость духовную к плодотворению принимает, и так живет духовно, так когда веру живую погубляет, отсекается от благословенной Лозы той, и, как ветвь иссохшая, бывает мертв и плода приносить не может. Такой мертвец телом живет, но душою умер, как о вдовице сластолюбивой говорит апостол: «заживо умерла» (). Такого мертвеца Божия благодать как через внешнее Божие Слово, так и внутри, в совести вопия, ударяет: «Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос» (). Эта смерть тем бедственна, что ведет к еще более бедственной вечной смерти, поглощенный которой человек вовеки не увидит жизни. «Не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (). Но как смерть, так и жизнь трояка. Первая — телесная, когда душа вместе с телом пребывает. Сия жизнь так же, как и смерть телесная, общая для всех праведных и грешных. Вторая жизнь — духовная, которую соделовает Божия благодать, живущая в человеке. Как грех оскверняет человека и от Святого Бога отлучает (см. ), и так умерщвляет, так вера и Божия благодать очищает человека, с Богом соединяет и оживляет. Ибо как вещи, к свету, например, к солнцу или светильнику приблизившиеся, принимают в себя свет и освещаются, так душа, верою к Богу приблизившаяся, принимает от Него свет и жизнь, и так просвещается и оживляется от присносущного Света и Жизни. Третья жизнь есть жизнь вечная, преддверие к которой есть вышеописанная духовная жизнь. Ибо никто не войдет в вечную жизнь, если от мертвых дел не воскреснет ныне. Ибо «вне — псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и всякий любящий и делающий неправду» (). Итак, человеку надобно непременно сначала здесь восстать, верою Христовою оживиться, и так отворится ему дверь к вечной жизни. «Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом» (). «Имеющий Сына Божия имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни» (1 Ин5:12).
   § 388. Как в плотском рождении духовно мертвыми рождаемся все, ибо в беззакониях зачинаемся и во грехах рождаемся (), так в духовном рождении, или Крещении, которое бывает водою и Духом, из мертвых духовно восстаем. Ибо Крещением сообразуемся смерти и Воскресению Христову. Ибо как Христос умер за грехи наши, и восстал плотью, так мы в Крещении умираем греху, которым духовно умерщвлены были, и восстаем духовно, и начинаем жить Богу. Умер Христос — умертвился и грех наш. Погребен Христос — погребен и грех наш. Восстал Христос из мертвых — умертвилась и смерть наша, как поет Церковь в день святой Пасхи: «Смерти празднуем умерщвление» (Песнь 7); и подано нам ныне восстание духовное от смерти греховной, которое верою в воскресшего Христа и Крещением бывает, в последний день — телесное и всесовершенное всего состава нашего обновление. Тогда сбудется слово написанное: «Поглощена смерть победою. Смерть! Где твое жало? ! Где твоя победа?» (; ). Итак, когда веруем во Христа умершего и воскресшего, и крестимся, — умерщвляется и грех наш. Когда умерщвляется грех, то умерщвляется и смерть наша, ибо смерть от греха бывает. Следовательно, когда грех умерщвлен, то умерщвлена и смерть, а когда умерщвляется смерть, то мы восстаем от мертвых, а когда восстаем от мертвых, то вновь жить начинаем. Итак, Крещение наше есть духовное наше восстание и воскресение. Ибо Крещение наше умертвило нас для греха и оживило для Бога, и так обновило, возродило и новою тварью нас сделало, по учению апостола: «кто во Христе, тот новая тварь» (). Посему Крещение святое апостол называет банею возрождения: «спас нас Бог банею возрождения» (). Называется баней, ибо этой спасительной баней омывается человек крещаемый от скверн греховных; возрождения — ибо вновь начинает жить умерщвленный грехом, оживляется благодатью Святого Духа и, умирая для греха, начинает жить для Бога. Посему Крещение святое есть новое, духовное, святое, второе рождение, или возрождение, ибо в нем вновь рождаемся, духовно рождаемся, обновляемся обновлением Духа Святого (); второй раз рождаемся, или перерождаемся к новому, лучшему, благочестивому, святому и небесному житию. Потому при Крещении бывает отрицание сатаны и всех дел его злых, и обещаемся служить Богу. Для этого внимать должны мы, христиане, сему новому рождению и, ветхого отрекшись, сему следовать.
   1) Апостол говорит: «Мы умерли для греха: как же нам жить в нем?» (). Умереть для греха — значит не слушать его и не делать, что он хочет. «Что значит быть мертвым для греха? То, чтобы ни в чем не слушать его в дальнейшем», — говорит святой на это слово апостольское (Беседа 10 на Послание к Римлянам). Ибо как мертвый не слушает и не делает ничего, что ему ни говоришь и ни повелеваешь, так и христианам, как умершим для греха, не должно его ни в чем слушать, к чему он ни прельщает. И сие-то значит «попечения о плоти не превращать в похоти» (); похоти плотские не совершать, плоть распинать со страстями и похотями (), и прочее. А отсюда видим, что и жить для греха не что иное значит, как делать то, чего он хочет, и повеление его слушать и исполнять. Например, грех склоняет и убеждает человека или к блуду, или к гневу и злобе, или к хищению, или другому какому злодеянию. Когда человек делает так, то и слушает его, живет для него, и как раб повинуется и служит ему, по учению Христову: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (). Из этого следует, что тот, кто живет для греха, жить для Бога не может. Ибо жить для Бога или для греха — это значит слушать Бога или грех, как сказано. А поскольку Бог и грех противное повелевают, то и не слушает тот Бога, кто слушает греха, следовательно, и не живет тот Богу, кто живет греху. Так всякий грешник, прихоти греховные исполняющий, мертв перед очами Божиими, ибо не слушает Слова Божия, как мертвец, телом умерший, не слушает голоса человеческого. Хотя и живет телом, но духом мертв. Ибо не напрасно сказано: «Встань, спящий, и воскресни из мертвых» (). Ибо не к мертвецу, телом умершему, бездушному трупу, но к грешнику, во гробе греховном лежащему, говорится: «Воскресни из мертвых». О, сколько живых мертвецов пред Богом имеется, это апостольское слово учит нас. Ибо живые мертвецы — все те, которые истинного покаяния не приносят, но по своим прихотям живут. Потому христианам, которые в Крещении умерли для греха и Христу погребенному и воскресшему спогреблись и совосстали, помнить должно об этом, и уже не для греха, но для Бога жить, чтобы, живя для греха, для Бога и пред Богом не быть мертвыми и вовеки в смерти не пребыть, но наоборот, умерев для греха и живя для Бога, и здесь пред Ним живыми быть и вовеки с ним жить сподобиться. «Умертвило нас Крещение для греха, — говорит святой Иоанн Златоуст, — в дальнейшем должно нашим усердием подвизаться в этом всегда, так что, если и бесчисленное повелит, уже не слушать его, но пребывать недвижимым, как мертвец» (Беседа 10 на Послание к Римлянам). Итак, христианин, по причине силы Крещения, должен быть и мертв, и жив: мертв для греха и дьявола, изобретателя греха, жив же для Бога. Посему для христиан спящих и во гробе греховном лежащих есть время восстать и воскреснуть из мертвых, да и в последний день воскреснут в вечную жизнь. «Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос».
   2) Духовное и новое рождение, в котором христианин родился водою и Духом, требует от него духовных плодов. Ибо как плотское, так и духовное рождение имеет плоды, им свойственные. Человек естественный, или внешний, когда живет, не праздным пребывает, но проявляет признаки своей жизни, например, чувствует, видит, слышит, говорит, ходит, делает, ест, пьет, и прочее. Так и новому человеку внутреннему, если он живет в нас, должно проявлять признаки жизни своей, которые новому духовному рождению и новой духовной жизни приличествуют. Признаки и действия внутреннего, духовно живущего, или нового человека следующие: истинное благочестие и страх Божий, любовь к Богу и ближнему, и отсюда богоугодные дела, которые он делает без всякого лицемерия. Ибо как признаки мертвого, ветхого, или духовно умершего человека следующие: нераскаянное житие и мертвые дела, грехи и беззакония, дела, слова и помышления, Слову Божиему противные, так как такой человек не для Бога, но для греха живет, как выше сказано, — так признаки и действия нового, возрожденного и духовно живущего человека, который для Бога живет, — это истинные христианские добродетели, которые показывают внутреннего и нового человека, как доброе дерево показывают добрые плоды. И как признаки живого человека — это действия его естественные, слова, дела и прочее, ибо не может живой человек без действий быть, так признаки духовно живущего человека — это богоугодные действия его, дела, слова и помышления. Иначе не был бы он живой, но был бы мертвый, и было бы рождение не истинное, но мечтательное, без плодов, ему приличных. Посему как в книге Деяний апостольских, так и в церковной Истории, читаем и видим, что истинно обратившиеся к Богу и верою и Духом вновь возродившиеся люди все иное по сравнению с тем, что было до обращения, в себе являли: иные у них помыслы, начинания, дела и заботы появлялись, по сравнению с тем, когда они невозрожденными были. Какое усердие, желание и жажда к слышанию Слова Божиего, к славословию и хвале Божиего имени! Какой был страх Божий, любовь к Богу и ближнему! Какое братолюбие, смирение, кротость, терпение, милосердие к страждущим, щедрое подаяние убогим, милость к бедствующим и требующим милости! Какое попечение о спасении друг друга! Как друг друга они поощряли к подвигу в благочестии и проч.! И тем показывали, что они были истинные христиане, истинные чада света, истинные сыны Небесного Отца, от Которого родились водою и Духом, ибо Ему добрыми нравами сообразовывались, истинные овцы Христовы, ибо слушали гласа Пастыря своего. Дивимся мы, христианин, такому богоугодному житию древних христиан, дивимся. Но еще должно болезновать и плакать, что ныне того не видно, но вместо того «по причине умножения беззакония, во многих охладела любовь» (). Посему должны мы, христианин, осмотреться: пребываем ли мы в новом рождении, которое по плодам своим познается; имеем ли духовную жизнь, которая по действиям своим духовных заметна; живет ли в нас новый, внутренний и духовный человек, который через страх Божий, любовь и прочие христианские добродетели себя проявляет. Ибо всякая живая вещь живость свою действиями своими показывает. Итак, непременно и живому новому и внутреннему человеку, если он живет в нас, должно себя через действия и плоды свои проявлять.
   3) В духовном этом и новом рождении христиане рождаются от Бога, как апостол говорит о них: «ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (). Следовательно, они — чада Божии, и потому нравами и свойствами должны уподобляться Отцу своему Небесному. Ибо как сын по плоти изображает в себе свойства своего отца, так и сынам Божиим должно изображать в себе свойства и нравы Отца своего Небесного, как говорит Христос: «Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух» (). Потому и апостол учит и увещевает христиан: «Подражайте Богу, как чада возлюбленные» (). В чем подражать? Не мир созидать и прочие сверхъестественные дела творить, ибо это дело единой всемогущей силы Его. Но в чем? «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд», — говорит Христос (); и еще: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (). И Сам Бог говорит христианам, чадам Своим: «Будьте святы, потому что Я Свят» (, Лев.11:44, 19:2). И апостол святой написал: «Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (), — и подражать в прочих Божественных Его свойствах. Ибо в христианах, как чадах Божиих, должно быть начало образа Божия, которым должны уподобляться Отцу своему Небесному. (Об этом смотри еще главу статьи третьей этой книги).
   § 389. Из вышеописанного видишь, христианин, каких плодов от христианина требует новое его рождение, или святое Крещение. Посему всякому христианину необходимо осматриваться: пребывает ли он в новом духовном рождении (рождение же это по плодам своим познается, как выше сказано); не в ветхом ли более и плотском только пребывает, плоды которого — страсти и похоти плотские и грехи; «не царствует ли над ним грех, чтобы повиноваться ему в похотях его» (); не превращает ли попечения о плоти в похоти (см. ), и так не пребывает ли духовно мертв для Бога. Ибо не имя христианское и исповедание веры делает христианина истинным христианином, но вера живая. Веру же живую показывают плоды ее — добрые дела, как апостол говорит: «покажи мне веру твою от дел твоих» (). И: «всякое дерево познается по плоду своему» (). «Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые» (). Так и христианин, когда веру живую имеет и так в новом рождении пребывает, не может приносить злых плодов, как дерево доброе. Ибо «всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога» () (это понимается о грехе, который совершается по произволению и против совести). Но как дерево доброе плоды добрые, так он добрые дела живущей в нем благодатью Божией творит. Посему нужно всякому испытывать себя: имеет ли веру, и находится ли в спасительном новом рождении. Нужно, говорю, пока время не ушло и он на пути мира сего обретается, где спасение вечное или приобретается, или погубляется. Ибо не приносящим доброго плода суд Божий, посекающий, как секира, возвещается. «Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» ().

Глава 8: Христианин, верою во Христа оправданный, должен являть плоды правды, как дерево доброе приносит добрые плоды

    «Он (Христос) грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды» ().
    «Если вы знаете, что Он (Бог) Праведник, знайте и то, что всякий, делающий правду, рожден от Него» ().
    «Всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего» ().
   § 390. Христианин в святом Крещении верою во Христа оправдался и чистым перед Богом сделался так, как бы он никакого греха не сотворил. Потому служитель Божий этой спасительной Божией благодатью приветствует крестившегося: «Оправдался еси, просветился еси, освятился еси, омылся еси именем Господа нашего Иисуса Христа, и Духом Бога нашего». То же и апостол Христов говорит христианам: «но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (). Дивная, любезный христианин, и умом нашим непостижимая перемена, блаженная и всерадостная для нас, грешных! Из мерзкого грешника — праведным, и из нечистого — святым и из сына погибели — наследником царствия делается человек! Заслужил нам эту непостижимую благодать Сын Божий, Иисус Христос, подает Милосердный Отец, совершает Дух Святой. «Благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему» (). Но оправдавшимся и освятившимся даром должно плоды оправдания показывать, должно правду ту, верою воспринятую, делами праведными свидетельствовать, дабы показать, что они истинно родились от Бога, Который есть вечная Правда, по сказанному: «Если вы знаете, что Он (Бог) Праведник, знайте и то, что всякий, делающий правду, рожден от Него» (). То есть из творения правды познается рожденный от Бога человек.
   § 391. Чтобы уразуметь, христианин, что значит творить правду, внимай следующему рассуждению. Правда есть такая добродетель, которая учит нас всем должное отдавать, и потому она есть всеобщая добродетель, все добродетели в себе заключающая. Она учит, что мы Богу и ближнему нашему отдавать должны, и всякая, какая ни есть, истинная добродетель, в правде заключается. Она во всех десяти заповедях Божиих изображена, как и всякая истинная добродетель, и потому заповеди Божии исполнять и правду творить — одинаково. А как правда всякую добродетель, так неправда всякий грех в себе заключает, и когда человек какую заповедь Божию разоряет, то он делает неправду и против правды грешит, и так всякий грех — против правды. Итак, правда требует от нас, чтобы мы Бога единого, Которым созданы, знали, и кроме Него никаких богов не признавали, Его единого почитали, любили, боялись, слушали, призывали, на Него единого надеялись, уповали, и имя Его святое с почитанием и благоговением поминали. Та же правда хочет от нас, чтобы мы ближнему нашему, то есть всякому человеку, того не делали, чего не хотим себе, и то делали, чего хотим себе. Это Христос в Евангелии Своем изобразил так: «Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки» (). А поскольку никто не хочет себе зла, то по силе правды и сам не должен творить или хотеть ближнему зла, и всякий хочет себе добра, то и ближнему должен хотеть и творить добро. Отсюда следует, что как грешит против правды тот, кто ближнему зло творит, так и тот, кто добра не творит, когда может. Ибо человек не все, что хочет, может. Из этого можно правильно заключить, что и врагам нашим должны мы не только не делать и не желать зла, но должны желать и делать добро. Ибо как не хотим мы, чтобы они нам делали зло, так хотим, чтобы делали добро, потому и сами должны того, чего не хотим от них, им не делать, и что хотим от них, им делать. Из этого следует, что мы грешим, когда врагам нашим обиду за обиду и зло за зло воздаем и мстим. Ибо как они худо делают, что нас обижают, так и мы также худо делаем, что обидою обиду награждаем. Ибо зло есть зло, прежде ли оно, или после делается. И потому, кто зло за зло воздает делом или словом, хотя и не прежде, но после, однако делает зло. Посему апостол говорит: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (). И Христос повелевает христианам: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (). Бесспорно, что человеку невозрожденному правду эту, как и всякую правду, творить невозможно, ибо от природы каждый зол, и ко злу помышление его клонится (см. ), но обновившемуся благодатью Духа Святого, и рожденному от Бога, Который «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (), должно растление, злость и немощь естества своего силою Духа Святого побеждать и делать не то, что страстная плоть хочет, но что Христос хочет и долг правды требует, да покажет, что он подлинно оправдан, подлинно рожден от Бога, Который всем, добрым и злым, друзьям и врагам Своим, благотворить не престает, что подлинно облекся во Христа, как учит апостол: «Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (), Который нас, врагов Своих, возлюбил и предал Себя за нас, как написано: «Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для Умершего за них и Воскресшего» (). Ибо любящих себя любят и язычники, мытари и грешники, верою не просвещенные и не возрожденные, как говорит Христос: «Если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники то же делают» (). Христианам же, как рожденным свыше, должно выше язычников восходить и плоды вышеестественного рождения показывать, да так засвидетельствуют о себе, что они истинно на деле, а не по имени только христиане, истинно новая о Христе тварь, истинные Отца Небесного чада, истинно одеждою оправдания Христова облеченными пребывают и хранят ее. Истинно и то, что первейшая любовь должна быть явлена к друзьям и братии о Христе. Ибо и Бог более любит любящих Его, как говорит Христос: «Кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим, и Я возлюблю его» (). Однако не отнимает и от врагов Своих любви Своей, когда солнце Свое на них сияет и посылает им дождь, терпит грехи их, ожидает обращения их, посылает им средства к обращению, и прочее. Так подобает и христианам подражать Отцу своему Небесному и не отнимать любви своей от врагов своих. Такие плоды правды желал видеть апостол в христианах: «Молюсь о том, чтобы любовь ваша еще более и более возрастала в познании и всяком чувстве, чтобы, познавая лучшее, вы были чисты и непреткновенны в день Христов, исполнены плодов праведности Иисусом Христом, в славу и похвалу Божию» (). Итак, видишь, христианин, что значит творить правду. А именно: единого Истинного Бога знать, Его более всего бояться, любить, почитать, слушать, на Него всю надежду полагать, со смирением и терпением Ему покорять сердце свое, и от Него единого всего добра просить и ожидать, и друг к другу взаимную и нелицемерную любовь иметь и показывать. К этому нас Слово Божие и совесть наша руководствует, для этого мы возрождены, обновлены и оправданы в святом Крещении, чтобы приносить плоды правды. «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам» (). Итак, внимай сему, возлюбленный христианин, и примечай, каковы приметы истинных христиан, которые веру оправдывающую в сердцах своих, как неоцененное сокровище, носят. Ибо хотя вера святая и есть дар духовный, никаким чувствам не подлежащий, однако внешне она проявляет себя плодами своими, как доброе дерево, и как искра, находящаяся в пепле теплотою своею, или как добрая и благовонная мазь, находящаяся в сосуде, благовонием своим. Ибо где вера святая, истинная и живая, там и благодать Святого Духа обитает, а где благодать Духа Святого, там «плод духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (). Давид святой, когда вопросил Господа: «Господи! Кто обитает в жилище Твоем? Или кто вселится во святую гору Твою?» — такой ответ через Духа Святого в сердце своем получил: «Тот, кто поступает непорочно и делает правду, говорит истину от сердца своего», и прочее (—2 и след.), — что и нам в наставление наше объявил и написал. Жилище Божие есть Церковь святая, Кровью Христовою омытая и освященная (см. ); гора святая есть небо; горний Сион — вечное и блаженное избранных Божиих жилище, как говорит апостол: «оттого мы воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище» (). Совершенно без порока не нашелся никто из людей, потому что по свидетельству Писания, «все согрешили и лишены славы Божией» (). Один Христос «не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его» (1 Петр 2:22). Кто истинно и сердечно верует во Христа и, верою во Христа оправдавшись, приносит плоды оправдания без всякого лицемерия, тот поступает непорочно и обитает в жилище Божием, то есть в Церкви святой, и когда будет верен до смерти (), вселится во святую гору Божию. Такой показывает веру свою от дел своих (); такой бодрствует и хранит «одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его» (); такие люди — земля добрая, приемлющая благословенное семя Божиего Слова, и «иной приносит плод в терпении во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать» (; ). Это те, которые «насаждены в доме Господнем, и во дворах Бога нашего процветут» (). Это приметы и доказательства истинных христиан — в том, что они делают правду, по учению апостола: «Знайте, что всякий, делающий правду, рожден от Него» (), — как и ложных христиан доказательство в том, что они не делают правды: «Всякий, не делающий правды, не есть от Бога» (). Рассудив об этих приметах истинных христиан, осмотримся, христианин, находимся ли мы среди них, и постараемся принести плоды достойные покаяния, да не услышим от Господа в день Его: «Не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды» ().

Глава 9: О христианском долге, который последует вере святой и из вышеписанных рассуждений следует

    «Наконец, братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте» ().
   § 392. Христианам должно горних, то есть небесных и вечных, благ искать с усердием, а не временных и мирских, по учению апостола: «Если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном» ().
   1) Поскольку христиане воскресли духовно, и вновь возродились, и из плотских сделались духовными, то и искать должны не плотского и мирского, но духовного и небесного.
   2) Требует того от них вера их, которая очищает сердце от мирских похотей и обращает к Богу и желанию небесного. Ибо вера есть дар Божий духовный, и учит нас духовного искать, если ее имеем, и поскольку от неба приходит к нам, то к небу восхищает и влечет сердце наше.
   3) Христиане в мире этом — пришельцы и странники (; ). Поэтому не должны примешиваться сынам века сего, которых «бог — чрево, и слава их — в сраме, они мыслят о земном» ().
   4) Христиане позваны в жизнь вечную (), которая одна только и нужна; и это есть «благая часть, которая не отнимется» у нас (). Итак, ее одну избирать и искать со всяким прилежанием должно.
   5) «Мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение, и в сеть, и во многие безрассудные и вредные похоти», и прочее (—9 и след.). Посему не должно нам сокровищ скрывать на земле, но — на небе ().
   6) Жилище христиан — на небесах, по учению апостола (). Посему, если и притекает к нам богатство, не должно нам прилагать к нему сердца (), но через руки нищих туда предпосылать, где сокровище наше, «ибо где сокровище наше там будет и сердце наше» (ср.). (Смотри еще главу о презрении мира в первой книге).
   § 393. Христиане не тело тленное, но душу нетленную украшать должны.
   1) Поскольку христиане в святом Крещении возродились и обновились по внутреннему человеку, который духовен, то того нового и внутреннего человека и украшать им должно.
   2) Христиан от суетного телесного украшения должно отвратить начало одеяния. Читаем в святой , что прародители наши прежде падения не имели одеяния, но «наги были и не стыдились» (), а после падения уже дано им одеяние, ради прикрытия наготы и срама их (см. ). Итак, начало одеяния нашего есть грех, потому одеяние наше обличает грех наш и показывает бедность нашу, и так должно нас смирять, а не возносить и пышность нам придавать. Должно нам на память приводить, что мы грешники и закона Божиего разорители с прародителями нашими. Посему и не должно нам от этого украшения суетной славы искать, но должно тем более смиряться и употреблять его для того, чтобы прикрыть бедное и нагое наше тело, а не для украшения, щегольства и пышности.
   3) Стыд и срам для христианина тело, которое должно в землю обратиться, украшать, а душой бессмертной и к вечной жизни благодатью Божией возобновленной, пренебрегать и нагой ее оставлять.
   4) Украшение христианское состоит не в золоте, серебре, каменьях дорогих и одеянии многоценном, которые суть сокровища мира сего и украшения сынов века сего, но в вере истинной и живой и в христианских добродетелях, в которые, как в драгоценности, христиане повседневно облекаться и которыми украшаться должны, дабы не наги ходили перед святейшими Небесного Отца очами, как учит апостол: «Облекитесь, как избранные Божий, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение» и прочее (). Вот истинное и богатое христианское украшение! Эти драгоценности пред очами Божиими и святыми Ангелами Его благоугодны и для самих христиан душеспасительны.
   5) Телесное украшение, как и всякая мира сего суета, на малое время, до смерти служит, ибо тогда все мира сего сокровище от нас отходит, так что и тело самое в земле оставляем, но духовное украшение, верою и плодами ее приобретенное, и самая смерть не отлучает от нас, но оно на оный век отходит с нами, и на всемирном собрании и Суде Христовом явится с нами и подаст о нас свидетельство Судии Праведному и всему миру, что мы не суете, но истине последовали.
   6) Христиане к небесной великой вечери (), и преславному браку Агнца Христа (), позваны. Итак, как желающие в чертог царский войти и на трапезе его сесть, украшают себя разнообразно, дабы не явиться перед царем земным гнусными и так не быть изгнанными, так особенно христианам, желающим войти в чертог Небесного Царя и возлечь на преславной той и пресладкой вечери, на которой «возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом» избранные Божии (), и насытятся от тука дома Господня, и потоком сладости Его будут напоены (см. ), — подобает иметь одеяние брачное, достойное брака того, и им украсить себя, да никто не пострадает так, как пострадал пришедший на брак сына Царева без одеяния брачного. Ему Царь учинил выговор: «Друг! Как ты вошел сюда не в брачной одежде?» — сказал слугам: «Связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов; ибо много званых, а мало избранных» ().
   § 394. Христиане должны пищу и питье умеренно употреблять, по повелению Господнему: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими» ().
   1) Требует от них этого новое рождение, которое, как духовное, духовной пищей, Словом Божиим, молитвой и прочим укрепляется и растет, а всяким плотским излишеством умерщвляется и исчезает.
   2) Апостол говорит: «Царствие Божие не пища и питие, но праведность, и мир, и радость во Святом Духе» ().
   3) Излишние богатые трапезы и излишнее употребление дорогих вин не может быть как без обиды ближнего, так без оскорбления Божия величества. Ибо хотя они благочинно и без соблазна проходят, что весьма редко бывает, или без неправедного прибытка приготовляются, что также редко случается, однако излишество сие не допускает бедных и нищих людей снабжать. И так грешит любящий роскошь христианин против правды, которая учит нас делать то ближнему нашему, что хотим себе (; ); грешит против Христа, Который повелевает убогих снабжать (; ); грешит против любви христианской, которая велит нам брата нашего «любить не словом или языком, но делом и истиною» (); грешит и против естества своего, которое умеренностью довольствуется и излишеством обременяется; грешит и против заповеди: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими», и прочее. Видишь, христианин, сколько грехов и беззаконий роскошь влечет за собою. А что если она из неправедных прибытков, хищений, мздоимства, излишних с подчиненных оброков, сборов и работ составляется, как и по большей части бывает? То не иным чем живущий в роскоши питается и утучняется, как явным нечестием.
   4) Христиане должны помнить, что богачу евангельскому, веселившемуся во все дни светло и покрытого гноем Лазаря презиравшему, по смерти судом Божиим определено. После маловременных веселостей на вечное мучение он переселился, возглашает из ада, «будучи в муках: «отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем» (). После драгоценных винах и богатых трапез капли воды просит, но не получает, и вовеки не получит ().
   5) Христианам должно и о том рассуждать, что они пищи и пития просят у Бога: «хлеб наш насущный даждь нам днесь» (), не для сладострастия и роскоши, и дается им пища не для угождения плоти в похотях ее, но для подкрепления ее немощи, дабы могла служить им для прохождения благословенных трудов их звания, дабы, пищею подкрепившись, могли трудиться во славу Божию и на свою и ближнего пользу. Это христианский смысл употребления пищи и питья. К этому апостол увещевает нас: «Едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию» ().
   6) Надобно христианам и того опасаться, чтобы не попасть в число тех, о которых апостол со слезами написал: «их бог — чрево» (). Этот бесчестный и душевредный титул тем людям приличествует, которые пищи и пития или выше меры, или ради сластного плотоугодия, а не ради нужды и подкрепления немощи плотской, как выше сказано, употребляют, которые полагают удовольствие, как апостол говорит, во вседневном насыщении ().
   7) О христианах первенствующей Церкви пишется в Деяниях апостольских, что они не заботились о богатых трапезах, но, «преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога», и прочее (). Так должно и нынешним христианам не о богатых трапезах заботиться, но довольствоваться тем, чем немощь телесная укрепляется, и не чреву, но Богу угождать, и не тело утучнять, но душу бессмертную питать Словом Божиим, псалмами и песнями духовными увеселять и, принимая пищу эту, помнить о пище вечной жизни, путь к которой пресекает невоздержное употребление пищи и пития.
   § 395. Христианам должно с молитвою и благодарением пищу принимать.
   1) Христианам должно знать, что все: пища, питие, одеяние и прочее есть Божий дар. Как, желая коснуться чужого добра, просим у хозяина дозволения, иначе считается хищением и воровством, когда чужого касаемся без воли хозяина, так тем более должно просить благословения у Бога, когда хотим пищи и пития касаться, ибо все Божие есть, а не наше. Посему повелено нам, как нищим и убогим, просить: «хлеб наш насущный даждь нам днесь», а без этого надобно опасаться, как бы и нам Бог не посчитал хищением, когда Его добра без благословения Его касаемся.
   2) Апостол говорит: «освящается пища словом Божиим и молитвою» ().
   3) С благодарением должно пищу принимать, ибо этот дар от Бога, всех благих Подателя, подается нам, как поет Псалмопевец: «Очи всех на Тебя, Господи, уповают, и Ты даешь им пищу благовременно; открываешь руку Свою, и насыщаешь все живущее по благоволению Твоему» ().
   4) Христиане не так должны пищи, пития и прочих благ Божиих причащаться, как делают язычники, которые, не зная Бога, всех благ Подателя, не просят у Него этих благ и не благодарят Благодетеля, хотя Он их и питает, как Своих людей, но должно им верою у Бога всего, и насущного хлеба, просить, и, получая, благодарить от сердца Благодетеля.
   5) Христос, Сын Божий, и словом нам это, повелевая, заповедал молиться: «Отче! хлеб наш насущный даждь нам днесь», и примером Своим показал, как написано: «Воспев (после последней Вечери), пошли на гору Елеонскую» (; см. еще места св. Писания: ; ; ; ). Также и о первых христианах повествуется, что, «преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога» (). То же должны и нынешние делать, если не хотят быть Богу неблагодарными и ложными христианами. Примечай здесь, христианин, что здесь говорится о хлебе, который без обиды ближнего снискивается, а не о таком, который воровством, хищением, лихоимством, лихвою или процентом, лестью, лукавством и прочею неправдою ищется. Ибо на такой хлеб, как беззаконно снисканный, бесстыдно и беззаконно и благословения просить у Бога, Который «возненавидел беззаконие» (). От такого хлеба и от снискавшего его удаляется благословение Божие, но вместо того приходит проклятие, подвергающее его вечному осуждению как законопреступника. И такой есть ложный христианин, поскольку явно противится заповеди Божией: «не укради» (), и заповедавшему Богу не покоряется. Также, если хотим принимать пищу и питие с молитвою и благодарением, как от руки Божией подающей, то должно беречься в употреблении их погрешить излишеством, как выше сказано. Нет также благословения Божия пище и питью, употребляемым ради обжорства, пьянства и бесчинной роскоши. Но одной умеренности, когда она приносит плоды от благословенных трудов и во славу Божию, посылается Божие благословение.
   § 396. Христиане не должны в праздности жить, но должны в благословенных трудах упражняться.
   1) Поскольку сама собою праздность есть грех, ибо противна заповеди Божией: «В поте лица твоего будешь есть хлеб твой», — говорил Бог Адаму (), и эта заповедь и нас, сынов Адамовых, касается.
   2) Праздность бывает причиной всякого греха, что и самые язычники признали.
   3) Апостол Павел, учитель вселенной, представляет себя в пример христианам, говоря, что подобает трудиться и так есть хлеб: «Сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии» (). И еще: «Ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас» (). От сего порока исключаются немощные, престарелые и содержащиеся в узах, которых должны христиане сообща питать. (Смотри еще главу о праздности первой книги).
   § 397. Христиане должны язык свой хранить, ибо ничем так не грешит человек, как языком необузданным. Святой апостол Иаков, описывая необузданность и от того вред языка человеческого, говорит: «язык — небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает! И язык — огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны. Ибо всякое естество зверей и птиц, пресмыкающихся и морских животных укрощается и укрощено естеством человеческим, а язык укротить никто из людей не может: это — неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию» (). Такое страшно есть зло — язык, когда прилежно не хранится! Страшные и премногие злые следствия необузданного языка представляет нам и Сирах: «язык трегубый многи потрясе, и разлучи я от языка во язык, и грады тверды разори, и домы вельможей преврати; язык трегубый жены доблия изгна, и лиши я от трудов их. Внемляй ему не имать обрести покоя, ниже вселится с безмолвием. Язва бичная струпы творит: язва же язычная сокрушает кости. Мнози падоша острием меча, но не якоже падшии языком. Блажен, иже укрыется от него, иже не пройде в ярости его, иже не повлече ига его, и узами его не связан бысть: иго бо его, иго железно; и узы его, узы медяны. Смерть люта, смерть его, и паче его лучше есть ад» (). Так много зол язык необузданный делает! Сего ради должно христианам весьма стараться о том, чтобы его хранить во ограде своей, и не попускать ему свободно исходить, как говорит апостол: «Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает свое сердце, у того пустое благочестие» (). И Христос судом грозит необузданному языку: «за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда» (). Если за слово праздное, тем более за слово скверное, срамное, хульное, укорительное, поносительное, воздадут ответ. Сего ради так сильно слово Божие увещевает нас к хранению языка: «всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев» (). «Кто любит жизнь и хочет видеть добрые дни, тот удерживай язык свой от зла и уста свои от лукавых речей» (; 1 Петр 3и в прочих местах). Помнить христиане должны, что они святое и страшное имя Божие призывают, поют и хвалят. Как имя Божие, великое и святое, призовут тем языком, который оскверняют срамословием, сквернословием, буесловием, кощунством, клятвою, хулением, злословием и прочим смрадом? И то им помнить должно, что причащаются пречистого Тела и Крови Христовой. Как примут во уста ту Святыню, — во уста, говорю, которые гнилыми и смрадными словами оскверняют? Внимай сему прилежно, необузданный язык, да неосужденно имя Божие призовешь, и Святых Тайн причастишься. (Смотри еще главу о языке в книге первой).
   § 398. Христианам должно к терпению себя приуготовлять, и в том (терпении) всегда пребывать, хотя плоти и горестно. Ибо много христианам бедствия и напастей в мире этом бывает. «Многи скорби праведным» (), и: «все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (); «в мире будете иметь скорбь» (), и в прочих Писания Святого местах свидетельствуется о том. Ибо сатана со своими служителями как от начала мира озлоблял, так и ныне озлобляет и до конца мира озлоблять не престанет, и чем ближе наступает конец мира, тем более озлоблять будет рабов Божиих и напастей на них посылать. «Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени» (). Против этого лютого врага и злых его слуг, искушений их и озлоблений, ничем иным, христиане, не можем вооружаться, как терпением и молитвою. На то искушения его и предсказаны Духом Святым, и рабами Его святыми написаны, чтобы мы их всегда, как стрел разожженных, ожидали и старались бросаемые (в нас стрелы) великодушно терпеть и угашать силою терпения и молитвы, взирая на Самого Христа Сына Божия, Который терпением Креста врага нашего победил, и на святых Его, которые терпением последовали Ему. К великодушному терпению и до конца в том пребыванию да ободряет нас надежда «на уготованное нам на небесах» (). В скорбях и напастях помянем апостольское слово, «что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (). Ничто так не ободряет и не утешает человеческое сердце в трудах и напастях, как добрая надежда. Воина на явную смерть и бедствие опаснейшее (решиться) поощряет надежда на победу и славу; купца по чужим странам и опасным дорогам скитаться — надежда (получить) богатство; поселянина целое лето потеть и трудиться — надежда (получить) плод; надежда (получить) свободу увеселяет сидящего в темнице; надежда возвратиться утешает отлучившегося от дома и отечества; надежда выздороветь оживляет болящего. Как несказанно радуются все, получив исполнение надежды своей! Забывают прежнюю скорбь и бедствие и утешаются тем, чего надеялись и ожидали. Если (надежда на получение) временных благ, которые подобны дыму, ненадолго являющемуся и скоро исчезающему, — (если подобная) надежда человека так сильно ободряет к несению трудов и бедствий, — как не ободрит нас, о христиане, надежда (на получение) вечных благ, которых «не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его!» (). Когда верою воззрим на них, когда помыслим о той славе чад Божиих, которою они просветятся, «как солнце, в царстве Отца их» (), то представим уму нашему ту преславную, великую и сладкую вечерю, на которую «многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в царстве небесном» (), и работающие Господу будут есть, будут пить, будут веселиться и будут петь от сердечной радости (). Узрим Отца нашего Небесного «лицем к лицу, Которого теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно» (), и лицезрения Которого Ангелы святые без сытости насыщаются, Того и мы тогда насыщаться с непрестанным желанием будем, и Христа, распятого, умершего и воскресшего, в Которого ныне веруем, тогда Его уже в Божественной славе царствующего увидим, и «с «Ним царствовать будем» (). Тому тогда сообразны будем в славе, Которому ныне сообразуемся в терпении, ибо «будем подобны Ему» (). С Тем тогда прославимся (), с Которым ныне страждем. С теми тогда блаженное и пресладкое возымеем дружество, о которых ныне в Святом Писании читаем и слышим: святых Ангелах, патриархах, пророках, апостолах и прочих святых. Тогда все наши бедствия, напасти, печали, болезни, воздыхания и слезы забудем, но, вместо того, «возрадуется сердце наше, и радости нашей никто не отнимет у нас» (). «И возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся» (). О, всежеланный и радостный день тот, в который, по обещанию Божию, примем все эти блага от всещедрой руки Небесного Отца! Этой надеждой укрепляет Бог рабов Своих в подвиге их, и утешает в печали их, и увеселяет в скорбях их. Для той же цели различно изображено и описано в Святом Писании блаженство вечное, да на него верою взирая, подкрепимся и укрепимся в подвиге нашем, и в скорбях утешение живое почувствуем. «А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду» (). Этой пресладкой надеждой укрепляли и утешали себя святые Божии в подвиге благочестия, этой (надеждой) должно и нам укрепляться и не изнемогать в злостраданиях, наносимых от сатаны и служителей его. Всему временному будет конец, и благополучие и злополучие временное скоро прейдет, и гонящих и гонимых достойный ожидает жребий, и озлобляющий и озлобляемый примет свое от правды Божией. «Праведно пред Богом — оскорбляющим вас воздать скорбью, а вам, оскорбляемым, отрадою вместе с нами, в явление Господа Иисуса с неба, с Ангелами силы Его, в пламенеющем огне совершающего отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа», — говорит апостол Христов (). (Смотри еще главу о терпении в первой книге).
   § 399. О чем должны радоваться христиане? Ответ:
   1) Что любит человек, о том и радуется. И поскольку любовь бывает двоякая, мирская или плотская, и духовная или Божия, так и радость бывает двоякая, мирская или плотская, и духовная или христианская. и радость познается из последующей печали о потерянной вещи, которую человек любит, и радуется о ней. Так отец печалится о сыне, муж о жене, друг о друге, брат о брате умершем, печалятся же они не по иной какой причине, как потому что разлучились с любимыми, и потому печалью своею показывают, что они тех, с которыми разлучились, любят, и в присутствии тех утешались, в отсутствии которых уже не утешаются, почему и скорбят об этом. Этого не делает человек, когда лишается того, чего не любит. Так о чужом умершем не печалится, поскольку не любил его; не любил же его потому, что им, когда тот был жив, не утешался; не утешался же потому, что не любил и не радовался о нем, живущем; а поскольку о живущем не утешался, то и о умершем и отлучившемся не печалится. Знамение любви к вещи какой есть радость о ней, а знамение же радости есть последующая печаль о ней погибшей.
   2) Сыны века сего радуются о чести, славе, золоте, серебре, богатстве, роскоши и сластях мира сего. Это — их сокровище, утеха и увеселение, а потому радуются о том сокровище своем, ибо любят его. Христиане такую радость должны изгонять из сердца своего и не давать ей места в сердце своем. От этой радости отводит их Дух Святой: «Не любите мира, ни того, что в мире» (). Ибо, что человек любит, о том и радуется. И потому не должно христианам как любить мира, так и радоваться о нем.
   3) Истинная христианская радость состоит в Боге. Это их сокровище, утешение, радость и увеселение. Они о том радоваться должны, что веруют и служат Богу не такому, каковы были и есть боги языческие, бездушные, глухие, немые, слепые, «сребро и злато, дела рук человеческих» (), — но служат Богу живому, бессмертному, присносущному, премудрому, всемогущему, все в руке Своей содержащему, о всех промышляющему, благому и милостивому Создателю и Промыслителю своему. Об этом радоваться им велит Дух Святой: «Радуйтеся, праведнии, о Господе» (), — и через апостола: «Радуйтесь о Господе» (), — и всегда радоваться повелевает: «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь» ().
   4) Радость им сия и оттого проистекать наипаче должна, что они Того великого и живого Бога Отцом своим называют и имеют, Которому и молятся так: «, Иже ecu на небесех» и прочее (). Велико (достоинство) земного царя нарицать и иметь отцом, но несравненно большее достоинство — Царя Небесного, Бога Вседержителя Отцом иметь и называть.
   5) Еще оттуда духовную утеху черпать должны, что они благодатью Божией призваны «из тьмы в чудный Божий свет» (1 Петр 2:9), и «от власти сатаны» в царство Христово (; ), что над ними не князь мира сего, как над язычниками, не знающими Бога, и прочими беззаконными, но Царь мира, Царь Небесный, Царь праведный, Сын Божий, Ипостасное Отчее Слово со Отцом и Духом Святым царствует, управляет, защищает и сохраняет их. О том им радоваться должно, как об этом говорит пророк, воспевая: «И сынове Сиони, то есть сыны Церкви, возрадуются о Цари своем» ().
   6) Наконец, радость эту весьма умножает им надежда о будущей жизни и блаженстве, что благодатью Божией отверзнется сокровище неизреченных и вечных благ, которых они получить благодатью Христовою надеются, если будут верны до смерти (). Этим утешает их Сам радости Источник, Иисус Христос: «Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» ().
   7) Радость эту духовную в благополучии и неблагополучии иметь должно христианам, ибо радость эта проистекает от любви Божией, которую они всегда иметь должны. Бог, как неизменяемая Благостыня и Любовь, всегда любви достоин. Он и тогда к нам благ и милостив и (тогда) благодетельствует, когда отнимает от нас благополучие временное; тогда нас милует, когда бьет нас; тогда нас щадит, когда наказывает; тогда нас любит, когда опечаливает; тогда нам благотворит, когда блага Свои отъемлет от нас. «Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (; ). Поэтому как любовь к Богу, так и последующая ей радость духовная не только в благополучии, но и в злополучии должна быть в христианах. Ибо как от радости о Боге истинная к Богу любовь, так та же любовь и в неблагополучии познается. Ибо, кто только в благополучии радуется о Боге, тот подает о себе свидетельство, что он не Бога Самого, но благополучие, блага Божии временные любит. Иное же есть Бога любить, иное — любить блага Его, как это любой может признать. Так, кто и человека тогда только любит, пока он ему благодетельствует, тот не столько самого его, сколько благодеяние любит. Истинный человеколюбец не только благодетеля и друга своего, но и всякого человека любит и умилостивляется над ним. Так и истинный боголюбец не только Бога любит тогда, когда Он увеселяет его временными благами, но и тогда, когда опечаливает его, отнимая временные блага. Ибо от Бога благого, Источника благ, не что иное, как только благое проистекает и изливается на нас.
   8) В благополучии и лицемеры и злые люди радуются, любят Бога и благодарят Бога, но когда отнимется от них благополучие, тогда ропщут, негодуют, печалятся, а часто и хулят, и так показывают, что они устами, а не сердцем Бога любят, как пишется об израильтянах: «Возлюбили Его устами своими, и языком своим лгали Ему. Сердце же их не было право пред Ним» (), — и тем свидетельствуют о себе, что они блага Божии любят, а не Самого Бога. Не так правое и боголюбивое сердце, которое Богу во всем покоряется и следует, не так поступает: оно и в благоденствии Бога как Благодетеля своего благодарит и воспевает, и в злополучии, как Благодетеля своего, признает и хвалит, и исповедуется с Давидом: «Благо мне, яко смирил мя еси» (); — и во всякое время, веселое и печальное, с тем же Псалмопевцем благословляет Его: «Благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устех моих» (). И хотя плоть, слепая и немощная, начинает волноваться и негодовать в злополучии, но истинный боголюбец усмиряет ее и укрощает, и так всякую противность Божией любовью побеждает, помышляя, что все от благого Бога посылается, что ни приключается нам, и что лучше и полезнее нам в злополучии быть, нежели в благоденствии. В благоденствии может человек вознестись и погибнуть, но в злополучии смиряется, на что Бог милосердо призирает и дает благодать Свою (; ). Примечай, христианин, что может быть христианская радость и о временных благах, например, о победе, над врагами Церкви одержанной, о благорастворении воздуха, о изобилии плодов земных, о здравии своем и ближнего, и о прочем. Но и сия радость, поскольку начало имеет от Бога, всех благ Подателя, так к Нему и должна относиться и на Нем едином почивать. Божии блага — свидетельства благости Божией. Они подобны ручьям, проистекающим от источника, подобны лучам, от солнца на землю спускаемым. Ручьи ведут нас к источнику и показывают нам источник, и лучи солнечные, которые нас освещают, возводят наши очи к солнцу. Так временные блага от Бога, как Источника, проистекают, и, как лучи от присносущного солнца, на нас ниспускаются и согревают, и возводят ум и сердце наше к Нему Самому, и увещевают Его любить и радоваться о Нем, как о Любящем нас и как о Благодетеле нашем.
   § 400. Христианам должно хранить себя от неблагодарности к Богу.
   1) Человек неблагодарность Богу показывает, когда забывает благодеяния Его, как неблагодарность израильтян тем обличается, что они «забыли благодеяния Его и чудеса Его, которые Он показал им» (). Это бывает, когда человек благами Божиими насыщается, — и не чувствует; светом освещается, воздухом сохраняется, огнем согревается, хлебом насыщается, водою напивается, одеждою покрывается, от врагов невидимых, демонов, Божией силой хранится, за грехи не тотчас казнится, и прочие блага от руки Божией принимает, — и не познает их и не разумеет, как пишется: «Муж безумный не познает, и неразумный не уразумеет сего» (). Что бы нам воспоследовало, о христианин, если бы Бог по правде Своей за неблагодарность нашу отнял хотя бы одну стихию — воздух? Непременно бы следовало всем тотчас умереть со скотами нашими. Или отнял бы от нас воду, или как прежде в Египте, в кровь претворил (), или вместо света дневного послал тьму, как еще в Египте учинил (), — кто бы не захотел за великое сокровище того достать? Во тьме познаем, коль великое добро есть свет, в жажде воды ценность познаем, в зиме и холоде огня нужду и пользу видим, в голоде хлеба цену узнаем; коль нужна одежда, в наготе примечаем; какое великое добро здравие, в болезни чувствуем; коль благоприятна и любезна нам свобода, темница и неволя научает. Что бы нам еще было, когда бы Бог по правде Своей поступил с нами и тотчас за грехи наши казнил нас, «ибо все мы много согрешаем» (), и «грехопадения кто разумеет» ()? Или на малое бы время попустил врагу нашему дьяволу, который ходит, «как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Петр 5:8), которого, как пса на привязи, силою и властью Своею держит, да не вредит нам, — что бы, говорю, последовало нам, если бы ему дал свободу на нас? Кто бы мог цел быть? Кто бы остался в живых? Поистине, что живем и движемся и существуем — Божие превеликое благодеяние. Если человек этих и прочих благодеяний Божиих не чувствует и не познает, то он, по словам Псалмопевца, муж безумен и неразумен есть, и неблагодарен к своему Благодетелю и Творцу, Богу.
   2) Особенно неблагодарность показывает Богу человек, когда забывает великое дело искупления рода человеческого, что ради него Сам Бог на землю сошел, воплотился, на земле с людьми пожил, пострадал и умер, и так спасение, которое он потерял, устроил ему. Но человек великую эту благодать Божию забывает, и, как бы ни во что вменяя, оставляет и не ищет верою спасение свое, купленное бесценною ценою Крови Христовой, пренебрегает сокровищем вечной жизни, которое «одно только нужно» (), и обращается к миру этому и всему, что в нем, и прилепляется к суетной чести, славе, богатству и роскоши, и так творит себя недостойным вечной жизни. Бог хочет его помиловать, спасти, вечную жизнь ему подать, но он это благоволение Божие презирает и отвращается от Него, и так самовольно идет в погибель, как слепой в ров. Если бы кто пришел к утопающему в воде или погрязающему в тине и, протянув руку, хотел бы его оттуда извлечь, или пришел бы кто к пленному и хотел бы его от плена избавить, но тот сам не хочет от беды своей избавиться, — не был ли бы безумен и к своему благодетелю неблагодарен? Непременно бы всякий признал его за несмысленного и неблагодарного. Так делает нераскаянный грешник, который не хочет от любви мира отстать, и к Богу обратиться, и вечную жизнь от Него получить. Христос, Сын Божий, пришел на землю и простирает руку Свою святую ко всякому грешнику, погрязающему в тине греховной и плененному врагом дьяволом, но грешник, как «муж безумен», не хочет от беды своей избавиться, не соизволяет воле святой великого своего Благодетеля и Спасителя, остается в бедственном своем прежнем состоянии, погрязает и утопает в грехах, как в тине, и остается, как был, в горьком плене и власти дьявольской, и так не к иному чему, как к вечной погибели, закрыв глаза, идет. Так к Богу, Благодетелю своему, хотящему спасения его, неблагодарным себя показывает, и сам самовольно погибает.
   3) Неблагодарность человеческая к Богу и оттого познается, что он Божию благость не только каждый день, но и каждый час на себе познает, но Его, как Благодетеля своего, не любит. Не любит же, потому что не почитает, не почитает, потому что не слушает, не слушает, потому что заповедей Его не исполняет. От сего всякий грех и беззаконие следует. Если и человека благодетеля любим, то и почитаем его, а если почитаем, то и слушаем его, и если слушаем, то и волю его исполняем. Отсюда следует, что всякий грех, от произволения и против совести соделоваемый, есть знак неблагодарности к Богу, ибо, хотя и всяким, но особенно таковым грехом Он прогневляется, что с любовью и благодарностью поместиться не может. Ибо истинно любящий своего благодетеля, и к нему благодарное сердце имеющий, не хочет его прогневать и оскорбить, поскольку любви истинной тяжко видеть любимого своего прогневанным и оскорбленным.
   4) Неблагодарность человеческая к Богу и от того показывается, что он благами Божиими утешается, но не хочет имени Благодетеля своего хвалить, петь и прославлять. Благодарный же к благодетелю своему не только любит его и почитает, но и хвалится им перед другими, прославляет и превозносит его и благодеяние его. Так, кто к Богу благодарность имеет, не скрывает в сердце своем благодеяния Его, но устами исповедует то и Самого Его поет, хвалит и величает. Отсюда столько благодарных и похвальных песней произошло и написано в книгах пророческих, во псалмах, в Новом Завете и в церковных книгах, которые святые Божии радостным духом Богу, Благодетелю своему, пели и нам на то же оставили. Отсюда во многих местах Святого Писания, а особенно во псалмах повелевается нам хвалить и петь Господа: «хвалите имя Господне, хвалите, раби Господа» (). И сие-то есть христианская жертва, которую они во все дни Богу приносить должны, как апостол говорит: «Итак будем непрестанно приносить Богу жертву хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его» (). Кто не творит этого, тот неблагодарное к Богу имеет сердце и напрасно созданием Божиим называется, ибо не хвалит Создателя Своего, Которого все создание хвалит и хвалить должно (); напрасно благодеяния Божии получает, ибо не прославляет Благодетеля своего; напрасно имя христианское имеет, ибо не благодарит Христа, Искупителя и Спасителя своего и не прославляет Его. Потому обличил Христос неблагодарность прокаженных, которые исцелились от проказы, но не пришли кроме одного, благодарения Ему воздать и перед Ним благодеяние Его исповедать: «Не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу» ()? Равным образом можно сказать и о христианах, которые в крещении святом очистились от проказы греховной и прочими благодеяниями Божиими насыщаются, но не возвращаются Богу дать славу: не все ли это великое дело благости Божией на себе узнали и прочие блага всегда познают? Почему же не все возвращаются с благодарным к Богу сердцем и не дают славы Богу? «Как они не возвратились воздать славу Богу?» Напротив, там же пишется о благодарном самарянине, что он, «видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его (Христа), благодаря Его» и хвалу Ему воздавая (). Так и ныне благодарное сердце не молчит о Божием благодеянии, но возвращается к Богу, от Которого то получает, славит Его громким голосом и падает ниц перед Ним, хвалу Ему воздавая.
   5) Отсюда видим, как ослепляет человека грех. Человека-благодетеля своего любит, почитает и прославляет человек, хотя и все, что ни получает от него, Божие есть, однако Богу, благами Которого живет, движется и существует (), не воздает того. Всякое создание Божие хвалит и прославляет Бога, Создателя своего. «Небеса проповедуют славу Божию» (). Солнце, луна и звезды светом своим прославляют Бога. Птицы в воздухе летают, поют и прославляют Господа. Земля с плодами своими, и море с живущими и движущимися в нем хвалит Господа. Словом, все создание творит слово и повеление Божие, и так хвалит Господа своего (). Человек, на которого далеко большая, более всего создания, Божия излилась благость, ради которого небо и земля созданы, ради которого Сам Бог на земле явился и пожил, — человек, говорю, разумная тварь, в Божиих благодеяниях заключенный, не хочет хвалить и благодарить Бога, Господа, Создателя и Благодетеля своего. Так бедственно ослепляет грех человека!
   6) Отсюда еще видим, сколь велика благость Божия, что Он столько терпит неблагодарность человеческую, и не только терпит, но и благотворить не престает врагам Своим, «ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» ().
   7) Неблагодарность наша, христианин, не Богу, но нам вредит. Как солнце, хулится ли, или хвалится, равно есть солнце, равно сияет и лучи свои издает, и потому ни хулением не убавляется, ни хвалением не умножается свет его, так и Богу славы мы не прибавляем, если любим Его, почитаем, хвалим и благодарим Его, но (таким образом) нам же самим пользу делаем. Также, когда не любим, не почитаем, не хвалим или хулим, славы у Него не отнимаем, но себе вредим. Ибо Божия слава ни умножиться, ни умалиться не может. Ибо Бог как в свойствах Своих, так и в славе Своей всесовершенен и бесконечен, и потому ни благодарностью нашею и хвалою славы Ему придать, ни неблагодарностью и хулою славы Его умалить не можем, но благодарностью себе самим пользу приносим, неблагодарностью же себя самих повреждаем и погубляем. Солнце всем светит, кто хочет пользоваться светом его, отворяет очи свои и пользуется светом его, но солнцу от этого ничего не придается, а кто смежает очи свои и светом его не пользуется, себе, а не ему вредит. Так благость Божия на всех изливается: кто ее чувствует и благодарит Бога, самому себе благодарностью своей пользу приносит, а не Богу, а кто не чувствует и не благодарит Благодетеля, самому себе, а не Ему, вред делает. Ибо такого человека, который к Богу благодарности не показывает, лишает Он праведным судом благодати Своей, и так человек, оставшись без помощи благодати Божией, бывает как слепой, и ходит, как во тьме, грешит и не чувствует, и от греха в грех больший падает и, как слепой рва, так он не видит погибели, в которую впадет. Отсюда то бывает, что христиане неблагодарные бывают злее язычников, ибо язычники из страха человеческого убегают от таковых грехов, на каковые дерзают бесстрашные христиане, как-то: разбой, хищение, лихоимание, неправда в судах, лукавство, лесть, блудодеяние, и прочее. Это плод неблагодарности, плод бесчувствия и погибели! Достойно и праведно презирается и оставляется от Бога тот, кто Его сам презирает. Сего ради крайне беречься должно христианам неблагодарности, ибо они, более всего создания и более прочих людей, сподобились и сподобляются милости Божией.
   § 401. За что в особенности должно христианам благодарить Бога? Ответ: Хотя и за все блага, однако в особенности от всего сердца благодарить Бога должны за следующее:
   1) Что Сына Своего Единородного послал в мир на искупление и спасение рода человеческого, и Того предал на смерть.
   2) Что их призвал «из тьмы в чудный Свой свет; некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда не помилованные, а ныне помилованы» (1 Петр 2:9—10). Поэтому говорит апостол: «Благодаря Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете, избавившего нас от власти тьмы и введшего в царство возлюбленного Сына Своего, в Котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение грехов» ().
   3) Что возжигает в них светильник веры елеем милости Своей, подает им благодать Свою и отпущение грехов. «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах», — благодарит и хвалит Бога апостол Христов ().
   4) Что подает надежду вечной жизни о Христе Иисусе, за что апостол Петр благодарит и поет Бога, и христиан научает: «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому, к наследству нетленному, чистому, неувядаемому, хранящемуся на небесах для вас» (1 Петр 1:3—4).
   5) Что хранит от врага дьявола, который «ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Петр 5:8).
   6) Что предостерегает от греха, в который непрестанно бы падали, как немощные, если бы милость Его не предваряла и не сохраняла, и прочее. Если кто хочет благодарным быть Богу, Создателю и Искупителю своему, и не напрасно христианское имя иметь, и по окончании временной жизни вечную жизнь получить, пусть это помышляет и пусть воспевает благодарным сердцем благость Божию. Вера христианская того от всякого христианина требует.
   § 402. Что христиане в мире этом за великое поставлять должны? Ответ:
   1) Сыны века сего, или по плоти живущие люди, за великое имеют богатство, славу и роскошь мира сего, и сие, как тройственного бога, почитают, ищут и прилепляются тому. «Ибо где сокровище их, там будет и сердце их» (). Христиане это все за малое или даже за ничто почитать должны, ибо они к великим воистину вещам позваны, как сказано и ниже скажется, ибо все (века сего) великое проходит: «и мир проходит, и похоть его» (), как их от того отводит апостол: «Не любите мира, ни того, что в мире» (). При нашедшей же кончине все это отступает от человека, и так не остается ему ничего, и бывает он, как один из малых, простых, нищих и убогих. И тогда сам он познает, что великое (века сего) есть весьма малое, или как ничто, и подобное тогда страждет, как и тот, который во сне нашел сокровище, но пробудившись ничего не имеет; или как тот, который во сне всеми почитается как вельможа, но, пробудившись, видит себя в прежнем простом состоянии и презрении; или как тот, который во сне сладкое питье пьет, но, восстав, вместо сладости, чувствует жажду. Так все великое (века сего) воистину есть ничто!
   2) Христиане должны почитать за великое — иметь общение с Отцем и с Сыном Его Иисусом Христом (). Это воистину велико и умом человеческим непостижимо. За великое люди почитают общение иметь с князем, царем, монархом и императором земным, но несравненно большее и высочайшее — с Богом, Который есть Царь царствующих и Господь господствующих (иметь общение). Почему внимать должно христианам и тому, что далее апостол написал: «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине» (). Если за великое почитают христиане с Богом, Который есть свет, общение иметь, как и подлинно это велико, и желают того, — то должно им убегать тьмы, которая не иное что есть, как грех и дьявол. «Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» ().
   3) Бога Отцом нарицать и иметь и быть Его чадами — это воистину великое преимущество христианское и для ума непонятное. Кто бы всю мира сего славу и все сокровища ни во что вменить не захотел, чтобы это преимущество получить, если здраво то рассудит? Это преимущество представляет апостол верным и со удивлением говорит им: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими» (). Если, христианин, за великое это почитаем и желаем того, то должно нам иметь веру живую в Господа Иисуса, Который «верующим во имя Его дал власть быть чадами Божиими» (), и ту веру показать делами, как требует апостол: «Покажи мне веру твою от дел твоих» (), — и засвидетельствовать богоподобными нравами, как учит апостол: «Подражайте Богу, как чада возлюбленные» (). Он так благ, что «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных», — и нам должно любить не только друзей, но и врагов наших (). Он свят — и нам должно святыми быть, как говорит: «Будьте святы, потому что Я свят» (1 Петр 1:16). Он милосерд, и мы да будем милосердны, как говорит Христос: «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (). Он прощает нам грехи, — и мы друг другу простим, как написано: «Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (), и прочее. Такая вера и такие ее плоды когда будут в нас, то и Бог Отец наш будет, и мы будем Его сынами и дщерями, как говорит Господь: «И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями» (). «Итак, возлюбленные, имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием», — увещевает нас апостол Христов ().
   4) Быть не чужими и пришельцами, но согражданами святым и своими Богу (), быть живым членом тела Христова (; ), быть истинным сыном Святой Церкви, — это за великое христиане должны почитать. За великое люди почитают находиться в семье царя или князя земного, или жить во дворце царском и считаться близким царю, но несравненно большее и высшее достоинство быть в семье Небесного Царя, и жительство иметь во святом доме Его, «который есть Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины» (). Если за великое это почитаем, христиане, и желаем того, то да покажем себя достойными сожития святых и присных Богу. Ибо мы «приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу» (). В сей же град не входит необрезанный сердцем и нечистый (), но «люди, хранящии правду и хранящии истину, приемлющии истину и хранящии мир» (), «род избранный, царственное священство, народ святой», люди обновления (1 Петр 2:9), которые «и сами, как живые камни, устраивают из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1 Петр 2:5), и составляют царственнейший и великолепнейший храм Бога живого. «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм — вы», — говорит апостол ().
   5) За великое и высокое у христиан почитаться должно таинственное причащение Тела и Крови Христовой. Но сколь оно велико для достойных и познавших истину, столь опасно и страшно для недостойных и неисправных. «Кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем» ().
   6) Молитва истинная. Ибо молитва истинная — это беседа с Богом. В молитве истинной человек к Богу приходит и приближается, и перед Богом предстоит и беседует с Ним. Сколь же велико это дело, кто не признает? За великое люди почитают с земным царем или князем, или иным каким высоким лицом беседовать, и за честь то себе поставляют. Как христианам за великую и высочайшую честь не поставлять беседу с Богом, Царем Небесным, Царем царствующих и Господом господствующих? Настолько это дело больше и честнее, насколько Царь Небесный отстоит от земного, — отстоит же бесконечно, как Создатель от создания Своего. Если же за великое это почитаем, человек, и хотим того, то да отступим от неправды, по учению премудрого Павла: «Да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа» (). Да отступим от неправды, греха и беззакония, если хотим приступать к Богу неосужденно и с пользою нашею. Ибо говорит пророк: «Ибо Ты Бог, Коему неугодно беззаконие, не преселится к Тебе лукавый, и не пребудут беззаконники пред очами Твоими: Ты возненавидел всех совершающих беззаконие» (). Всякий беззаконник мерзок перед очами Божиими, беззаконник же, приносящий молитву свою, которая есть христианская жертва, подобен убивающему пса (). Но зрит Он милосердно только на кроткого и молчаливого и трепещущего пред словом Его (). Рассуждай об этом, христианин, который и не хочешь греха оставить, и хочешь Богу молиться.
   7) Хвала Божия. Ибо хвалить Бога есть ангельское дело. Ангелы Божий непрестанно хвалят и воспевают Бога и взывают: «Свят, свят, свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!» (). Ангелам уподобляется тот человек, который от сердца Бога хвалит и воспевает, и еще на земле вкушает вечной радости сладость. Ибо и в будущем веке не иное что избранные Божии будут делать, как непрестанно Бога хвалить и воспевать, как видим в Апокалипсисе. Высочайшая христианская слава, честь и радость — Бога хвалить, Которого Ангелы святые хвалят. Насколько великим почитал это святой Давид, Псалтирь его свидетельствует, он непрестанно желал хвалить Бога: «Благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устех моих» (), — и других к тому призывал: «Возвеличите Господа со мною, и вознесем имя Его вкупе» (). Но когда мы, христиане, хотим уста отверзть на похвалу Божию, то должно и сердце им согласное иметь. Ибо устная похвала, как и молитва, без сердца ничто есть, но только глас и шум словесный. Бог не столько на уста наши, сколько на сердце наше смотрит и слушает только молитву и похвалу, от сердца происходящую. Поэтому говорит апостол: «Поя и воспевая в сердцах ваших Господу» (). Также, когда хотим Ангелам святым подражать в похвале Божией, то должны им подражать и житием нашим, уклоняться от греха и творить волю Божию, как они творят, сколько можно человеку в немощной плоти. Иначе скажется и нам: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня» ().
   8) Работа или служение Богу за великое у христиан почитаться должно. Люди за честь себе почитают служить царю, или князю, или высокому какому господину, нежели низкому и простому человеку; и доброму, праведному и милостивому, нежели злонравному, неправедному и немилостивому господину. Известна сия истина и беспрекословна. Кто высший, более Бога, и кто лучший, праведнейший и милостивейший, более Господа? Лучше же (сказать), один Он Вышний есть, «ибо Господь есть Бог великий и Царь великий по всей земле, в руке Его все концы земли, и вершины гор Его же, ибо Его — море, и Он сотворил его, и сушу руки Его создали» (). Один Он благой, ибо «никто не благ, как только один Бог» (). Один Он праведный и милостивый, и один Он Господь наш, Которому всякое колено поклоняться должно. Сему служить увещевает и пророк: «Служите Господу с веселием, входите пред лице Его с радостью. Знайте, что Господь есть Бог наш, Он сотвори нас, а не мы; мы же народ Его и овцы паствы Его», и прочее (). Великая слава, честь и похвала христианская — служить одному Богу живому и бессмертному. Но если хотим, христианин, служить Богу, то не должно служить греху. Ибо Богу и греху служить невозможно, по учению Христову: «Никто не может служить двум господам» (). А кто творит грех, тот служит греху, поскольку «всякий, делающий грех, есть раб греха», как учит Христос (). Следовательно, и Богу не может служить. Что есть служить Богу, сказано выше и ниже скажется.
   9) Наконец, великое (дело) победить самого себя. Многие победили много тысяч людей, многие покорили грады и государства, но себя самих победить не могли, поскольку с самими собою не имели брани, без которой победы не бывает. Всякая победа без брани, а брань без врагов не бывает. Брань между людьми бывает, когда одни восстают, а другие противятся. Так и внутри у человека с самим собою бывает брань, когда восстает похоть и страсть, но он той противится. Противится гордости и высокоумию смирением, гневу — терпением, злобе — кротостью, зависти — любовью, нечистоте — целомудрием, и прочее. На брани между людьми та сторона побеждает, которая гонит, и та побеждается, которая уступает. Но в брани у человека с самим собою не так бывает: он тогда побеждает, когда врагу своему уступает; обижаем, не мстит; ненавидим, не ненавидит; лишаем, не жалуется; любит, по слову Христову, врагов своих, благословляет проклинающих его, благотворит ненавидящим его и молится за обижающих его и гонящих его (), не бывает побежден злом, но побеждает зло добром (). Это есть преславная победа, это есть благородство, достоинство и преимущество христианское — самого себя, то есть растленное свое естество, злонравие и похоть свою злую побеждать. В этом состоит их мужество, сила и храбрость. «Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города» (). Это за великое почтим, христианин, в мире этом, а не честь, славу, богатство, роскошь и прочее, к миру сему надлежащее. Этой победы пожелаем, поищем и иметь с помощью Божией потщимся. С помощью, говорю, Божией, ибо без той (победы) не бывает. Ибо, чтобы самого себя победить, требуется сила не собственная и природная, но высшая, выше силы своей, то есть Божия, которая из ветхого новое делает, из злого — доброе, и из ничего — все. За эту победу дается венец не тленный, но нетленный, не в царствии земном, но в небесном. (Об этих пунктах и им подобных смотри ниже статью последнюю о утешительных плодах веры).
   Из этих пунктов видишь, христианин, что тот христианин, который грех творит, не может ни с Богом общения иметь, ни Отцом Его нарицать, тем более иметь, ни внутри Церкви Святой быть и сыном ее истинным быть, ни тайн Христовых с пользою для души своей причащаться, ни молиться и хвалить Бога, ни служить Ему и прочей христианской должности делать, но более того, он во гневе Божием пребывает. Надобно всякому грех оставить, кто хочет истинным, а не лицемерным христианином быть и спасение вечное получить.
   § 403. О чем христиане печалиться должны? Ответ:
   1) Христианская как радость, так и печаль иная должна быть, нежели сынов века этого. Они не должны печалиться о том, что не имеют в мире этом благополучия, не имеют богатства, славы, почитания, что мир ненавидит, гонит и озлобляет их; этой печали должны они противиться, изгонять ее из сердца и не давать ей места в сердце своем. Более того, (должны) радоваться о том, что всем тем познаются они не как мира сего чада, но Божии, как говорит Христос: «Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (). Ибо кто печалится о том, что не имеет от мира этого любви и почитания, тот показывает этим, что он любит мир, земное мудрствует, земному прилепляется, что вере христианской противно.
   2) Печаль христианская истинная есть печалиться о том, что христиане высокое и небесное звание имеют, но достойно того звания ходить не могут, немощью плоти воспрепятствуемые; что Бога Отцом называют, но Того так совершенно, как долг требует, любить и угодить Тому не могут; от Него неизреченные благодеяния получают и надеются еще более в будущем веке получить, но Его достойно возблагодарить не могут. Что воздадим Господу за все, что Он даровал нам (ср. )? Сия печаль им полезна и Богу благоприятна, поскольку «жертва Богу — дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (). Такая печаль нужна всякому христианину, ибо такою печалью исправляется и обновляется растленное естество.
   3) Такую печаль, то есть печаль ради Бога, иметь должны все те, которые согрешили пред Господом, но, обратившись, каются. Печалиться, говорю, должны, что Бога, Который есть вечная любовь и благостыня, злыми делами оскорбляли; и Которого должны были почитать, беззаконным житием бесчестили; Которого должны были более всего любить, не любили; Которого должны были слушать, не слушали. Сия есть истинная ради Бога печаль, которую верная душа имеет не ради муки, следующей за грехи, но ради того, что она Бога оскорбила. И сия-то печаль есть «печаль ради Бога, которая производит неизменное покаяние ко спасению» (). За эту печаль хвалит апостол коринфян и радуется о ней: «Теперь я радуюсь не потому, что вы опечалились, но что вы опечалились к покаянию; ибо опечалились ради Бога» (). Так опечалился апостол Петр, когда отвергся Христа, «и выйдя вон, плакал горько» (). «Петр, — говорит св. Златоуст, — когда отвергся Христа, не из-за муки плакал, но поскольку любимого отвергся, что было ему хуже всяких мук» (Беседа 5-я на Послание к Римлянам).
   4) Также печаль иметь христиане должны, когда слышат или видят, как ближний согрешает; печалиться должны, а не осуждать, поскольку сами такому же падению подлежат, ибо такой (согрешающий) благого Бога, Отца их Небесного, прогневляет, что им, как чадам Божиим, прискорбно быть должно, и что так брат их погибает. Такую печаль имел Давид святой: «Печаль, — говорит, — объяла меня при виде грешников, оставляющих закон Твой» (). Такую печаль имел Павел, вселенной учитель, как из посланий его видно. Такую печаль, хотя всем христианам, но более пастырям, епископам и иереям должно иметь и болезновать о чадах своих духовных, «доколе не изобразится в них Христос» ().
   Как, — скажет кто, — мне не печалиться, что я не имею богатства, славы и чести на земле, а прочие имеют?
   1) Это многих немощных смущает и соблазняет, и, как пожар близкого соседа, дома душ их запаливает и увещевает ревновать тому, что в другом видят. Обыкновенно люди стараются о том, что в других видят. Видят других или богатых, или славою и честью почтенных, — такими и сами быть хотят. И это немощь плоти нашей, которая хочет и ищет в мире этом прославиться и веселиться, и перед другими в благополучии этого мира не отстать.
   2) Многие находятся в богатстве, чести и в славе, но многие и в нищете, простоте и презрении живут. Ты на них обращай очи свои, и будь доволен тем, что имеешь.
   3) Когда такую печаль имеешь, то рассуди, находишься ли между христианами, которые печалятся не о том, о чем ты печалишься. Кто о чем печалится, то знак есть, что он любит то, чего не имея, печалится. Христианам же ничего, кроме Бога и ради Бога человека, любить не должно.
   4) Сия печаль для тебя бесполезна. Богатства, славы, чести и прочего благополучия печалью тебе не сыскать, если Бог не подаст.
   5) Когда печалишься, что находишься в немощи, то тем самым немощь не умаляется, но умножается, как сам это можешь чувствовать, ибо и сама печаль есть немощь. И так печаль в немощи большую соделовает немощь, ибо немощь с немощью совокупляется.
   6) Когда лишился богатства, чести, славы, печалью того не можешь возвратить. Когда разлучился с женою или отцом, или материю, или братом, или другом, и о том печалишься, также того не возвратить печалью. Об этом ниже сказано будет пространнее. Видишь, что печаль мира сего бесполезна, но одна только печаль ради Бога полезна, как душеспасительная, ибо душу от грехов очищает.
   § 404. Как христиане праздники свои праздновать должны? Ответ:
   1) Язычники, истинного Бога не знающие, празднуют (угождая) суетным своим богам, или бесам, в пьянствах, нечистотах, похотях, бесчинных пиршествах, богомерзких и блудных песнях, в кулачных боях, позорищах, конских ристаниях и в прочих бесчинных веселостях, как читаем в историях о них. Христианам должно осмотреться: не празднуют ли и они, по подобию язычников, праздники, посвященные живому и страшному Богу, Который в те дни преславные сотворил чудеса и превеликие на род наш благодеяния излил? Если так празднуют, то без сомнения празднуют не живому Богу, но бесам, врагам Его, хотя и имя истинного Бога называют; и так приносят жертву им, хотя того и не примечают те, которые при крещении обещали служить Богу и Ему жертву правды и хвалы приносить. Коль беззаконно и страшно это дело, самим им оставляю на рассуждение. Знатный был между языческими праздниками праздник, посвященный идолу Бахусу, называемый «Вакханалия», а по-русски может назваться «масленица». В этот неистовый праздник всякое пьянство и всякая нечистота у них разливалась. Этому безумию и неистовству языческому следуя, премногие христиане, по имени своему будучи родом избранным, царственным священством, народом святым, людьми, взятыми в удел (), установили праздновать масленицу, в которую всякое страстей и прихотей излияние совершают, как всем о том известно. Этого неистовства, как всем известного, не описываю, но только напоминаю христианам таковым, что они звание свое забыли, что они с идолопоклонниками бесу жертвуют души свои, которые Христос Сын Божий искупил не серебром или золотом, но драгоценною Кровию (). От таковых празднований, как мерзостей языческих, на которых бесовская воля совершается и имя Божие хулится, христианам должно удаляться, как апостол увещевает: «Отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству», и прочее (). А те, которые так празднуют, должны очувствоваться и покаяться и отстать от них, чтобы с язычниками в огне вечном вместо веселья и сладостей вечно и бесполезно не восплакать и не услышать ответ: «Чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей» (). Так, от языческого неистовства удаляясь, должно христианам праздники святые праздновать достойно звания своего, а именно:
   2) Собираться в церкви святые на общую молитву, славословие, хвалу Божию, слушание слова Божия, и собираться вечером, утром и в полдень, то есть на вечерню, утреню и Литургию, но и в домах того не оставлять.
   3) Поминать чудесные и спасительные дела Божии, в те дни милостиво во спасение наше сотворенные, размышлять о них, и за то радостным духом Бога благодарить, дела же те изрядно описаны и изъяснены в церковных стихах и песнях, в те праздники поющихся.
   4) От этих праздников ум и сердце свое верою возводить к вечному празднику, в котором избранные Божии, упокоившись от трудов и болезней, в этом мире подъятых, будут непрестанно праздновать и немолчно петь и хвалить благость Божию, и, возводя ум, молиться человеколюбцу Богу, чтобы и нас самих той части избранных сподобил. «Вспомни о нас, Господи, в благоволении к народу Твоему; посети нас спасением Твоим, дабы видеть благоденствие избранных Твоих, веселиться веселием народа Твоего, хвалиться с наследием Твоим» ().
   5) Хотя и всегда, но особенно в те дни нищих в дома свои вводить и питать и давать милостыню, «ибо таковые жертвы благоугодны Богу» ().
   6) О! Коль светел и благоприятен праздник был бы, если бы христиане, отложив всякую злобу, и всякую лесть, и лицемерие, и зависть, и все клеветы и прочих прихотей отрицаясь, посещали друг друга, и лобызая лобзанием святым, друг другу поведали Божии чудеса, хвалились об имени Его святом, беседовали о вечной жизни и радости ее, и тем, как сладкою пищею, души свои питали. Тогда почувствовали бы и здесь сладости вечной частицу. Память и верное рассуждение о вечной жизни без утешения не бывает для души, мира сего отрекшейся.
   7) Прекрасный праздник и такой, какого христианское сердце всегда желает, упраздняться от греха. Такой праздник не только в светлые праздничные дни, но и всегда праздновать должны христиане, ибо без этого никакой христианский праздник по-христиански совершиться не может. (Смотри еще главу о почитании страстей Христовых, в этой же книге).
   § 405. Как христианам готовиться должно к исходу отсюда в вечность? Ответ:
   1) От этого пункта начинает всякий или блаженную или горестную и плачевную вечность, ибо переходит или в вечную жизнь, или в вечную смерть (см. ).
   2) День и час и образ исхода никому не известен. Все это сокрыл от нас Божий Промысл.
   3) Поэтому христианам должно подражать верным и мудрым рабам, которые всегда ожидают, когда их позовут к себе господа их. Так и христиане всегда должны готовыми быть, когда позовет их Господь к Себе. Зовет же всякого Господь через смерть. Поэтому какими хотим быть при исходе, такими и прежде исхода и всегда должны быть, чтобы неготовыми не явиться во время исхода. Никто при смерти не захочет грешить, чести искать, богатства собирать, и прочее земное мудрствовать, но более всякий думает о грехах, жалеет, что грешил, боится, чтобы не погибнуть. Это должно и ныне прежде смерти делать, ибо неизвестно, дождешься ли с утра вечера, или с вечера утра, потому что не знаешь, когда позовет тебя Господь твой к Себе. Поэтому во всегдашнем покаянии и готовности христианам должно быть, дабы не погибнуть вовеки. Великая вещь есть спасение вечное, и всего света дороже, потому, более всего сокровища и всего мира, и всю жизнь искать его должно. Какая тебе польза с того, что ты приобретешь весь мир, а душе своей повредишь ()? Как ничего не внес в мир, так ничего и не вынесешь от мира, кроме погибели, потеряв спасение, которое здесь или обретается, или губится. О, как жалеть, воздыхать, плакать и рыдать будешь, бедный грешник, потеряв спасение, но бесполезно! Пожелаешь тогда возвратиться в мир, и нагим ходить, и от всех презираемым быть, чтобы спасение, которое потерял, возвратить, но не дастся тебе. Дано было тебе время на это, проповедовалось тебе Божие слово, увещевали тебя пастыри и учителя, обличала тебя и собственная твоя совесть, но ты не хотел исправиться. Случилось мне слышать об одном не последнем человеке, что он, находясь в тяжкой болезни и при смерти, точно выговорил: «О, когда бы мне восстать от сего одра, показал бы всякое исправление!» — но, не восстав, скончался. Пожелаешь и ты, бедный человек, от смертных врат возвратиться и исправиться, но не получишь. Отойдешь, хотя и не хочешь, оставив все мирское миру. Как вошел в мир, так и выйдешь от мира наг, и когда бы еще не обременен грехами! Ну же, теперь поищи того, чего тогда бесполезно будешь искать. Теперь ты еще здоров, еще не погиб, еще можешь спастись. Покажи же исправление, которого при смерти будешь желать, и так с надеждою спасения отсюда отойдешь. Оставь мир, пока мир не оставит тебя, свергни с себя благодатью Божией грехи твои, и так служи Господу твоему свободно, и ожидай, когда Господь твой позовет тебя к Себе, и явишься Ему одетый одеждою спасения. Чего тебе, как и себе, усердно желаю.
   § 406. Как христианам должно к причащению Тела и Крови Христовой приступать? Ответ:
   1) Апостол говорит: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем» ().
   2) Многие много читают молитв, псалмов и акафистов, но этого приготовления недостаточно. Ибо молитва от неисправного и непокаявшегося сердца не принимается Богом, как о том выше неоднократно сказано.
   3) Страшно приступать неочистившемуся истинным покаянием, страшно также и приступившему и причастившемуся мирскими похотями оскверняться. И то и другое страшно, как из апостольского слова и из рассуждения о Таинстве Святом видно.
   4) Поэтому должно и хотящему приступить рассуждать, кто и к чему приступает, — и причастившемуся, чего причастился. Почему и прежде причастия нужно рассуждение о себе самом и великом том даре, и по причастии нужно рассуждение и память о небесном том даре. Прежде причастия нужно сердечное покаяние, смирение, отложение злобы, гнева, прихотей плотских, примирение с ближним, твердое предложение и изволение нового и благочестивого о Христе Иисусе жития. По причастии нужно показать исправление, засвидетельствовать любовь к Богу и ближнему, благодарение, тщание усердное о новом, святом и непорочном житии. Словом, прежде причастия истинное покаяние и сокрушение сердечное нужно, по причастии плоды покаяния, добрые дела нужны, без которых истинного покаяния не может быть. А оттуда следовательно заключается, что христианам необходимо нужно житие свое исправить и начать новое, богоугодное, дабы не в суд и в осуждение было им причащение. Христианин без веры быть не может, вера же без любви, а любовь без добрых дел (). А так христианин остается не иное что, как язычник, хотя имя Божие и Христово исповедует. Сколь же страшно такому приступать к Таинству Святому, всякий видит. Отсюда бывает, что многие христиане, причащающиеся святым Таинам, не в лучшем, а в худшем преуспевают, ослепляются более, чем просвещаются, ожесточаются, а не исправляются, и так от греха в грех впадают, но греха своего не познают, и греха за грех не поставляют, и делают то, чего язычники законопослушные не делают. Причина тому в том, что презирают Божию благодать, и так и сами лишаются Божией благодати, и предаются «превратному уму — делать непотребства» ().
   5) Поэтому должно себя грешникам исправить, да не в суд причащаются. Блудникам, прелюбодеям и сквернителям переменить сердце свое и возлюбить чистоту, ибо к Пречистому Агнцу Христу приступают. Гордым и высокоумным — отложить бесовскую гордость и возлюбить смирение, ибо к Смиренному приступают Христу. Злобным и огнем отмщения дышащим — злобу оставить и возлюбить кротость и незлобие, ибо к Кроткому и Незлобивому Агнцу Божию приближаются. Ненавистливым и завистливым — оставить ненависть и зависть и возлюбить братолюбие, ибо к Человеколюбцу Сыну Божию приближаются. Льстецам, лукавым и обманщикам — возненавидеть дьявольскую хитрость и возлюбить простоту и истину, ибо к вечной и безлестной приходят Истине. Клеветникам, злоречивым, хульникам — исправить язык свой, ибо устами восприемлют Пречистое Тело Христово. Сребролюбцам — оставить мамону и возлюбить Бога, ибо к Сыну Божию, Который есть любовь, приступают. Жестокосердечным и немилостивым — переменить нрав свой жестокий и стараться быть милостивыми, ибо к Милостивому и Милосердному Господу приходят. Ворам, разбойникам, мздоимцам и лихоимцам — оставить неправду сию, и возвратить или расточить похищенное, и поучаться правде, ибо к Царю Праведному приближаются. Богачам скупым — оставить скупость и быть щедрыми, ибо к Щедрому Господу приходят. Пьяницам — оставить пьянство и начать трезвенное житие, ибо Распятому и Умершему Христу приобщаются. Словом, всякий должен исправить, очистить и обновить себя, дабы неосужденно приступить. «Должно, — говорит св. , — очистить себя от всякой скверны плоти и духа приступающему к Телу и Крови Господней, да не в суд ест и пьет, и память о Том, Который за нас умер и воскрес, явно показать в том, что он (приступающий) умер греху, и миру, и самому себе; живет же Богу о Христе Иисусе Господе нашем» (Книга 1-я о Крещении гл. 3-я). Что есть греху умереть и Богу жить, смотри пункт 388. Опасно и страшно приступать не оставляющему греха и совесть замаранную и раздраженную грехами имеющему, да не в осуждение себе ест и пьет. Рассуждай, христианин, и берегись неисправным приступать и, приступив, снова мирскими похотями оскверняться. Ибо «Бог наш есть огнь, недостойных поядающий» ().

Глава 10: Что может и должно христианина подвигнуть к убеганию от греха, истинному покаянию, презрению суетного и подвигу в благочестии?

    «Поступайте, как чада света, потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине. Испытывайте, что благоугодно Богу» ().
   § 407. Вездесущее Божие и ясное видение не только дел, но и тайных помышлений и намерений наших, может нас отвратить от греха. Оно особенно представляется нам во -м и в прочих Писания местах. Не видим мы Бога нашими очами, поскольку и видеть не можем, ибо «Бог есть Дух» (), никаким чувствам не подлежащий, но вера из Святого Писания научает нас, что Он как везде есть, так и с нами неотлучно; и что мы ни делаем, — видит; и что ни помышляем, — ясно проникает; и что намереваемся, замышляем, начинаем, хотим делать, — уже знает, и прежде начинания нашего знал; и что говорим, слышит, и перед Ним как день, так и нощь равно имеется; и нет такого места, где бы Его не было; следовательно, всякое дело, и во дни и в нощи творимое, и на всяком месте совершаемое, не может утаиться от Него. Злое ли дело творит человек, например, блудодействует, убивает, похищает, крадет, и прочее, или замышляет зло, — очи Его видят. Злословит, клевещет, осуждает, клянет, лжет, обманывает брата своего, или имя Его святое хулит человек, — слышат святые уши Его. И сколько на земле людей есть, так всякого наблюдает, и всякого дело, начинание, помышление и намерение видит, и слово слышит, и в книге Своей записывает, как бы одного его только наблюдал, прочих оставляя. Изрядно об этом Августин говорит Богу: «Так хождения мои и пути рассматриваешь, и во дни и в ночи стережешь меня бодренно, все стези мои примечая, Зритель всегдашний, будто всю тварь небесную и земную забыв, на меня только единого смотришь, и совсем о прочих небрежешь». И ниже: «Признаю, Господи, что ни делаю, пред Тобою делаю, и то, что делаю, лучше Ты видишь, нежели я, который делаю. Что ни делаю, всегда Ты равно присутствуешь со мной, как всегдашний Зритель всех моих помышлений, намерений, утешений и деяний моих». И ниже: «Что намереваюсь сделать, что ни помышляю, и в чем ни услаждаюсь, Ты видишь, уши Твои слышат, очи Твои видят и наблюдают. Означаешь, внимаешь, примечаешь и пишешь в книге Твоей, доброе ли или злое будет, да воздашь всем в последствии за доброе — награждение, за злое — наказание, когда откроются книги» (Беседы с самим собою, гл. 14-я). Оттуда видно:
   1) Что всякий грех, делом, или словом, или помыслом творимый, бесчестие и досаду Богу делает. Как бесчестие и досада царскому величеству бывает, когда бесчинник какой перед ним бесчинствует и не показывает перед ним благоговения, так и перед лицом Божиим и святейшими Его очами согрешающий бесчинствует, и потому бесчестие и досаду величеству Его делает. Как это тяжко и страшно делать, всякий может видеть.
   2) Христианам должно от такого бесчиния беречься, и в словах, делах и помыслах благоговение Богу показывать — да не оскорбят Бога и Создателя своего. Перед царем земным, или перед господином нашим, или властелином, или отцом по плоти стыдимся бесчиния показывать; тем более это должно делать перед Отцом и Царем Небесным, Который «есть Господь господствующих и Царь царей» ().
   3) Всякое бесчинное дело, слово и помышление в книге Божией записывается, и воздается бесчиннику по делам его в день суда: «Обличу тя, и представлю пред лицем твоим грехи твоя», — говорит грешнику Бог (), если от того не отстанет и не покается грешник.
   4) И в самом беззаконии и бесчинии может быть поражен человек праведным судом Божиим, ибо таковым образом не воздает славы Богу.
   5) Беззаконничающим должно престать от злого дела, дабы не познать на себе и здесь, и в день суда, праведного суда Божия.
   6) Бога усердно благодарить, что ради них потерпел согрешения их и не погубил их, а впредь осторожно поступать.
   § 408. Должно и сильно отвратить нас от греха страдание Христово, которое двоякое зрелище душевным нашим очам представляет, то есть неизменяемую правду и милосердие Божие.
   1) Видим, что правда Божия нарушиться не может, но непременно требует своего удовлетворения, видим, что грех без наказания не бывает. Правда Божия требовала, чтобы нам вечно казненными быть, ибо вечного и бесконечного Бога прогневали. Кто мог удовлетворить ей? Кто мог цену и воздаяние достойное дать ей? Кто мог между бесконечным Богом прогневанным и человеком прогневавшим посредником, ходатаем и примирителем стать? Никто! Ни ангел, ни иная какая тварь. Стал Иисус, Искупитель наш, Который говорит: «Я смотрел, и не было помощника; дивился, что не было поддерживающего; но помогла Мне мышца Моя» (). И стал посредником между Богом и человеками (), и обратился праведный суд Божий на Него: сделался за нас клятвою един Благословенный (). Суд претерпел Неповинный за нас повинных, Своею казнью удовлетворил правде Божией за грехи наши: «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши» (). Рассуждение о правде Божией, и о праведном Его гневе против греха, и жесточайшем Христовом мучении, которое за грехи наши Он претерпел, да устрашит нас (чтобы отстать) от греха. Если Христос неповинный и один только праведный за чужие грехи так ужасно мучим был, как мучимы будут грешники в геенне за свои грехи! Если этим страшным зрелищем не умилятся люди и не покаются, какой уже гнев Божий возгорится на них! Христос за всякого человека пострадал и умер, но если человек не хочет страдания Христова во спасение свое употребить, отстать от греха, покаяться и так спастись, тогда то страдание само будет во обличение ему, что он такую Божию благодать отвергнул, и так познает на себе правды Божией силу и действие. Тогда почувствует бедный грешник, что есть грех и какова его горесть, чего ныне чувствовать не хотел. Без сомнения заключается, что страшное и ужасное зло есть грех и тому последующее вечное мучение, от которого ничем иным, как бесценною Сына Божия Кровью, не могли мы избавиться. Отсюда черпает святой апостол поощрение к покаянию и предлагает нам: «Если вы называете Отцем Того, Который нелицеприятно судит каждого по делам, то со страхом проводите время странствования вашего, зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца» (). Рассуждай же, христианин, что такое грех: Христово страдание научает нас, сколь велика его тяжесть. Легко согрешить человек может, но не легко освободиться от него может, и без Христа не может, но следует тяжестью его погрузиться во дно адово и платить правде Божией бесконечной казнью. Берегись же греха, который праведного Бога раздражает.
   2) В страдании Христовом видим неизреченное к нам милосердие Отца Небесного, Который, видя нас в погибели и не хотя нам в той вовеки быть, «Сына Своего ради нашего спасения не пощадил, но предал Его за всех нас» (); о чем Сам Сын Божий во утешение наше нам говорит: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (). «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (). О, дивное благоволение Небесного Отца, Который, ради убогого и погибшего Своего создания Сына Своего не пощадил! О, чудное послушание Сына Божия, Который ради нас, врагов Своих, смирил Себя, быв послушным даже до смерти, смерти же крестной! Его послушный и сладкий для нас голос слышится в псалме: «Вот Я иду, (как) в свитке книжном написано о Мне; исполнить волю Твою, Боже Мой, восхотел Я» (); — слышится во Евангелии: «Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (). Которое дело, как сладкую пищу, Себе вменил Сын Божий: «Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его», то есть дело спасения нашего (). Смотри, христианин, как захочешь столь милосердного Отца грехами оскорблять и своим нераскаянным житием пренебрегать и благоволением Его и послушанием Сына Его, тебя ради учиненным? Как будешь любить грех, за который Отец Сына Своего предал и Сын Божий такое горькое и тяжкое мучение претерпел? Любишь же грех, ибо не гнушаешься грехом; не гнушаешься, ибо творишь его. Ибо кто любит что, того не оставляет и держится; как, напротив того, чего не любим, ненавидим и гнушаемся, от того отвращаемся и удаляемся. Рассуждай же о Христовом страдании, в котором видишь и правду Божию, грехи казнящую, и милосердие Божие, к нам явленное, и берегись грешить — да не подпадешь суду правды; и, согрешив, покайся — да делом на себе познаешь Божию милость; и от сего источника черпай утешение, поминая апостольское утешительное слово: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» () Рассуждение о правде Божией пусть отвратит тебя от греха, а рассуждение о милости Божией пусть не попустит тебе отчаяться за содеянный грех, но напротив, восстав от греха, каяться. Поминай правду Божию во время искушения ко греху, но милости Божией не забывай во время искушения за грех содеянный. Так рассуждение о страдании Христовом учит нас бояться греха, ненавидеть его и удаляться от него, и за содеянные грехи не отчаиваться, но возвратиться к Отцу Небесному, по подобию блудного сына, и просить у Него прощения, и получив милость от Него, не отлучаться впредь от Него.
   § 409. Обещание, данное при крещении, должно нас, христианин, отвратить от греха и подвигнуть к благочестию. Тогда между Богом и нами завет поставлен был: мы, отрекшись от сатаны и всех дел его, обещали Богу «служить Ему в святости и правде пред Ним, во все дни жизни нашей» (). Бог нас в Свою высочайшую милость принял и в той милости содержать нас обещал. Бог верен пребывает: служащих Ему содержит в милости, должно и нам обещание свое помнить и хранить, и верными быть Господу Богу нашему, и служить Ему чистым сердцем. Если же не сотворим этого, то должниками явимся перед Ним, следовательно, и Его милости лишимся, и в праведном у Него гневе будем, как и прежде крещения были. Не сохраняет обещания и веры своей Богу не только тот, который устами отрекается от Него и обращается к идолам, но и тот, который повелений и заповедей Его отрицается и не служит Ему, кто служит греху, как выше сказано. Поэтому не только отрицания устного, но и сердечного, которое через грех и беззаконие бывает, беречься должно нам. Не сохранившим же обещания и отлучившимся от Бога не должно медлить в пагубном том отлучении, но, по подобию блудного сына, возвратиться к Небесному Отцу и со смирением просить прощения у Него, и впредь от дому Его святого, то есть Святой Его Церкви, не отлучать себя беззаконным житием, дабы праведному Его суду и гневу вечному Его не подпасть.
   § 410. Высокое и великолепное именование Святой Церкви, в которой находятся христиане, поощряет их уклоняться от греха и прилежать благочестию. Святая Церковь называется апостолом домом Божиим, Церковью Бога Живаго (). Этот святой и великолепный дом имеет основанием Самого Христа, по учению апостола: «Никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (). Этот дом создали по лицу всей земли, Господу поспешествующу, духовные архитекторы, апостолы святые; очищен и освящен он Кровью Единородного Сына Божия (); входят в него верою и крещением живущие в нем. В этот дом собрались и собираются народы многие, говоря: «Придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его» (). Называется и град Божий, о котором воспел пророк: «Основания его на горах святых» (—3 и проч. до конца). «Бог основал его навеки» (); «Бог посреди его, и не поколеблется: поможет ему Бог с раннего утра» (). Сего града граждане, и дому домашние суть христиане, «сограждане святым и свои Богу» (). В сем граде нет места необрезанному сердцем и нечистому (), но ходят в нем «люди, хранящие правду и хранящие истину, приемлющие истину и хранящие мир» ().
   § 411. Может и должно христиан подвигнуть к благочестивому во Христе Иисусе житию и содержанию себя в том высокое и небесное их звание. Ибо призваны «от власти сатаны в царствие Божие», которое «не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (; ), призваны в «род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего их из тьмы в чудный Божий свет» (). «Ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости» (); дабы поступали по духу, и не исполняли вожделений плоти (); дабы, как пришельцы и странники, удалялись «от плотских похотей, восстающих на душу» (); и «чтобы были неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода» (); чтобы поступали, «как чада света», испытывали, «что благоугодно Богу, и не участвовали в бесплодных делах тьмы, но и обличали» (). Словом, к общению со Отцем и с Сыном Его Иисусом Христом позваны (). «Бог же есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине» (). Поэтому, христианин, если хотим блаженное это общение иметь и между истинными христианами быть, а не между лицемерами числиться, «очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (). Откуда святой Павел, звание это нам представляя, говорит: «Умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны» ().
   § 412. Причащение пречистых и животворящих Таин Тела и Крови Христовых должно подвигнуть нас, христианин, к удалению от греха и истинному покаянию. Как Пречистое Тело Христово дерзнешь принять в руки твои (к приемлющим в руки речь здесь), которые хищением, ограблением, мздоиманием, лихоимством, биением, нечистым прикосновением и прочим греховным калом оскверняешь? Как примешь во уста Тело и Кровь Его Святую, в те уста, которые злоречием, сквернословием, кощунством, буесловием, клеветой, осуждением, лестью, лукавством, ложью, язвительным укором, руганием, поношением и прочим смрадом не перестаешь наполнять? Как примешь Христа в сердце твое, которое злобою, лукавством, ненавистью, нечистою похотью, сребролюбием и лихоиманием и прочим злом преисполнено? Надобно таковому опасаться, чтобы не приличествовало ему Христово слово, сказанное одному книжнику, который и за Христом хотел ходить, и мира не оставить: «Лисицы имеют норы и птицы небесные — гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (). Лесть, лукавство, лицемерие, сребролюбие, лихоимство и всякое злое похотение подобны лисицам, имеющим норы свои в сердце человеческом, и птицам (в нем) гнездящимся, Сын же Человеческий (в таком сердце) не имеет, где главы приклонить, но Он входит в сердца кроткие, смиренные, сокрушенные печалью о грехах, и благодать Свою с Собою вносит. «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (). Стоит сей святой Гость, Который нас ради странствовать на земле благоволил, стоит и ударяет в двери сердец наших, и хочет к нам войти, за которых святую Кровь Свою пролил. Но кто отверзает Ему двери в дом свой? кто слышит глас Его?.. Кто же слышит глас Его? Непременно тот, кто слову Его повинуется, престает от грехов, кается, и жалеет сердечно о содеянных грехах, и содержит себя в истинном покаянии, как выше об этом говорит Христос: «Будь ревностен и покайся» (). К такому Он входит и вечеряет с ним, то есть утешает его истинным и живым утешением. То же и в другом месте говорит: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (). А где Отец и Сын, там и Святой Дух; где Бог живет, там царствие Божие, там утешение и радость, живая и истинная. Ибо Божие благодатное присутствие без утешения и радости не бывает (). Надобно, христианин, престать от грехов, покаяться и начать новое о Христе житие, если хотим с пользою нашею Тайн Христовых причащаться.
   § 413. Молитва да подвигнет нас, христианин, к уклонению от греха и творению истинного покаяния. Поскольку:
   1) в молитве истинные христиане приступают к Богу и беседуют с Ним;
   2) возводят ум и сердце свое к Нему;
   3) воздевают руки и очи свои к Нему;
   4) отверзают уста свои и приносят Ему благодарение, пение и хвалу, как о том уже несколько сказано и ниже скажется.
   От сего следует, что должны мы непременно престать от греха, исправить себя и истинно каяться, если хотим с пользою нашею молиться. Как же приступишь к Богу и будешь просить Его: «Оставь мне грехи мои, Господи», — а сам их не оставляешь? Как будешь нарицать Его: «Господи мой», — а сам мамоне работаешь, и раб есть греха? Ибо «всякий, делающий грех, есть раб греха» (). Как скажешь: «Царю мой и Боже мой», — а сам попускаешь греху над тобою царствовать? Как скажешь: «Услыши мя, Господи, и помилуй», — а сам не хочешь Его слушать и не перестаешь прогневлять? Как можешь к Нему звать: «На Тя, Господи, уповах», — а сам уповаешь на князей, своих защитников, на силу, хитрость, сан свой, на серебро, золото и прочее создание, ибо в нужде к тем за помощью и защитой прибегаешь? Как можешь петь: «Прильпе душа моя по Тебе» (), или: «Мне же прилеплятися Богови благо есть» (), — а сам прилепляешься миру? Как можешь возвести сердце твое к Нему, которое исполнено злобою и прочими злыми похотями? Как воздвигнешь к Нему руки твои, которые оскверняешь хищением, ограблением, лихоиманием, биением, нечистым прикосновением, и прочее? Как отверзешь уста твои на славословие и хвалу святого имени Его, — уста, которые оскверняешь злословием, сквернословием, лестью, ложью, клеветою, осуждением и прочим калом греховным? Словом, вся Псалтирь и все молитвы, в церковных книгах написанные, не приличествуют тому грешнику, который грехов оставить и творить истинного покаяния не хочет. Прочитай сам, христианин, со вниманием — и уразумеешь истину. «Да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа» (). И через пророка говорит Бог: «И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови» (). Дабы вовеки от Бога и избранного Его стада не отлучиться, должно оставить грех, покаяться и беречься греха, который нас разлучает от Бога, и пред Богом мерзкими и гнусными нас делает, и молитву нашу бесполезной делает.
   § 414. Пусть подвигнет нас, христианин, к уклонению от греха и покаянию бесконечная и неизреченная благость Божия, о которой святой Павел говорит так: «Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?» (). Благость Божия есть, что мы еще не погибли, что мы еще живем на свете и можем благодатью Его спастись, ибо так благость Его ведет нас к покаянию. От этой благости Его происходит, что Он так любезно и благоприятно нас на покаяние зовет и так хочет благость Свою на нас излить и вечного блаженства участниками нас сотворить: «Возвратись, отступница, дочь Израилева, говорит Господь. Я не изолью на вас гнева Моего; ибо Я милостив, говорит Господь, — не вечно буду негодовать» (); и еще: «Обратись, Израиль, к Господу Богу твоему; ибо ты упал от нечестия твоего» (); и еще: «Обратитесь ко Мне, говорит Господь Саваоф, и Я обращусь к вам» (). И через апостолов, посланников Своих молит нас, да примиримся с Ним, да не вовеки будем чувствовать на себе гнев Его праведный: «От имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом» (). И Сам Христос пресладкими Своими словами привлекает к Себе: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (). И Дух Святой увещевает и говорит: «Ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших» (; ). Не только гласом слов пророческих и апостольских, но и самим долготерпением Своим, тем, что «долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (), призывает нас преблагой Бог на покаяние, как апостол говорит: «Благость Божия ведет тебя к покаянию». Сколько есть идолопоклонников, хульников, разбойников, грабителей, насильников, хищников, льстецов, лукавых, блудников, прелюбодеев, сквернителей и прочих беззаконников, но Бог их не погубляет, хотя они и враги Божии. Что это, как не благость Божия, которая ведет их на покаяние? И не только терпит и не погубляет их, но и хранит их от навета вражьего, хотя они того и не чувствуют. Не попустил бы им и минуты жить «противник наш диавол, который ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (), но тотчас восхитил бы души их и низвергнул бы в ад, но благость Божия не дает ему того, ибо не хочет Бог смерти грешника, но обращения ожидает (). О, непостижимая к грешникам благость Божия! Грешник оставляет Бога, но Бог его не оставляет. Грешник, отступив от Бога, Творца и Промыслителя своего, пристал ко врагу Божию, дьяволу, но Бог не велит ему погубить грешника, врага Своего. Кто такой благости Божией не удивится, кто может ее словом изобразить! Так благость Божия ведет грешника на покаяние. Не только долготерпением, но и самыми теми благами, которые изливает повседневно на всякую плоть, ведет нас Бог на покаяние. Как чадолюбивый отец, желая сына своего участником сотворить наследия, не только словами учит его чинному и постоянному житию, но и любовью и ласками привлекает к тому, чтобы всяким образом исправным его сделать и так сотворить его наследником своим, так и человеколюбивый и милосердный Отец наш Небесный, желая для нас вечного блаженства и небесного царствия участниками сотворить, не только словами Своими, но и благами чувственными привлекает к истинному покаянию и благочестию. Блага Божии, например, солнце, луна, звезды, воздух, различные плоды земные, рыбы, птицы, скоты и прочее, как ручьи, от источника проистекающие. Как ручьи ведут и указывают нам источник, чтобы от него черпали воду и пили, так созданные Божии блага ведут нас к Богу, Источнику благ, и указывают на Него, чтобы Его любили и вкусили, сколь благ Господь, Который это сотворил. Солнце, луна и звезды указывают и без гласа проповедуют нам: «Смотрите, сколь благ Господь, Который нас во свет вам создал». Плоды земные, птицы, рыбы и скоты указывают и говорят: «Вкусите и видите, яко благ Господь» (), Который нас в пищу вам сотворил», и прочее. Но как отец, видя сына неисправного, вынужден грозить ему наказанием и отлучением от наследия и самим делом налагает ему раны, чтобы исправить его, так благоутробный Отец Небесный поступает с сынами человеческими, грозит им наказанием временным и вечным: «Вас обрекаю Я мечу, и все вы преклонитесь на заклание: потому что Я звал, и вы не отвечали; говорил, и вы не слушали, но делали злое в очах Моих и избирали то, что было неугодно Мне. Посему так говорит Господь Бог: вот, рабы Мои будут есть, а вы будете голодать; рабы Мои будут пить, а вы будете томиться жаждою; рабы Мои будут веселиться, а вы будете в стыде; рабы Мои будут петь от сердечной радости, а вы будете кричать от сердечной скорби и рыдать от сокрушения духа» (). И Христос говорит: «Если не покаетесь, все так же погибнете» (). Грозит нам милосердный Бог наказанием, да не постигнет нас наказание; грозит геенной, да не впадем в геенну; наказывает нас, да исправимся. И сие-то значат напасти и беды, на нас посылаемые, которые, как посланники, молча вопиют и без гласа увещевают, да сотворим плоды, достойные покаяния. Так благость Божия не только словами пророческими и апостольскими, но и долготерпением, излиянием временных благ и посыланием временного зла, то есть бед и напастей, ведет нас на покаяние, призывает и ожидает. А сколь любезно призывает и долготерпеливо ожидает грешника на покаяние, так любезно и благоприятно обратившегося его принимает, как в притче о блудном сыне изобразил Христос: «Когда он (блудный сын) был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его» (). Так Отец Небесный смотрит на грешника, возвратившегося от страны дальней, в которую от Него удалился; видит приходящего к Нему, от Которого беззаконным житием отлучился; смотрит любезно, и мил Ему бывает обратившийся и приходящий, и объемлет его объятиями благости Своей, и целует его лобзанием Божественной любви Своей. О, премилосердные очи Небесного Отца, милосердно смотрящие на обращение грешника! О, благоутробные объятия отеческие, объемлющие грешника! О, святейшее и сладчайшее лобзание, которого сподобляется грешник! Не гнушается и не отвращается от грешника, грехами, как мерзким рубищем, одетого, бесконечная Святыня. Не отгоняет от Себя пришедшего, которого и отлучившегося не оставлял. Принимает с любовью того, которого обращения усердно желал, не делает никакого выговора ему за то, что самовольно отлучился от Него, что богатство, данное ему, расточил. Нет ничего того! Но одевается (обратившийся) в «лучшую одежду», и приемлет «перстень на руку» свою «и обувь на ноги» свои, и так причисляется к святой семье Его (). Слышится отеческий глас радости: «Сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (). Веселятся о том небесные Его Ангелы, ибо «бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся» (). Кто не подивится такой благости Божией, которой и в отвращении, и отлучении, и обращении сподобляется грешник? Каменное воистину сердце человека, которое такой благостью не умягчается! Об этой благости Божией рассуждая и человеческое о ней нерадение видя, Златоуст святой плакал и рыдал: «Вот, о чем более всего плачу и рыдаю. Чего не сотворил Бог, дабы любили Его? Чего не усмотрел? Что оставил? Досадили мы Ему, ничем нас не обидевшему, но содеявшему бесчисленные и неизреченные блага. Отвратились от Призывающего и отовсюду Привлекающего, Он же не на муки нас предал, но притек Сам и удержал бегущих, но мы, отряхнувшись, к дьяволу отскочили. Однако же и тогда не отступил, но послал многих пророков, Ангелов, патриархов — молить нас. Мы же не приняли моления, но и досадили пришедшим, — а Он и за это не презрел нас». И немного ниже: «После всего этого, — говорит Святой Отец, — убили мы пророков, каменьями побили, и иного премногого злого и лютого сделали. Что же? Вместо них уже не пророков, уже не Ангелов, не патриархов, но Самого послал Сына Своего. Убит был и Сын пришедший. Но и так не погасил любви Своей, но более возжег, и не перестает увещевать по убиении Сына Своего, и молит, и все творит, дабы обратились к Нему. И вопиет Павел, говоря «от имени Христова: Как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом» (). Но ничто из этого не примирило нас. А Он и так нас не оставил, но ждет, и геенною грозит, и царство обещает, дабы хотя бы так нас к Себе привлечь» (Беседа 5-я на Послание к Римлянам). Так благого Бога и благоутробного Отца, саму благостыню, прогневляет грехом, а тем более нераскаянным житием человек! Бог хочет и жаждет спасения его, чего ради и Сына Своего не пощадил, а послал в мир и на смерть предал за него, но грешник нераскаянный противится такому великому Божию желанию и благоволению. И это есть хитрость и злоба дьявола, который и сам отвратился от Создателя своего, и в ожесточении пребывает, и непрестанно прогневляет Его, и тому же научает человека, который, ослепившись, не видит, что дьявола слушает, и с ним Богу противится, и вечно погибает, что Бога, как человеколюбца, весьма оскорбляет. Возненавидим же, христиане, грех, дьявольское дело, которым благой и благоутробный Бог наш оскорбляется, и покажем нашу благодарность Ему, Который нашего спасения так усердно желает. Человека-благодетеля, который какое-нибудь нам добро делает, не хотим оскорбить, тем более Бога, бесчисленные блага Которого на себе познаем, не должно оскорблять. Если же пренебрежем тем, то узнаем на себе дело правды Его, которая «воздаст каждому по делам его» ().
   § 415. Правда Божия пусть подвигнет нас, христианин, к истинному покаянию и подвигу против греха. Ныне время покаяния, когда Господь велит каяться, призывает на покаяние и принимает кающихся, но в день воздаяния того не будет, хотя и со слезами поищем того. Ныне милует Господь ищущих милости от Него, а там будет судить. Ныне кающимся грехи оставляет, — там за всякий грех будет судить. Если «за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда», — как учит Христос (), тем более за содеянные грехи и беззакония. Ныне по большей части благость и милость Божия действует; тогда правда Божия в дело Свое вступит, и воздаст каждому по делам его. Ныне время милости и помиловании, а тогда будет время суда. Ныне (должно) просить, искать и стучать в двери милосердия Божия, «ибо всякий ныне просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (), ибо «ныне — время благоприятное, ныне — день спасения» (). Тогда все то пресечется, прошению и исканию не будет места, заключатся двери милосердия, но одно только строгое испытание будет. Ныне Бог говорит: «Обратитесь ко Мне»; — тогда скажет: «Отвечайте Мне». Ныне говорит Христос: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (), — а тогда скажет не хотевшим ныне прийти: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (). Здесь опять, христианин, обрати ум и размышление твое к страданию и Кресту Христову. Страдание Христово кающимся и ныне утешение подает, и тогда дерзновение подаст, ибо Христа распятого, как Спасителя и Искупителя своего, истинною верою приняли, почитали и благодарны Ему были. И увидят Его тогда в Божественной Своей славе, и возрадуются о Нем, ибо несуетна была вера их в Него, и от Него за подвиг веры получат обещанное им царство небесное. Некающимся же и ныне не на пользу (страдание Христово), и тогда страх и ужас и несносный стыд соделает. Тот же Христос, Который за нас был оплеван, поруган, уязвлен, мучен, распят и умерщвлен, явится в страшной славе Своей и будет судить весь мир. Тот же за грехи мир судить будет, Который за грехи мира умер. Страшно было видеть Сына Божия, Господа славы, оплеванным, поруганным, осмеянным, уязвленным, обнаженным, Крест носящим, на Кресте пригвожденным, на Кресте висящим и со беззаконными вмененным. И мы то не без страха ныне воспоминаем, ибо воистину страшное дело есть, что Бог во плоти Своей святой так беззаконными людьми был поруган и пострадал. Но далеко больший страх и ужас обымет грешников, когда увидят Того же Царя славы, в Божественной своей Славе пришедшего, бесчисленным множеством Ангелов святых окружаемого, пришедшего уже не спасти, но судить грешников непокаявшихся, и праведный Свой гнев на них, как неблагодарных, явить, которых хотя спасти, воплотился и распятие и смерть претерпел, но ими презрен и отвержен был. «И узрят Его те, которые пронзили Его», — пишется о распинателях Его (). Узрят и прочие все, которые не хотели Его, за них умершего, слушать, почитать, но своим похотям следовали и творили волю не Его, но противника Его — дьявола, и так Ему, хотевшему их спасти, противились. Противится Христу не только тот, кто противно Ему учит, но и тот, кто противно слову Его живет. «Тогда возглаголет к ним гневом Своим, и яростию Своею смятет их» (). «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (). «Блага Мои, которые получали вы: солнце, луна и звезды, которые светили вам, облака, которые кропили на вас и нивы ваши; дождь, озера, реки и источники, которые напаяли вас и скот ваш; земля с плодами, которая питала вас; огонь, который согревал вас, и прочие блага Мои свидетельствовали обо Мне, Благодетеле. Но вы, благами Моими довольствуясь, не хотели познать и почитать Благодетеля. Посылал Я к вам пророков Моих, «и звал вас, и вы не отвечали; говорил, и вы не слушали» (). Пришел и Сам Я к вам, отступившим от Меня, спасти вас; пришел в подобострастной вам плоти, и смерть за вас вкусил, чтобы вас, умерших, оживить. Эту благодать вам проповедать апостолам Моим повелел; воздвиг пастырей и учителей, которые о том же вам проповедовали и научали; Евангелие Мое, проповеданное всей твари (), свидетельствовало о Мне; чудеса, сотворенные и в нем описанные, показывали, что Я есмь Мессия, пророками проповеданный и всем миром ожидаемый (). Учение, Мною проповеданное, свидетельствовало о истине Моей и великом Моем желании спасения вашего. Милость Моя, явленная грешникам кающимся, привлекала вас ко Мне. Суд Мой праведный, вам возвещенный, устрашал вас и к покаянию возбуждал. Страдание Мое, смерть Моя и все Мое смотрение, вас ради воспринятое, как устами проповедовало, как Я вас любил и хотел вас спасти, сотворить вас блаженными и ничего не оставил, чтобы вас привести к вечному блаженству. Но вы любовь Мою, высокую Мою благодать и милость ни во что вменили, последовали воле плоти своей и Меня не хотели слушать. Оставили вы Меня в мире, оставляю и Я вас ныне. Не знали вы Меня тогда, и Я ныне «не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды» (). Отреклись вы тогда от Моих слов, отрицаюсь и Я от вас ныне. Не хотели вы тогда прийти ко Мне, не хочу и Я вас ныне принять к Себе. «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его». О, какой несносный страх и трепет — чувствовать гнев тот! Пожелают бедные грешники в тот час скрыться, но не смогут. «Тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять» (; )? По страшном гневе и праведном выговоре услышанном потопляются грешники в ужаснейшем праведного суда Божия потопе, и будут всю вечность платить правде Божией бесконечной, которую грехами ныне огорчают и раздражают. Но и в нынешнем веке видим страшные правды Божией суды. Читаем, что в начале весь мир от потопа погиб, Содом и Гоморра с окрестными градами пожжены. Фараон со всем воинством в море потоплен, Израильтяне в пустыне различно поражены за беззакония, и прочее. Слышим и видим ныне, сколь много пожирает людей моровая язва, землетрясение; сколько городов поедает огонь, опустошает иноплеменнический меч, и прочее. Сколько праведным судом восхищается беззаконников и в самом действии беззакония нисходит во ад воспринять по делам своим! Сколько погибает блудников и блудниц, в скверном деле связанных, сколько разбойников в самом разбое, сколько хульников в самом хулении, хищников и воров в хищении и воровстве, пьяниц вне-чувственном пьянстве! Но что тем беззакониикам сделалось, или делается, того ожидать должно и другим. Откуда Христос поведающим о погибели галилеян сказал: «Думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете» (). Слово это страшное как тогдашним грешникам сказано, так и нынешним, и в следующие роды говорится: «Если не покаетесь, все так же погибнете». И хотя не все беззаконники, по недоведомым судьбам Божиим, здесь казнь принимают, однако не избегнут Страшного Божия Суда в будущем веке, как выше сказано. Да убоимся, человек, праведного Божия суда и покаемся; обратимся, пока нас не постигла месть Божия.
   § 416. Сильно подвигнуть христиан к покаянию и осторожности написанное: «Полночь раздался крик: вот, Жених идет, выходите навстречу Ему» (). Когда этот вопль будет, неизвестно, когда Жених душ наших придет, не знаем: «Потому что не знаем ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий» (). «Как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, — так будет и пришествие Сына Человеческого» (). Ибо «придет день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр 3:10). «Когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут» (). Поэтому всегда должно нам, христианин, готовыми быть к сретению Жениха нашего и Господа, и светильники свои украшать, чтобы с неразумными девам вне чертога не остаться и к Жениху без пользы не молиться: «Господи! Господи! отвори нам!» (). Но напротив, с мудрыми (девами) встретив Его, войдем с Ним на брачный пир, «и так всегда с Господом будем» ().
   § 417. Надежда на уготованное христианам на небесах () сильна христиан подвигнуть и утвердить с помощью Божией в благочестии и терпении, отвратить от греха, которым она погубляется. Там дом Небесного Отца, и «в доме Его обителей много» (). Там град святой, новый Иерусалим, который видел Иоанн святой (). «И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их» (). Там блага, приготовленные любящим Бога: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (). Там «лицем к лицу» видят Бога избранные Его (). Там сияет Солнце правды, Христос, Сын Божий, в славе Своей, и никогда не заходит, ни облаками покрывается, но всегда светит, просвещает, согревает и веселит избранных Своих, и сами они сияют, «как солнце, в царстве Отца их» (). Там уготована великая вечеря (), на которой возлежат с Авраамом, Исааком и Иаковом пришедшие с востока и запада (). Там «глас радования и исповедания, шума празднующаго» (), «глас радости и спасения в селениих праведных» (). Там «великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стоят пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих» (), и поют пресладкую песнь: «Аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых» (). Там бесчисленное множество Ангелов святых, которые окружают престол славы и воспевают Триипостасного Бога: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф» ()! Там лик патриархов, праотцев, пророков, апостолов, святителей, мучеников вселяется и хвалит Пресвятую Троицу. Там, наконец, «будет Бог все во всем» (), всех животворя, сохраняя, упокоевая, ублажая, утешая, увеселяя, радостотворя, просвещая и прославляя. На это блаженство верою взирая, Моисей «отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение, и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние» (). Если и мы, христиане, на это почаще верою взирать будем, без сомнения захотим лучше со Христом пострадавшим за нас страдать и терпеть, нежели со злым миром безумно утешаться.
   § 418. Праведное и верное о мирских вещах рассуждение может сердце отвратить от суеты и обратить к истинному благочестию.
   1) Золото, серебро, камни дорогие, украшение одеяний, красота лица и все, что очам человеческим в мире этом показывается дорогим и приятным, — что есть, если не прелесть и похоть очей наших? Во тьме или слепоте познаем, что все это ничем не отличается от других вещей, по мнению человеческому, подлых: в ночи не распознаем золота и серебра от железа, меди и прочих металлов, камней дорогих от простых, ибо и то и другое осязанием рук наших равным кажется. Слепому как риза златотканая, так и одеяние с заплатами и рубище; как мантия многоценная, так и мантия монашеская одинаковыми кажутся; как молодого человека красивое, так и старого морщинистое лицо, и все, что очи видят и чем утешаются, и от чего отвращаются, — равно вменяет и не ценит одно более другого. Так и мы, христиане, когда отвратим очи наши от суеты и будем их вперять в вечное блаженство, тогда не будем ценить золота, серебра, камней дорогих и прочего мирского украшения больше других вещей, по мнению человеческому, некрасивых. Тогда, истину тебе говорю, все нам равно будет, как золото и серебро, так железо и олово, как камни дорогие, хранимые в сундуках, так и поверженные на дороге и попираемые ногами; как одеяние, шелковое и разноцветное, так и рубище, покрывающее наготу; как палаты украшенные, так и хижина простая; как красота молодого, так и морщина старого. Тогда со святым Златоустом признаем и мы «злато как грязь и серебро как плевел» (Беседа 24-я на Евангелие от Матфея). Тогда почтим милостыню, единожды во имя Христово сотворенную, обиду, великодушно претерпленную и ближнему от сердца оставленную, более всех мира сего сокровищ. Тогда более будем жалеть и сокрушаться о едином и малом согрешении сотворенном, нежели о всем тленном нашем сокровище потерянном. Золото и серебро, как железо, медь, олово и прочее, не иное что, как земля, ибо из земли делается. Красота лица есть кровь краснеющая и на верх тела исходящая. Одеяние разноцветное различные краски и пестроты делают. Тогда познаешь, что есть золото и серебро, когда изоржавеет; что есть одеяние красное, когда моль то поест; что есть красота лица, когда на нее, во гробе лежащую, посмотришь. Тогда без сомнения признаешь, что все это не что иное, как земля, из земли взято и в землю обращается. А так увидишь, что истинное и многоценное добро наше есть христианская добродетель, которая ни тлению не подлежит, ни от нас не отлучается, с нами в мире живет, и на будущий век отходит, и нас к Богу, высочайшему нашему добру, приводит. Что же? Золото ли и серебро и прочее временное добро осуждаю? Никак! Не осуждаю золота и серебра и прочего богатства, ибо все это Божие создание и Божий есть дар, людям данный. Но осуждаю златолюбие и сребролюбие, которым сердце от любви и почитания Бога живого отводится. Не хулю золота и серебра, но не хвалю сребролюбца, который, оставив Бога, к серебру и золоту сердцем прилепляется и, вместо Бога, мамоне работает. Негрешно иметь золото и серебро, но грешно прилагать к нему сердце. Оно должно служить нам, а не мы ему. Служит же нам как прочее создание, так золото и серебро, чтобы мы Богу служили. Но когда любим то и прилагаем к нему сердце, то уже не оно нам, но мы ему служим, и так, служа мамоне, уже Богу не служим. «Никто не может служить двум господам» (). К тому же все это сокровище, какое оно ни есть, как мирское, в мире останется. «Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него» (). Христианам же не на земле, но на небе собирать себе сокровища повелел Христос, ибо «где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (). Ибо там отечество и дом их, а в мире этом они пришельцы и странники (; ; ). Христианское сокровище истинное — это добродетели, сокровище это здесь собирается, но на небе сберегается, и в последний день в явление всему миру Христом Судией оценится (). Также сребролюбие, или любовь к богатству, как корень всех зол апостолом осуждается (). Оно научает похищать, красть, лихоимствовать, суды неправо судить, правого обвинять и виноватого оправдать, научает лгать, напрасно клясться, имя Божие всуе призывать и клятву нарушать, обманывать, лукавить; словом, всему злу научает оно, что от христиан удалено быть должно. А хотя где и праведно собрано богатство, что весьма редко бывает, но когда или в сундуках скрывается, или на излишние расходы и непотребные украшения домов, садов, коней, карет, одеяний, трапез и прочих мирских сует растрачивается, — то и это делается против воли Божией, которая хочет, чтобы мы богатство, нам от Него данное, не на подобную суету, но как на свои домашние нужды употребляли и благодарили Его, так на потребности убогих и нищих разделяли. Ибо богатый не хозяин богатства, ему от Бога данного, но приказчик и расходчик, который даровавшему Господу ответ должен воздать в свое время. Ибо никто ничего с собою не принес в мир, кроме тела нагого, и потому ничего своего не имеет, но все, что ни имеет, Божие есть добро. Тем серебром и золотом, которое у тебя в сундуках напрасно лежит, должно было тебе пленных, в темнице за долги и недоимки сидящих выкупить. Тем излишеством, которое ты на созидание ненужных строений полагаешь, должно было тебе создать хижины не имущим, где главы приклонить и упокоиться. Что употребляешь на украшение одеяний, тем должно было тебе одеть полунагих и бедных. Что расточаешь на богатые столы, тем должно было питать голодных, нищих и немощных. Этого воля Божия хочет от нас. Того естественный закон требует: «Чего хочешь себе, то и ближнему твори» (см. ; ; ). И, таким образом, не потерял бы ты богатства, от Бога данного, но предпослал бы сокровище это на будущий век и приобрел его с лихвою великою в день Господень. Но злое самолюбие, сребролюбие и миролюбие не допускает до сего блаженства человека, а вместо того приносит ему бесполезную мира печаль, злую совесть, неполезное и позднее раскаяние, всемирный в день суда стыд и вечную погибель. Тогда ты сам признаешь, что ты подлинно был нищ и убог, хотя и богат был. Тогда увидишь, что одно только душевное добро есть истинное добро, а не то, что очам человеческим представляется. Тогда подлинно уразумеешь, что богатство подобно тернию, которым заглушается семя Божия слова (; ; ).
   2) Каким великим почитается сынами века этого честь и благородство мира сего, сказать невозможно. Но как истинное богатство, так и истинное благородство не то, которое таковым судится и называется так своими любителями (часто люди то превозносят, что любят, хотя само по себе и непохвальное), но то, которое называется и есть по существу, по здравому разуму и слову Божию, которое есть истинное наших помышлений правило. Смотри, человек, когда предков твоих благородством хвалишься, как иудеи хвалились патриархом Авраамом: «Отец наш есть Авраам», — которых Христос обличил: «Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы» (), — то делаешь ли ты такие достохвальные дела, которые предки твои делали? Если людьми повелеваешь, то не повелевают ли тобою страсти? Если господином называешься, не господствует ли над тобою грех? Если судишь людей, то не судит ли и не осуждает ли тебя совесть твоя? Суетная похвала — добрых предков иметь, но делам их не подражать. Худо и бессмысленно людьми повелевать, но быть страстями обладаемым. Рабство и подлость не господство, служение не свобода, (если) называться господином, но быть рабом греха (), телом над людьми, подобными себе, господствовать, но благородной душой служить и покоряться греху. Бедный тот судья, который языком и пером судит людей, но сам непрестанно обличается и судится совестью. Но и этот цветок извне красен, но внутри гнил, или от нашедшей беды и напасти, при буре, или при наступившей кончине, которая никого не обходит, — спадает и не является, и бывает, как бы его и не было. Тогда высокородный и благородный от простого и господин от раба ничем не отличается, ибо напасть, а тем более смерть равными делает всех. Тогда всякий познает, что честь, благородство и высокородие мира сего есть пустое имя и титул, подобен меху надутому, но праздному. А что с душою делается, которая в благородном теле жила, над людьми господствовала, людьми повелевала, но сама служила страстям и греху, людей обличала и судила, но сама совестью и законом Божиим обличаема и судима была? Знаем, что «Бог не взирает на лице человека» (). Он не зрит на царя и его подданного, ни на господина и его раба, ни на благородного, ни на простого, но на веру и добрые дела. От Него каждый получит «соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое» (). И опять читаем в слове Его святом: «Строг суд над начальствующими, ибо меньший заслуживает помилование, а сильные сильно будут истязаны», по другому же переводу, «мучимы». «Господь всех не убоится лица и не устрашится величия, ибо Он сотворил и малого и великого и одинаково промышляет о всех; но начальствующим предстоит строгое испытание» (). Честь же и благородство мира этого без христианского истинного благородства большему суду и осуждению подлежит. Ибо следует благородному лицу и в чести находящемуся, но не по-христиански живущему, не только за себя, но и за подчиненных, которых не только не исправлял, но и соблазнял, ответ дать праведному Судии, суда Которого никто не избежит. Но люди, не рассуждая об истине и прелести, настоящем и будущем, оставив истину, за прелесть берутся, так, как малые и неразумные дети, оставив золото, за горячие угли руками хватаются, об них обжегшись, потом горько сетуют и плачут. Я здесь опять-таки не лица благородные осуждаю, — да не будет того, — но честолюбие и славолюбие, которое с истинным христианским благородством и верою совместиться не может, по сказанному: «Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете» ()? И признаю, что языческое дело есть за суетной славой гоняться, ибо язычники того только ищут, что чувствам их подлежит, а чего не знают, того и не ищут. Христианам стыдно в этом язычникам подражать, ибо их сердца к иному и несравненно лучшему благородству вера возводить должна. Христиане таковые так заблуждаются в этом, как те, которые, оставив мешок, золотом наполненный, хватают другой, снаружи красивый, но внутри пустой и воздухом только надутый; или даже как те, которые, свергнув царскую багряницу, рубищем гнусным и смрадным хотят покрыться, и, оставив высокий титул царского сыновства, хотят быть и называться простым поселянином и рабом, — чему бы всякий достойно смеялся. Тяжко они, будучи неблагодарными, в том грешат против Бога, Который их к высоким и великим вещам, к истинному и высокому благородству позвал, но они, оставив то, за подлым и мнимым гоняются.
   Какое же истинное благородство христианское? Ответ:
   Быть истинным христианином, сыном Церкви Святой, живым членом тела Христова, иметь общение со Отцом и Сыном Его Иисусом Христом, сыном и наследником Божиим быть, верою и правдою служить живому и бессмертному Богу, и прочее, о чем и сказано, и ниже скажется. Это благородство всякую славу мира сего несравненно превосходит. Вся слава царей и князей мира сего ничто перед тем. Не видна эта слава ныне, но откроется в последний день. «Мы теперь, — говорит апостол, — дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (). Но славолюбие суетное не допускает бедного человека до истинной той славы. Славолюбие, говорю, а не слава мира сего, не допускает. Ибо иное славу и честь в мире этом иметь, иное славу и честь желать и искать. Могут иметь и имеют многие истинные христиане и святые славу в мире сем, но не ищут ее, даже более, убегают от нее. Славолюбие же есть знак пристрастия к миру, что от христианского сердца удалено должно быть.
   «Что же мне делать, если сан и честь дается мне?» — спросит кто. Ответ:
   Если не ищешь, а дается тебе, приемли не как честь, но как иго, которое должно тебе в славу Божию и пользу ближнего носить; будь в чести той, как отец, который промышляет о детях своих; служи славе Божией, а не своей, и пользе братии твоей, а не своей; будь рабом и слугой рабам Божиим, как говорит Христос: «Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (). Тогда и сия честь исходатайствует тебе большую на небесах славу, когда милостивый Господь наш скажет тебе: «Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего» ().
   3) Третья утеха сынов века этого состоит в сластолюбии и роскоши. О, сколь много людей она от Христа и истинного богопочитания отводит! Многие презирают честь и славу суетную, не ищут богатства, расточают и то, что имеют, но чреву угождать мало кто не хочет. Рассуди, христианин, как и в этом много заблуждаемся. Что такое сластопитание, как только вкуса и гортани услаждение самократчайшее, которое до тех пор услаждает, пока вкус и гортань переходит? Сладкая и различными приправами растворенная пища, вместившись в желудок, бывает как простая. Ибо желудок не разбирает, какая будет пища — сладкая или простая, только бы была здорова, он полезной требует пищи, а не сладкой. Равно насыщаются люди простой пищей, как и сладкой. Деревенский мужик равно укрепляет себя хлебом с солью и водою, как его помещик сладкими и различными снедями. Равно и тот и другой после обеда ходят, делают свои дела, и проголодавшись, опять каждый за свою принимается пищу. И кто вчера какую пищу вкушал, сегодня не познает, но всякий, и кто многими и сладкими снедями вчера насыщался, и кто простейшей довольствовался, опять сегодня голоден и хочет насытить чрево. Рассуди и о следствиях от сладкой и простой пищи и принадлежности их, и увидишь, что сладкой и многоразличной снеди всякое зло последует. Где более нечистая похоть, смертоносная для христианской души язва, гнездится, как не в роскошном и сластолюбивом сердце? Кто к молитве и прочей христианской должности ленивейший, как не роскошно питающийся? Кто в праздности, всему злу виновной, более живет, как не сластолюбец? Истина сия явна. Как в гнилом болоте всякие плодятся гадины, так в сластолюбивом сердце всякая родится греховная нечистота. Не так умеренно и простою пищею живущий: он хотя и чувствует разжжение похоти, но молитвою и помощью Божией угашает то. Он в делах звания и прочих благословенных трудах всегда бодр, к молитве неленостен, всегда ко всякому доброму делу готов. Сладкие и различные снеди требуют много принадлежностей, требуют различных составов, приправ, искусных поваров и помощников, но простая пища того не ищет. Различные снеди требуют не малых сумм и иждивения, и так, что должно на нищую и убогую братию обратиться, то сластопитание одно пожирает, что есть душевредное самолюбие; простая пища от того свободна и не препятствует руке нашей быть щедрой к подаянию. Молчу о том, что сластопитание часто бывает от неправд и обиды ближнего, от чего простая пища, малым иждивением составленная, свободна. Различной снеди не везде можно иметь, как-то: в дороге, на брани и в прочих случаях, простая же везде готова. Что различные снеди делают чреву, сколько порождают болезней, — лекари о том знают. К кому более они приходят с лекарствами, как не к сластолюбцам? От простой и умеренной пищи нет такой опасности, и хотя приходит болезнь и к воздержным, но, мало сыскав в них, чем бы замедлить могла, скоро и отходит, воздержанием, как сильнейшим лекарством, прогоняемая. Но чтобы тебе, христианин, увериться в том, что сластопитание нездоровья и болезней причиною бывает, в то время как простая пища и умеренная — матерь здравия. Посмотри на благородных детей, которые сладкой пищей питаются, и детей крестьянских, которые по большей части хлеб со щами или с водою едят, — и увидишь, как одни от других разнятся в крепости и цвете лица. Как одни крепки и красны лицом, а другие дряхлы, бледны и как бы бескровны! Это различие не откуда-нибудь, как от различности воспитания происходит, что одни просто, а другие нежно и в сластях воспитываются. Но скажет кто: «Плоть требует утешения». Не плоть, но похоть плоти ищет сластопитания, а естество плоти одного только требует подкрепления, которое подает не различная, но здоровая и умеренная пища. Христианское же утешение не в пище и питье, но в духовной радости состоит. «Ибо царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (). Требует и плоть своего утешения, как-то: в голоде питания, в жажде напоения, в зное прохлаждения, в холоде согревания, по трудах упокоения, и прочее; и так должно и плоти угождать, но не в похоти. Откуда и апостол не просто угождения плоти творить не велит, но в похоти: «Попечения о плоти не превращайте в похоти» (). Скажет кто: «Я не могу простой принимать пищи». Правда, но не можешь не от природы, но от пресыщения и употребления различных снедей. Не можешь, поскольку всегда сыт и трудов надлежащих не имеешь. Чрево насыщенное и сладкой снеди не приемлет. А как целый день попостишься и потрудишься, то и хлеб с водою, как сладкая пища, приятен будет. Скажет кто: «Я привык так жить». Правда и то; привычка много может. Но как к сластопитанию привык ты невоздержанием, так к простой пище привыкнуть можешь воздержанием. Если единожды в день и умеренно приступишь к пище после трудов, то и к простой пище удобно привыкнешь, которая для тебя будет как приятной, так и более здоровой, чем сладкая и различная снедь.
   4) В заключение этого моего рассуждения полагаю Христово слово, которое всякого может подвигнуть к презрению не только богатства, чести и роскоши мира сего, но и жизни временной ради спасения души своей: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его» (). Какая тебе польза с того, хотя ты все богатство, всю славу и все утехи мира сего будешь иметь, но спасение вечное потеряешь? Нет никакой пользы там, где души погибель. Не только вечная, но и временная жизнь дороже человеку более всего мира. Кто бы не назвал того безумным, который бы захотел жизнь эту временную и краткую потерять, чтобы мир весь приобрести? Какая тогда польза ему от мира, если сам погибает? За славным слава, за богатым богатство и за роскошным роскошь вслед не пойдет, но все от всякого отстает и отлучается при кончине его. Если временной жизни никто не хочет погубить ради приобретения всего мира, тем более не должны мы, христиане, вечной жизни погублять, которая несравненно лучше, блаженнее и вожделеннее временной, и едина есть нам на потребу (). Ради нее не только мира, но и жизни временной при случае отречься должно нам. Ради нее и в мир этот рождаемся, чтобы к вечной жизни перейти. Ибо не для временной, но для вечной жизни создал нас Создатель наш Бог. Временная жизнь не иное что есть и должна для нас быть, как путь к вечной, путем же этим должно нам идти с опасностью немалою, ибо много врагов окружают его. Ради того Сын Божий в мир этот пришел, чтоб нам к вечной жизни отворить двери, которые мы грехами нашими затворили, и к ней показать путь, с которого мы сбились. Ради того Слово Свое святое, как светильник ногам нашим и свет стезям нашим подал (), дабы нам, по пути этому идущим, светил. Ради того и Таинства Свои святые установил, и прочее. Такое ли сокровище, вечное и бесценное, ради которого Сам Бог во плоти явился, захотим ради любви мира сего потерять? Безумен тот, кто временную жизнь, которую необходимо всякому следует оставить, ради богатства или чести презирает, но намного более безумен тот, кто вечным, ради любви мира этого, пренебрегает. Всякий же пренебрегает им, кто к миру этому прилепился сердцем и любовью, как о том выше неоднократно сказано. «Приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его». Тогда не спросит у нас, имели ли мы в мире этом или честь, или славу, или богатство, или иное что подобное тому. Но что? Взыщет от нас того, чему Он и словом Своим, и образом жития Своего учил. «Назывались вы христианами и Мое имя исповедовали. Хорошо. Но где ваше христианское житие и плод вашего исповедания? Называли вы Меня Господом: «Господи, Господи!» Хорошо. Но где ваше послушание, которое Господу своему показывать должны были? Где ваше смирение, терпение, кротость и любовь, чему вас слово и житие Мое учило? Обещались вы Мне при крещении верою и правдою служить, но где ваша верная Мне служба? Обещал Я жизнь вечную подать верующим во имя Мое: вот даю ее веровавшим в Меня. Ваша где вера, которой Я от вас в слове Моем требовал? Где плоды ее и добрые дела? Стыдились вы тогда Меня и Моих слов, стыжусь и Я ныне вас. Не хотели вы последовать Моему смирению, терпению, кротости и любви, не хочу и Я вас ныне принять в славу Мою. «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (; см. еще ; ). О, как страшно и жалостно будет слышать ответ этот христианам, которые показывали вид, что они лучше неверных, но часть их с неверными полагается (), которые слышали в слове Божием о вечной жизни, блаженстве, царствии, славе, радости и прочих вечных благах, но лишатся тех, ибо не искали их истинною верою, но, осуетившись помышлениями своими, в мире этом хотели богатеть, славиться, утешаться, и, если бы возможно было, вечно в нем царствовать! Да убоимся, возлюбленный христианин, страшного того ответа и плачевного лишения вечной жизни. Послушаем Духа Святого, через апостола нас увещевающего: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» ().
   § 419. Рассуждение о грехе может человека с помощью Божией отвести от греха.
   1) Рассуди, христианин, откуда начало свое имеет грех, и увидишь, что начальник и изобретатель его есть дьявол. Он первый есть отступник, который от Бога и Создателя своего со злыми своими ангелами отступил () и прародителей наших в раю лукавством своим отвратил и за собою увлек (). Прилично ли христианину, водою и Духом возрожденному, в завет со святым Богом вступившему и во общение с Ним и дружество со святыми Ангелами позванному, грех творить и так дьяволу, начальнику греха и противнику Божию, следовать? О, сохрани нас, Господи, от такого безумия! Делает же то человек, который против совести и от произволения грешит. Как истинные христиане подражают Богу, как чада возлюбленные, когда сообразуются Ему правдою, истиною, любовью, терпением, кротостью, милосердием, и прочим, так нераскаянные грешники подражают дьяволу и сообразуются ему злонравием своим, ненавистью, злобою, лукавством и прочими богопротивными делами. Мерзкий перед Богом начальник греха, мерзки и последователи его, бедные и окаянные люди.
   2) Рассуждай и о том, христианин, что есть грех, который человеку сладким кажется. Он есть отступление от Бога живого и животворящего; он есть измена, которою присягу Богу, в крещении данную, нарушает человек. Как Государю своему изменяет тот, кто присягу, ему данную, не сохраняет и неверно ему служит, так и человек изменяет Богу, когда по обещанию своему не верно служит Ему, но противится Ему грехом и вслед сатаны идет, как о неких вдовицах апостол написал: «некоторые уже совратились вслед сатаны» (). Также грех есть нарушение святого, праведного и вечного закона Божия, который на то от Бога дан нам, дабы его цело и со всякою осторожностью хранили мы, как говорит Богу псалмопевец: «Ты повелел заповеди Твои хранить строго» (). Но грешник бесстрашно дерзает нарушать то, что должно быть нерушимо вовеки. Еще грех есть сопротивление святой и благой воле Божией. Бог хочет, чтобы мы уклонялись от зла и творили благое, но окаянный грешник противно тому делает: уклоняется от добра, и творит злое, и так противится Божией воле. Еще грех есть огорчение и раздражение вечной Божией правды, которая, грехом раздраженная, судит грешника (быть) повинным временной и вечной казни, ибо всякий грех против правды Божией бывает. Еще грех есть преслушание и уничижение великого, бесконечного, неописанного, страшного, святого и вечного Бога, Отца и Сына и Святого Духа, перед Которым Ангелы святые со страхом стоят и благоговеют (), но человек — земля и пепел — не боится Его. И это есть превеликая человеческая слепота, что он Того, у Которого в руке как весь свет, так и он сам, — не боится, не почитает, но презирает и уничижает. Поэтому и сам Им презирается, и оставляется, и уничижается, как говорит Господь: «Бесславящие Меня будут посрамлены» (). Грех есть превеликая человеческая к Богу неблагодарность. Ибо так человек, тем более христианин, Бога Создателя, Промыслителя и Искупителя своего, Которого должен любить, не любит, Которого должен почитать, не почитает, Которого должен прославлять, уничижает. Ибо грех любить и Бога любить, грешить и Бога почитать невозможно. Истина сия бесспорна. Грех, наконец, есть душевная проказа, которая смрад издает и других заражает, и никем очиститься не может, как только Иисусом Христом, Целителем душ, и, по свидетельству св. Златоуста, грех злее самого демона (Беседа 41-я на Деяния). Ибо и демона грех сделал демоном, который Создателем своим добрым ангелом создан был. Страшно, человек, грешить, страшно Богу изменять и отступать от Него, страшно нарушать ненарушимый закон Божий, страшно воле Божией противиться, страшно правду Божию раздражать, страшно Бога бесконечного не слушать и уничижать, страшно и неблагодарным Богу-Благодетелю быть. «Страшно впасть в руки Бога Живаго» ()! «Потому что Бог наш есть огнь поядающий» ().
   3) Видишь, христианин, что такое грех. Посмотри еще, что значит служить греху, ибо «всякий, делающий грех, есть раб греха» (). Златоуст святой, изображая гнусность греха и мерзкое тому рабство, уподобляет его жене зверообразной, варварской, огнем дышащей, некрасивой, черной (Беседа 9-я на 1-е Послание к Коринфянам). Этому мерзкому чудищу разумное Божие и образом Его Божественным почтенное создание — человек — служит, повинуется, прилепляется и делает так, как тот, который, будучи царевым сыном и царскою багряницей одет, презрев высокую царскую честь и свергнув с себя одеяние многоценное, одевается в гнусное рубище, и, оставив красивую и многоценными украшениями одетую свою жену, прилепляется мерзкой и безобразной блуднице, любит ее и угождает ей. Так делает несмысленный христианин, который в святом крещении сотворился сыном Небесного Царя и оделся в чистейшую багряницу правды Христовой, но, не рассудив о высокой этой чести, и свергнув с себя прекрасную ту порфиру, одевается опять в смрадное греховное рубище, и добродетель, как прекрасную и целомудренную девицу, оставив, прилепляется греховной похоти, как гнусной и всякими пороками замаранной женщине, или даже, оставив Христа Сына Божия, прекраснейшего из сынов человеческих, Которому верой обручен был, прилепляется к гнусному мучителю, дьяволу, и из сына Божия сыном велиаровым делается. Плачевное зрелище и ужасная слепота! Человек в таком высоком достоинстве учинен, особым Божиим советом создан, образом Его почтен, Кровью Христовою падший искуплен, в крещении омовен и обновлен, к вечному блаженству позван, — благороднейшее создание человек, ради которого весь прекрасный этот мир создан, согражданин ангельский, сын Божий, наследник небесного царствия, член тела Христова, жилище Духа Святого, в такую подлость нисходит самовольно и все свое блаженство погубляет. О! Когда бы у бедного грешника открылись сердечные очи, и увидел бы пленение свое, в котором находится, и тяжкое и мерзкое свое рабство, которым не человеку, созданию Божию, но греху, всех зол виновному злу, и грехом дьяволу неистово служит, — неутешно плакал и рыдал бы, и блаженнейшими более себя почитал бы тех, которые в заточении, в темницах, в узах, в пленении, посмеянии и всяком озлоблении у варваров находятся. Ибо эта беда телесная и временная, а та душевная и вечная, если от нее благодатью Христа, Искупителя мира, не избавится. Ибо душевное и вечное бедствие несравненно больше телесного и временного, ибо это смертью кончится, а то смертью не прекращается, но еще больше становится и вовеки без конца будет.
   4) Грех совесть человеческую сильно уязвляет и мучает, пока истинным покаянием не очистится. Пока человек грешит, как будто спит совесть его, хотя и тогда не перестает ударять его, но когда он очувствуется и пробудится совесть его, тогда познает, сколь тяжко мучение ее. Тогда он почувствует сильный и страшный ее удар: «Нет спасения тебе в Боге твоем» (). А наиболее тогда бывает грешнику бедному напасть сия, когда он приметит к себе приблизившуюся кончину. Если и благочестиво и свято пожившим великий подвиг бывает при кончине, как читаем в церковной истории и ныне примечаем, — что же будет тем, которые до кончины грешили? Страх суда Божия, геенны, тоска и отчаяние! Тут сатана, который грешника Божиим единым милосердием прельщал, и так грешить научал, и в грехе содержал, и в том до кончины его вел, уже Божие правосудие ему предлагает в совести, а так в отчаяние лукавый дух грешника ввергает. Горе будет в час тот бедному человеку, который имеет уязвленную совесть и не очищенную истинным покаянием заблаговременно. Поэтому всякому, кто имя Христово призывает, советую, ради своего спасения, об этом часе страшном помнить и заблаговременно от греха отстать, и сокрушением сердца совесть свою очистить, и всегда тот час поминать, чтобы не тогда только, уже бесполезно раскаиваться, сокрушаться, ужасаться, смущаться, тосковать и время для покаяния искать. Надобно оставить прихоти, доколе они нас не оставят, надобно оставить суету, доколе она нас не оставит.
   5) Гнусными и страшными именами называет святое Божие слово тех людей, которые бесстрашно на грех дерзают и в непокаянии находятся. Называет сынами дьявольскими: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего», — говорит Христос беззаконным иудеям (). «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил», — говорит Иоанн святой, и ниже говорит: «Дети Божии и дети диавола узнаются так,» — где чадам Божиим, которые греха не творят, противополагает чад дьявольских, которые творят грех (). И еще: называет врагами Божиими. «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (). То же и в Псалмах видишь и читаешь и в прочих Писания местах. Гнусно быть, христианин, сыном дьявольским. Бесстыдно и страшно быть врагом Божиим. Бесстыдно — ибо беззаконник против Создателя и Благодетеля своего, Которому должен быть благодарным, враждует, разоряя закон Его святой. Страшно — ибо Бог праведный есть Судия, и воздаст месть врагам Своим. «Мы знаем Того, Кто сказал: у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь» ().
   6) Бесстыдно делает человек, когда беззаконничает. Ибо не имеет Бога пред собою (), Которого должен перед очами своими иметь, почитать и поклоняться. Обращает спину свою, а не лицо к Нему, как о беззаконных иудеях говорит Господь: «Они оборотились ко Мне спиною, а не лицеем» (). Отвергает слова Божии вспять, как Сам Бог грешнику говорит: «Ты поверг слова Мои назад: если видел вора, то спешил вместе с ним, и с прелюбодеем имел участие. Уста твои умножали злословие, и язык твой сплетал коварства; сидя в собрании, на брата твоего клеветал, и сыну матери твоей полагал соблазн». И ниже добавляет Псалмопевец: «Уразумейте же это, забывающие Бога, дабы Он не восхитил вас, и (тогда) никто не избавит» (). Такое бесстыдство делает человек, когда грешит против Бога, а более христианин, который мнится знать Бога, но не почитает Его; имеет закон Божий, но не хочет исполнять его, и отвергает его, оставляя сзади, который должен иметь перед собою и, на него смотря, творить его. Поэтому должно об этом всякому беззаконнику рассуждать и внимать тому, что прибавляет пророк: «Уразумейте же это, забывающие Бога, дабы Он не восхитил вас, и (тогда) никто не избавит». Похищает беззаконников праведный Божий суд, «и (тогда) никто не избавит». «Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» (Мф3:10).
   7) Грех соделовает стыд и срам перед людьми. Потому блудники, воры и прочие грешники сокровенных мест ищут к совершению беззаконных дел своих. Также сребролюбцы, злобные, льстецы, лукавые и хитрецы всяким образом тщатся сокрыть страсти свои. Ибо никто явно не хочет грешить. Поэтому Христос говорит: «Всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы» (). Причина тому сия есть, что явным грешником всякий гнушается. А те, которые явно дерзают грешить, не только страх Божий, но и стыд человеческий потеряли.
   8) По причине греха всякие на свете казни, наказания, беды и напасти бывают, как-то: болезни, моровые язвы, войны, брани, неурожай хлеба, скотские падежи и прочее. Если бы греха не было, не было бы и напастей. Прочитай, христианин, со вниманием книги Ветхого Завета и увидишь истину сию.
   9) За грех вечная мука и огонь вечный уготован, в который непокаявшихся грешников Христос, Судия праведный, пошлет: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» ().
   10) Чем более грешит человек, тем большая, тягчайшая ожидает его вечная мука. О человек! «Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его», и прочее (—6 и след.). Убоимся же, христианин, суда Божия, обратимся к Богу, пока время не ушло, ибо приемлет Бог обращающихся, и сотворим плоды, достойные покаяния. Возненавидим грех ныне, чтобы тогда не вкусить плода его горестного. (Смотри еще статью 2-ю первой книги).
    

Глава 11: Как христианин может себя утешать в приключающихся скорбях?

    «Сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?» и прочее (—7 и след.).
   § 420. Дабы возмочь, христианин, в случившейся скорби получить утешение печальному сердцу твоему, внимай следующему рассуждению:
   1) Без всякого сомнения известно, что истинным христианам без скорби в мире этом быть невозможно. Так свидетельствует Божие слово: «Многи скорби праведным» (); «в мире будете иметь скорбь» (); «все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (). Ибо путь, который их вводит в жизнь, узок (). Что же? Ты ли один хочешь без скорби пребыть, и с тесного пути на пространный, который ведет в погибель (), выйти, и так из числа истинных христиан себя исключить? Прочитай священную от начала мира историю и увидишь, что все святые чашу горести крестной пили, и ныне в мире странствующие пьют, и до конца мира будут пить. Достаточно тебе к утешению твоему то, что и ты соучастник им в скорби (), что участвуешь в Христовых страданиях (), что ты уже не чужой и не пришелец, но согражданин святым и свой Богу (). Мало ли тебе быть сыном Церкви Святой, быть живым членом Христовым, здесь Ему сообразным быть в страдании и в будущем веке в славе? Это всякую горесть усладить может, если примешь то в рассуждение. Только смотри, стараешься ли достойно ходить такового звания, имеешься ли истинный христианин. О сем должно печалиться, но не отчаиваться, но истинно исправиться, каяться и верою во Христа утешаться. А скорбь тебе не повредит, не отнимет у тебя истинного блаженства, но паче умножит, как ниже увидишь.
   2) В случившейся скорби помни, сколько претерпел ради нашего спасения Христос, Господь наш. Он неповинно и ради нас терпел. Нам ли, рабам Его, и рабам негодным и достойным всякой скорби, не терпеть того, чего мы достойны? Послушай, что говорит Господь: «Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас» (). Если хорошенько рассудишь, Кто есть Христос, что, и ради чего, и ради кого такое страшное мучение и бесчестие претерпел, — великое во всякой скорби утешение получишь и всякую скорбь с благодарением и радостью примешь.
   3) Помни, что скорбью истинные христиане сообразуются образу страдания Христова, дабы и в славе сообразными Ему быть: «С Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться» (). «Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его» (). «Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны» (). Воскрес Христос пострадавший и умерший, воскреснут и христиане, члены Его, с Ним страждущие. Вознесся на небо Христос, вознесутся и рабы Его. Прославился Христос, прославятся и рабы Его. Воцарился Христос, воцарятся с Ним и терпящие рабы Его. «Если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем»(). О, сколь великое утешение отсюда проистекает, что страждущие истинные христиане не только в страдании Христу, Господу своему и Царю, сообразуются, но и в славе Ему сообразны будут! Кого в скорби не ободрит и не утешит надежда славы той? Рассуждай так, возлюбленный христианин, о достоинстве и славе чад Божиих, и находящую скорбь встречай с радостью, и нашедшую терпи с благодарением, ибо она тебе духовное утешение приводит с собою, и хотя плоть твою и оскорбит, но дух твой увеселит. Последуй ныне Христу, дабы и там с Ним быть. Не стыдись ныне поругание Его носить (), дабы с Ним и прославиться. Пей ныне уксус, смешанный с желчью со Христом (), дабы сподобиться пить вино вечной радости за трапезою Его в царстве небесном (; ). От этого источника черпали святые мученики утешение, и на всякое мучение, как на сладкий пир, спешили; ничего не отреклись, но всякое ужасное мучение претерпели. Рассуждали они, сколь великая честь — за Христа, пострадавшего за весь мир, страдать, и так сообразоваться Пострадавшему, и размышляли об апостольском утешительном слове: «Как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете» (1 Петр 4:13), и, поминая вечную славу, утешали себя в страдании тем, «что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (), «ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (). После малой скорби великая и бесконечная радость, после временного бесчестия вечная слава, и после маловременного зла вечные и непостижимые блага последуют (см. ). Скажет кто: «Мученики за Христа страдали, и потому как страданием тем, так и надеждою будущей славы утешались». Правда, но и ты, если христианин, то какую скорбь ни терпишь, и если терпишь не как убийца, или как вор, или как злодей, и прочее, но как христианин, то Христовым страстям приобщаешься, потому и надеждою вечной славы утешайся. Ибо не только мученики, но и все святые скорбным путем вошли в небо. Нет иного пути к отечеству небесному, кроме пути крестного, ибо «многими скорбями надлежит нам войти в царствие Божие» (), и «тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь» (). Надобно и нам тем же путем идти, если с ними участие иметь хотим. Не скорби же, любезный христианин, но еще и радуйся и благодари в скорбях, что так блаженнейшему святому избранных Божиих собору, которые под знамением креста здесь Христу Царю служили, и ныне живущие на земле служат, причисляешься и Самому Христу Царю следуешь и сообразуешься. Сия есть примета избранных Божиих, что их мир ненавидит, и ненавидит не за какие злые дела, но за то, что, удаляясь от злых его дел, усердно Господу своему работают. «Если бы вы были от мира, — говорит им Христос, — то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» ().
   4) Всякая скорбь не по случаю бывает, но скорбь нам посылается от Бога и есть Его отеческое наказание, которым наказывает нас не от гнева, но от любви, как учит апостол: «Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (). Как на нечестивых изливает гнев Свой праведный, и чашу гнева Его и ярости вовеки будут пить; так благочестивых не яростью обличает, и не гневом наказывает, но по-отечески бьет, во гневе милости поминает, наказывает, но смерти не предает, как поет пророк: «Научая наказал меня Господь, смерти же не предал меня» (), — и апостол говорит: «Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром» (). От начала мира до Христа, и от Христа доныне ни один благочестивый не был без наказания Господня отеческого, но все то приняли от руки Господней, и приняли с благодарением, что имели «участие в святости Его» (). Знаешь, что и отец плотской сына своего наказывает не от гнева, но от любви, тем более Бог, естеством благой, наказывает чад Своих от единой любви и милости. Скажет кто: «Я такую или такую-то беду принимаю от людей». Правда и то, что люди, дьяволом научаемые, наводят нам беды и скорби, но попущением Божиим. Ибо люди и дьявол ничего не могут нам сделать, когда им Бог не попустит. Попускает же им в наше наказание, и сколько им попускает Бог, столько они нам и досаждают и озлобляют. Известна эта истина из истории об Иове и Давиде святом и прочих. Помни, христианин, в скорби своей утешительное слово: «Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами» (). И поминая, благодари Его, что и от тебя отеческой Своей любви и милости не отнимает. Держи в памяти всегда, что далеко лучше всякое наказание здесь терпеть от руки Господней и вовеки в будущей жизни утешаться, нежели здесь без наказания быть и по смерти вечный Божий гнев терпеть, которого никак не избегнут ненаказанные и неисправные грешники. Примечай и то, что написал апостол: «Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны» (). Когда отец сына без наказания оставляет и попускает ему по своей воле жить, то видно, что отринул его от себя. Так, когда и Бог оставляет человека без наказания, это знамение отвержения его от Божией милости, и не иное что такому следует, как вечный Божий гнев на себе терпеть. Ибо все избранные Божии и чада Его причастниками были, и ныне есть, отеческого Его наказания. Желать должно, христианин, отеческого Божия наказания, а не убегать от него, и о последовавшем радоваться и благодарить за то Небесного Отца.
   5) Хотя и посылает Бог рабам Своим скорби, но не оставляет их в скорбях, а с ними в скорбях их, как и говорит: «С ним Я в скорби» (). Так читаем о святом Иосифе, сыне патриарха Иакова, что «Бог был с ним» (). Хотя в рабство продан был Иосиф, «стеснили оковами ноги его, в железо вошла душа его» (), однако был Бог с ним. Был и со святыми патриархами Авраамом, Исааком и Иаковом, хотя и многие беды окружали их. Потому пишется, что «никому не позволял обижать их, и наказывал за них царей (говоря): Не прикасайтесь к помазанным Моим и пророкам Моим не делайте зла» (). Был с потомками их, людьми Израилевыми во Египте, хотя и великое порабощение и озлобление терпели они от беззаконного народа. Потому Сам Бог говорил Моисею: «Я увидел страдание народа Моего в Египте» (). Был с ними и во исходе их из Египта. «Море увидело и побежало; Иордан возвратился вспять; горы прыгали, как овцы, и холмы, как ягнята у овец», и прочее. «От лица Господня подвинулась земля, от лица Бога Иаковля» (). Был с ними и в пустыне, как поет Моисей в песне своей: «Он нашел его в пустыне, в степи печальной и дикой, ограждал его, смотрел за ним, хранил его, как зеницу ока Своего; как орел покрывает гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит их на перьях своих», и проч. ( и след.). Был с ними и в земле, которую дал им в наследие. И хотя многие посылал им напасти, но не оставлял их в напастях их, как читаем в книгах Ветхого Завета. Был с тремя отроками в печи разожженной (), как Церковь поет Ему: «В пещь огненную ко отроком еврейским снизшедшаго, и пламень в росу преложшаго Бога, пойте дела», и прочее (Песнь 8-я гласа 2-го). Был с мучениками посреди печи скорбей, мучений и страданий, был и с прочими святыми. Есть и ныне неотступно с рабами Своими, чтящими Его, и до скончания века будет: «Се, Я с вами во все дни до скончания века» (). Но когда слышишь, возлюбленный христианин, что Бог с верными рабами Своими есть в скорбях, не просто разумей это, как Божие пребывание с ними, но Он и сохраняет их, помогает им, утешает их, растворяет горесть крестную сладостью любви Своей, подавая ко вкушению благость Свою, как матерь малое дитя свое скорбящее и плачущее различно утешает; и так или облегчает тягость скорбей, или когда нужно, совсем изымает их от печи скорбей. Потому благость эта и человеколюбие Божие удивительно изображается в Писании Святом. Уподобляется орлу, покрывающему гнездо свое и птенцов своих согревающему, как видели выше в песне Моисеевой; уподобляется крову крыльев, крову () и плечам защищающим, как говорит: «Плечами Своими защитит тебя» (и проч.). Видишь ли, какое присутствие Божие с рабами Своими в скорбях их! Помни, что и ты в скорбях твоих, когда терпишь их без роптания, приобщаешься этой благости Божией и человеколюбию, которое рабы Его на себе познают, и будь доволен тем, что и с тобою есть Бог в скорби твоей таким же образом, «ибо нет лицеприятия у Бога» (), но всякого «уповающего на Господа милость окружит» (). Ведай и то, что нет там Бога, где радость и веселье мира этого есть, когда люди радуются о богатстве, о чести, о славе, о роскоши, когда ликуют, пиршествуют, смех вызывают, танцуют, пьянствуют, поют недостойное христиан, кричат и прочие непотребные веселости производят. Отходит от таких людей Бог, ибо бесчинием их оскорбляется, но приходит туда лукавый мира сего дух, ибо угодные ему дела там творятся. Приходит же Бог к скорбным и печалью сокрушенным сердцам, и, как в сосуды праздные, изливает живую прохлаждения и утешения воду. «Близок Господь к сокрушенным сердцем и смиренных духом спасет» (). Близ Господь, «исцеляя сокрушенных сердцем, и обвязывая раны их» (). Ибо «жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» ().
   6) Сколь полезно и нужно нам это отеческое Божие наказание, невозможно и сказать. Рассуди, сколько кроется в сердце нашем духовных немощей, которые в плотском рождении родились с нами. Какая гордость, гнев, злоба, зависть, сребролюбие, нечистота и прочее! Все эти немощи всевидящее Божие око видит и наведением скорбей и напастей, как жестоким врачевством, хочет их исцелить, если Ему в волю себя отдадим. Ибо всякая скорбь и напасть учит нас смирению, терпению, кротости и прочему добру. Кто в болезни захочет злиться и мстить? Кто в нищете, в темнице, в изгнании будет гордиться? Беда учит смиряться и все терпеть. Беда подобна узде, которою свирепые кони сдерживаются и укрощаются. Естество наше свирепеет и как бы беснуется, но бедами и напастями, как уздою, удерживается и укрощается. Хотя беда и скорбь нашедшая для плоти нашей и горестна, но для души нашей целебна. Утешаемся и радуемся, когда лекарь немощное тело наше исцеляет, хотя горьким и жестоким врачевством то исцеление бывает, и благодарим его, и мзду даем, тем более радоваться и от сердца Бога благодарить должно нам, когда Он душевные наши немощи скорбями и напастями исцеляет. Насколько душа честнее тела, настолько немощь ее опаснее, и исцеление ее дороже нам должно быть. Знал эту пользу святой Давид и благодарил Бога, что смирил его: «Благо мне, что Ты смирил меня, чтобы я научился уставам Твоим» (). Этот святой пророк Духом Святым знал, сколь великая польза происходит от отеческого Божия наказания, и потому благодарил Его за то, и нам образ к тому подает, и этому царю Израилеву, который, в такой великой будучи славе, не оскорбился, и не изнемог от наказания Господня, и нам должно подражать, и благодарить смиряющего нас Бога нашего, и учиться уставам Его, учиться плоть распинать со страстями и похотями (), «да не царствует грех в смертном нашем теле, чтобы нам не повиноваться ему в похотях его» (). Поэтому Иаков, святой апостол, утешает верных: «С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение» (). Посему и Павел святой с верными хвалится в скорбях и говорит: «Хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает» (). Смотри и примечай, христианин, к чему приводит скорбь: к терпению, опытности, надежде, которая не посрамит. Так вера святая, повинующаяся Божией воле и следующая Начальнику веры и Совершителю Иисусу, ведет верное сердце многими скорбями, как степенями, к концу своему — спасению вечному, и сбывается слово Писания: «Верующий в Него не постыдится» (1 Петр 2:6). Должно сердечно признать, что милосердный Бог великое нам делает благодеяние, когда нас скорбями и напастями, как жезлом отеческим, наказывает. Сам рассуди, христианин, сколько таковых имеется, которые, в благополучии и веселости живя, развратились и, как кони, на своей воле разгулялись, и рассвирепели, и погибли, что повседневно пред глазами нашими обращается. Весьма мало благочестия в богатых и славных мира этого примечается: гордость, скупость, самолюбие, роскошь и почти одно только плотоугодие видится, — что не к иному чему, как к погибели ведет, «потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими» (). Тебя же до того милосердие Божие не допускает и хочет тебя этим скорбным путем в вечную радость ввести. Примечай, что благополучие и злополучие делает: Адам, праотец наш, в благополучии райском согрешил тяжко, и отпал от Бога и погиб, поэтому выгнан из рая и предан на труды, скорби, беды и напасти, дабы покаянием снова взыскать Господа (). И израильтяне, когда в Египте терпели озлобление, искали Господа и воздыхали к Нему, и услышал их Господь, как Моисею сказал Бог: «Вижу притеснение народа Моего в Египте, и слышу стенание его» (). Но когда в пустыне на свободе были, развратились и забыли Бога: «И ел Иаков, и утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего» (). Но когда в беды и напасти снова впали, живя в земле обетованной, — снова обращались к Богу и искали Его, как читаем в книге Судей и в прочих книгах. Вот как благополучие отводит от Бога, злополучие же, как узда, приводит и привлекает нас к Богу. «Великое добро есть скорбь», — говорит св. Златоуст (Беседа 16-я на Деяния). Великое добро, ибо смиряет нас, ибо пресекает путь к плотоугодию и погибели, ибо исправляет нас, ведет к покаянию и обращает к Богу, и так отводит от погибели, и поставляет на пути к вечной жизни. Великую и милость делает с нами Отец Небесный, когда посылает на нас скорби и напасти. О, скорбь — жезл Божия наказания, горькое, но целебное наше врачевство, училище смирения, терпения и кротости, знамя Христовых воинов, путь к вечной жизни! «Наказывай нас, Господи, но по правде, не во гневе Твоем» (). Скажет кто: «Тяжко и люто терпеть скорбь». Правда, но гораздо тяжелее вечную терпеть скорбь, если отсюда отойдешь ненаказанным и неисправленным. Нынешнего времени скорбь для плоти нашей горестна, но плод ее сладок и благоприятен. «Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности» (). И сам ты, если разумен и любишь детей своих, не даешь им по своей воле жить, но учишь, наказываешь и бьешь, чтобы исправны были, хотя и знаешь, что наказание то им неприятно и горестно. А может быть, что и от отца своего наказываем был и терпел, и благодарно поминаешь ныне наказание то. Почему же Божия отеческого наказания не хочешь благодарно терпеть? Знаешь, что польза от наказания бывает, и наказываешь детей своих. Почему же от руки Господней наказания, полезного и душеспасительного, не хочешь с благодарением, а по крайней мере, с молчанием и без негодования принять? Ибо Господь наказывает нас «для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его», да живы будем (). И наказание Его краткое и легкое: краткое, ибо временное, и, хотя до конца продолжится, кончиною прекратится; легкое, ибо наказывает Он и милует, опечаливает и утешает, оскорбляет и увеселяет, уязвляет и врачует, и бьет, но не умерщвляет. Что же? Хочешь ли ненадолго наказанным быть, и по-христиански пожить здесь, и по смерти вовеки жить, царствовать, утешаться, радоваться и вечно блаженным быть? Или без наказания кратковременного и легкого быть, которое всем обще, и неисправным от века отойти, и там навечно погибнуть, терпеть и страдать? Ибо это неисправным непременно последует. Избирай из этих двух одно, что тебе угоднее — это или то. Избирай, что хочешь, человек! А я то избираю и хочу последовать немощным, которые отдают себя в волю искусного лекаря, желая исцелиться от болезни. Так и мне должно отдаться, как немощному, в волю премудрого Врача душ наших — Господа, да поступает со мною, как хочет. Знаю я совершенно, что какое Он ни подаст мне лекарство, мне оно полезно будет. Хочу с пророком исповедаться Ему: «Благо мне, что Ты смирил меня, чтобы я научился уставам Твоим» (). «Верю, что увижу блага Господни на земле живых. Уповай на Господа, мужайся, и да крепится сердце твое, и уповай на Господа» (). Ибо и Христос говорит о Себе: «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (), — так апостол Его о всех верных говорит: «Многими скорбями надлежит нам войти в царствие Божие» (). Не широким и пространным, но узким и тесным путем туда входят. (Смотри еще об этом главу о терпении, благодарении и узком пути в первой книге).
   § 421. Утешение против духовного искушения, которое бывает через помыслы, к отчаянию склоняющие. Хотя и всякому христианину может это искушение приключиться, ибо сатана, который такое искушение наводит, никого не оставляет, однако особенно тому приключается, который во грехах не мало времени прожил, и Божией благодатью исправившись, начал каяться. Какое же и сколь тяжкое бедствие это бывает, те только знают, которые страждут то. Они непрестанно чувствуют волны, ударяющие в души их: «Несть спасения ему в Бозе его» (). Что тяжелее человеку может быть, когда сатана хочет у него отнять вечное спасение? Посему восстает в сердце так бедствующего страх, ужас, печаль, тоска, смущение и всякое беспокойство, так что никогда не может веселым быть. Всякое утешение внешнее, каким ни утешаются люди, ему нисколько не на пользу. Ищет утешения, как голодный хлеба и жаждущий питья, но не находит. От чего бывает, что в таком душевном страдании и телом изнемогает, бледнеет, сохнет и истаивает. Ибо страх и печаль, как огонь внутренний, пищу и питье поедает. Однако сколько может человек человеку помочь, предлагаю такой страждущей душе из Святого Писания утешительные рассуждения, которые могут несколько прохладить, с помощью Божией, печальное сердце.
   1) Когда о грехах твоих помышляешь, помышляй и о милосердии Божием. Сколько твоих грехов ни есть, и как они ни велики, но у Бога более милости. Слышишь, что апостол Духом Святым говорит нам, грешным, в утешение: «Бог, богатый милостью» (). Не только сказал: милостив Бог, но и «богатый милостью». Это богатство милости проповедует нам и Моисей Боговидец: «Господь, Господь Бог щедр и милостив, долготерпелив и многомилостив и истинен» (). Проповедует святой Давид, узнав на себе то богатство милости: «Возвеличилась до небес милость Твоя, Господи» (). И еще: «Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив» (), — и в прочих местах. Словом, милость Его такова, каково величество Его. «Каково величие Его, такова и милость Его», — говорит премудрый Сирах (). Величество же Его бесконечно, потому и милость Его бесконечна. От этого источника проистекает, что Он не по беззакониям нашим творит нам, и не по грехам нашим воздает нам (), но по бесконечному Своему милосердию «изгладит беззакония наши, и ввергнет в пучину морскую все грехи наши» (). Источник этот не исчерпается, не иссыхает, но всегда исполненным пребывает, и все к нему через пророка призываются жаждущие: «Жаждущие, идите все к водам» (). Одно требуется — «да оставит нечестивый путь свой и беззаконник — помыслы свои, и да обратится к Господу, и Он помилует его» (). Открывает его нам Единородный Сын Божий: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (). Хвалят, поют и прославляют Ангелы: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (), — и «желают проникнуть» (1 Петр 1:12). Славят и превозносят во всех своих писаниях апостолы, черпают и предлагают всем пастыри и учителя, вкушает и прохлаждается вся Святая Церковь, прибегают нищие, убогие и жаждущие грешники и получают прохлаждение. К этому благости и милосердия Божия источнику и нам должно прибегать во время зноя, и жаждущим душам почерпать воду веселия. Для того и представляет нам его святое Божие слово, дабы во время зноя искушений прибегали к нему и оттуда почерпали живую воду прохлаждения. «А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду» ().
   Скажет кто: «Многи и тяжки мои грехи». Ответ: но благость и милосердие Божие бесконечно, и перед ним все твои грехи, какие бы они ни были, как капля воды перед целым морем, и «когда умножился грех, стала преизобиловать благодать Иисусом Христом Господом нашим» (), — и этой благодати широта и долгота, и глубина и высота неизмерима и непостижима ().
   Спросит кто: «Как мне со святыми участие иметь, которые в таких великих добродетелях пожили?» Ответ: Ты молись Господу с разбойником иметь участие, который при самом исходе разбойник был и, с сожалением и верою испустив ко Христу глас: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в царствие Твое!» (), — прежде апостолов в рай взошел и ныне со Христом в раю, как сказал ему Христос: «Ныне же будешь со Мною в раю» (). Молись с мытарем, блудным сыном, блудницею, Манассиею и прочими грешниками покаявшимися вчиненным быть, которые ныне все со Христом в раю, и ты, когда в вере утвердишься, с ними будешь и с Самим Христом, следовательно, и со всеми святыми. Ибо где Христос, там и все святые Его. Помни, что и апостолы и все святые благодатью Христовою спаслись. И из апостолов многие великими грешниками были: Матфей мытарем был, Петр трижды отрекся от Христа, Павел гнал Христа и Церковь Его. Но Бог, богатый милостью, этих грешников сделал проповедниками Евангелия Своего, дабы как словом, так и делом самим проповедовали неисчерпаемую Его благодать всему миру, и какую сами от Бога получили милость, ту и всем грешникам ко внушению предлагают. Потому и грехов своих в писаниях своих исповедовать, и себя перед всем миром за грешников признавать не стыдились. Павел святой называет себя бывшим хулителем и гонителем и обидчиком, — но помилован, говорит, был, — и первым из грешников: «Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый» (). Святой Матфей, перечисляя имена апостолов, говорит о себе: «Матфей мытарь» (). Отвержение Петрово все святые евангелисты описали, но все помилованы и апостолами учинены, и тем помилованием, как живым гласом, всему миру проповедуют, что есть грешникам кающимся надежда, отверсты двери милосердия Божия обращающимся, приемлет Отец Небесный обращающихся блудных сынов, говорит ныне Христос грешнику кающемуся во грехах: «Прощаются тебе грехи» (), — и отверзает двери райские разбойникам кающимся и Его Господом исповедующим, «ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (). Нет лицеприятия у Бога, но всех равно милует, принимает и спасает кающихся, тебя ли одного отвергнет? Такой благостью Божией, всем грешникам отверстой, печальная душа, утешайся и утверждайся в вере.
   2) Когда ты во грехах жил и грехами Бога прогневлял, Бог не хотел тебя, ради благости Своей погубить, но терпел тебя, ибо таким образом благость Его на покаяние тебя вела. Ныне ли захочет погубить тебя, когда ты престал от грехов? Когда ты воле Божией противился, миловал тебя Бог, — ныне ли не помилует тебя, когда хочешь и стараешься волю Его творить? Когда ты отвращался от Бога, то Бог по Своему милосердию от тебя не отвращался, — ныне ли отвратится от тебя, когда ты к Нему обращаешься? Когда ты Его оставлял и удалялся, Он тебя не оставлял, но на покаяние призывал и ожидал, — ныне ли оставит тебя и удалит щедроты Свои от тебя, когда с покаянием приближаешься к Нему? Не презрел тебя, преогорчевающего грехами, — презрит ли умилостивляющего воздыханием и слезами? Миловал тебя, не боящегося Его, сохраняя жизнь твою от козней врага дьявола, погибели твоей ищущего и душу твою во ад свести хотящего, — ныне ли не помилует боящегося? Помни, что пророк поет: «Как отец милует сынов, так Господь помиловал боящихся Его. Ибо Он знает создание Свое, помнит, что мы — прах земной» (). Помяни, что Бог — Отец наш: «Ты — Отец наш; ибо Авраам не узнает нас, и Израиль не признает нас своими; Ты, Господи, Отец наш», — говорит к нему пророк (), — и более любит и милосердствует о нас, нежели матерь наша. «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя», — говорит Господь (). И Он не только просто Отец, но «Отец милосердия и Бог всякого утешения» (). Помяни, что поет Давид святой: «Бог спасения нашего, Бог наш, Бог во спасение» (). Противно Тому погублять, Которому свойственно спасать. Чуждое дело Тому зло творить, Которого естество есть благо творить. «Никто не благ, как только один Бог» (), то есть естественно и собственно. Послушай, что Бог о Своем благоволении к нам говорит: «Разве Я хочу смерти беззаконника? говорит Господь Бог. Не того ли, чтобы он обратился от путей своих и был жив?» (). А то, что многие погибают, бывает не от Его благоволения, но от своего произволения, ибо не хотят покаяния творить. Одно с твоей стороны требуется, чтобы ты утвердился в том, что Бог и к тебе, кающемуся, милостив, что Он твой Отец, и Отец щедрот, Бог спасения, Бог во спасение.
   3) Помни, что Христос во утешение нам грешным говорит: «Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (). И апостол его: «Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников» (). Если Христос пришел взыскать погибших, взыщет и тебя, поскольку и ты один из погибших. Если грешников спасти пришел, то и тебя пришел спасти, поскольку и ты один из грешников, ради которых Он пришел в мир. Ради грешников в мир пришел, ради грешников на земле пожил, пострадал, умер, воскрес, на небо вознесся, сидит одесную Бога и ходатайствует о грешниках, как святой Иоанн во утешение нам грешным говорит: «Дети мои! если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, праведника; Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира» (). Этот всемилостивый Ходатай наш всякую милость заслужил нам у Небесного Своего Отца и дерзновение подал нам к Нему приступать. Избавил нас от врагов наших, от которых мы своею силою избавиться не могли. Враги наши: грех, дьявол, смерть и ад. Одолели они нас и торжествовали над нами как побежденными, и никто от них нас не мог избавить, никто за нас не вступился, не было нам помощника против них, но Сын Божий встал за нас, как говорит Сам через пророка: «Я смотрел, и не было помощника; дивился, что не было поддерживающего; но помогла Мне мышца Моя, и ярость Моя — она поддержала Меня: и попрал Я их во гневе Моем, и сокрушил их в ярости Моей, и вылил на землю кровь их» (). Он дьявола, страшного исполина, победил и связал, дела его разрушил (); грехи верующих в Него Кровью Своею загладил; смерть смертью Своею и воскресением попрал и умертвил; ад разорил, и так пленение душ наших возвратил; и взошел на небо, и ныне Он «одесную Бога, и ходатайствует за нас» (). И поем Ему, как Победителю врагов наших и нашему Избавителю: «Ты восшел на высоту, пленил плен» (). И сами некогда, когда «тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие», будем над этими врагами нашими торжествовать: «Поглощена смерть победою. Смерть, где твое жало? ад, где твоя победа?» (). «Душа же наша уповает на Господа, ибо Он помощник и защитник наш. О Нем возвеселится сердце наше, и на имя святое Его мы уповали. Да будет, Господи, милость Твоя на нас, как мы уповали на Тебя» (). Рассуди, за кого Христос умер? За грешников. За кого грех, дьявола, смерть и ад победил? За грешников. За грешников скорбел до смерти, ужасался и тужил, дабы их от вечной скорби, ужаса и печали избавить. За грешников на суде беззаконном судим был, дабы их от вечного суда освободить. За грешников связан был, дабы их узы растерзать. За грешников оплеван, обесчещен, поруган, осмеян был, дабы их от дьявольского поругания восхитить. За грешников уязвлен, ударяем и мучим был, дабы их от вечного мучения избавить. За грешников на древе крестном умер, дабы их смертью Своею оживить. За грешников из мертвых восстал, дабы их оправдать. Он «предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (). Если все это за грешников сделал Христос, то и за тебя, поскольку и ты один из грешников. Зачем же хочешь лишить себя таких и столь высоких Его благодеяний, которые всем грешникам кающимся и верующим в Него даром подаются? Пострадал, умер и воскрес Христос за нас. С нашей стороны требуется то, чтобы грехи оставить, каяться и веровать в Него, и так Христос будет нашей правдой, избавлением, освящением, победой, торжеством, вечной жизнью, славой и блаженством. Он «сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением» ().
   4) Читаем в книгах Моисеевых (), что, когда угрызаемы были змеями сыны Израилевы в пустыне, Моисей, по повелению Божию, сотворил змею медную и вознес ее на высоту, дабы угрызаемые люди взирали на ту, и так бы от угрызений исцелялись, что и делалось. «И когда, — говорит Писание, — змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив». Вознесение змеи той знаменованием было вознесения Христова на Крест, как Сам Христос утешительно нам это истолковал: «Как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (). Как тогда люди, угрызенные змеями, взирали на вознесенную змею и исцелялись, так ныне угрызенные жалом греховным змия адского, когда очами веры взирают на Христа, вознесенного на древо крестное, от угрызения того исцеляются и оживляются. Взирай и ты верою на распятого Христа, и исцелишься от язв греховных, и оживешь. Взирающим на Него верою всем подается исцеление и вечное спасение. Тебе ли одному откажет в том нелицеприемный и милосердный ? «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (), в котором (мире) я и ты заключаемся. Каким может быть твой грех, настолько великий, тяжкий и ужасный, что его бы от тебя, с верою к Нему пришедшего, этот Агнец Божий не взял? Какая язва твоя так велика, что ее бы Он не исцелил! Какое огорчение твое так сильно, что его бы тебе, со смирением и верою просящему, не оставил Тот, Кто за распинателей и ругателей Своих молился: «Отче! прости им» ()? Прочитай евангельскую книгу: кому в милости и человеколюбии Своем отказал Тот, Кто для того и пришел, чтобы всем милость Свою явить? Кого от Себя отогнал, кого отринул Тот, Кто всех пришел к Себе призвать? «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (). Блудницы, разбойники, мытари и прочие грешники приходили к Нему и получали милость, ибо Он «пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (). Слепые прозрение от Него получали, хромые хождение, прокаженные очищение, расслабленные крепость, бесноватые освобождение, глухие слух. Твоей ли душе не подаст исцеления? Тело смертных исцелял, — душу ли бессмертную не исцелит Тот, Кто на то и пришел, чтобы души наши, грехом умершие, оживить? Ибо чем душа лучше тела, тем и исцеление ее нужнее телесного. Поэтому и Христос более печется о душе, нежели о теле, и как Творец и Искупитель наш более заботится о нас, нежели мы о себе. «Все заботы наши возложим на Него, ибо Он печется о нас» ().
   5) Помни в утеснении совести твоей, что апостол во утешение наше написал: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» (). Он «предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (). Рассуждай об этой непостижимой Божией благодати. Если Бог Сына Своего ради нас, грешных, не пощадил, то не пощадит ли ради Него нас кающихся? Если ради нас предал Его, то не примет ли нас, ради Него, с покаянием к Нему приходящих? Если за грехи наши предал Его, как не отпустит нам, кающимся и верующим в Него, грехов наших ради Него? Если ради того в мир Его послал, чтобы нас от грехов избавить, то не избавит ли нас ради Него, верующих в Него? Если на бесчестие, раны, распятие и смерть нас ради, грешных (о, непостижимая благость Божия!), предал Его Бог, то как не отверзет нам двери милосердия Своего ради Него, двери к вечной жизни, славе и блаженству, верующим в Него? Великое подал Бог нам, малое ли не подаст? Великое и непостижимое благости Божией дело, что Он благоволил воплотиться Сыну своему ради нас и умереть, меньшее — спасти нас ради Него. От воплощения и смерти Христовой, как от живого и приснотекущего источника, все наше блаженство, отпущение грехов, оправдание, благодать, избавление от смерти и ада, вечная жизнь и все проистекает. Если Сына Своего не пощадил, но за нас предал Его, то как с Ним не подаст нам всех Своих благ? Для этого и послал Его в мир, чтобы нас, кающихся и верующих в Него, спасти, — как же не спасет? Ибо цель пришествия Христова в мир — спасение наше, «ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (). «Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников» (). Если тогда нас помиловал, когда мы были врагами Его, то тем более ныне помилует, когда смертью Сына Его примирились с Ним. «Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его» (); «потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их» (). Мы согрешили, но Он не только не отомстил нам, но и помиловал нас. Мы досадили Ему, но он не только не возненавидел, но и предварил нас любовью Своею. Мы врагами Его были, но Он не только не враждовал с нами (ибо Бог, как благой, или даже сама благость, никогда не враждует), но и послал Сына Своего примирить нас с Собою, нас, врагов Своих, с Собою примирить. Пришел Сын и примирил нас с Отцом Своим, «быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (). «Вознесся на небо Сын и воссел одесную Бога» (). Послал апостолов, как посланников Своих, к нам и через них нас увещевает, чтобы мы примирились с Ним, и все они в писаниях своих увещевают нас: «От имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом. Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (). Смотри и познай благость и человеколюбие к нам Божие. Хотя мы и враждуем против Него, разоряя святой и вечный закон Его, как Он говорит: «Кто не со Мною, тот против Меня» (), однако Он в благости и человеколюбии Своем к нам пребывает неизменен, и не только неизменен пребывает, но и хочет, чтобы мы, враждующие, примирились с Ним, и ожидает нас. На что и Единородного Сына Своего послал, и по Нем апостолов во всю вселенную разослал, и ныне восставляет пастырей и учителей, которые Словом Его святым увещевают нас, дабы обратились, покаялись и примирились с Ним. Как же Сей, Который хочет, ожидает, и как бы жаждет нашего обращения, не примет обращающихся? Непременно сотворит с нами, как с блудным сыном сотворил благоутробный отец его; прострет и нам отеческие Свои объятья, и руками Своими, которыми сотворил и создал нас, обымет нас, и отверзет дом Церкви Своей нам, и сопричтет нас святым, домашним Своим, и в лучшую одежду облачит нас (), и повелит Ангелам Своим радоваться о нас, ибо «бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся» ().
   6) Бог научает нас, как нам и каяться подобает, как в пророческих и апостольских писаниях видим, и примеры покаявшихся написать повелел; как Ему молиться и просить у Него прощения, о чем и Псалтырь, и молитва «Отче наш» и прочие пророческие молитвы свидетельствуют. Как же не услышит кающихся, просящих и молящихся Тот, Кто образ подал, как каяться, просить и молиться? И возбуждает Духом Своим Святым в сердцах наших воздыхания и святые желания. Как не услышит тех желаний и воздыханий наших, которые Сам возбуждает в нас? Веру имей, христианин, что всякое желание, воздыхание и слеза кающихся у Него сочтена и записана. Забывает Он грехи кающихся (см. ), но воздыхания и желания их не забывает: «желание убогих Ты услышал, Господи, преданности сердца их вняло ухо Твое» (). Воистину убоги те, которые не находят в себе никакой правды, кроме грехов, но желают той от Бога, каковых услышать обещал Господь: «Я, Господь, услышу их, Я, Бог Израилев, не оставлю их» ().
   7) «Христос Иисус пришел в мир спасти грешников» (). Цель пришествия и страдания Христова — вечное наше спасение. Сколь благоприятно Небесному Отцу отпускать грехи кающемуся грешнику, ибо тогда плод страдания Христова получается! Ибо плод страдания Христова — отпущение грехов, оправдание и вечное наше блаженство. Ибо Бог для этого и послал в мир Сына Своего, чтобы грешников спасти, приемлющих Его за Спасителя своего. Как же Отец Небесный с радостью не отпустит грехи как всем грешникам кающимся, так и тебе, когда видит, что оттуда плод страдания Сына Его происходит? Ибо от отпущения грехов — оправдание, от оправдания спасение вечное последует. Сугубая радость бывает Отцу Небесному оттого, что грешник кается, отпущение грехов получает и спасается, ибо тогда исполняется воля Его святая, которая «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (), и Кровь Единородного Сына Его, ради спасения грешников пролитая, плод и цель свою получает. Как Тот не отпустит нам грехов, Кто Сам желает отпустить, если мы истинно каемся и о том молимся Ему?
   8) Некающимся нисколько не на пользу страдание и смерть Христова, хотя они и исповедуют имя Христово, но следует им суд Божий и вечное в аду осуждение, как отвергшим и презревшим великую Божию благодать. Благодать же, хотя и благодать есть, хотящих спасает, а не нехотящих. Кающимся же и верующим во Христа должно сею благодатью утешаться и непременно ожидать милости Божией и вечного блаженства, смертью Христовою отверстого.
   9) Хотя и известно, что эти душепагубные помыслы, производящие страх, печаль, утеснение совести и отчаяние, от дьявола бывают, однако попущением Божиим. Дьявол без попущения Божия ничего не может нам делать. Попускает же Бог такое искушение на нас, как и всякое, не на пагубу, но на великую пользу нашу, как сказано выше. Посему познаем силу и горесть греха, который так сильно уязвляет совесть нашу. Ибо как змей уязвляет тело, и оно, уязвленное, страждет, мучается и умирает, так содеянный грех уязвляет душу, от чего душа мучается и страждет, совестью снедаема. Потому грех называется в Святом Писании жалом смерти (). Еще познаем гнев Божий против греха, клятву законную, которою законопреступники поражаются (; ; ). Познаем великое мучительство дьявола, который попущением Божиим так смущает и мучает душу. А от этого учимся и убеждаемся от греха старательнее беречься, по увещанию премудрого Сираха: «Беги от греха, как от лица змея; ибо, если подойдешь к нему, он ужалит тебя. Зубы его — зубы львиные, которые умерщвляют души людей. Всякое беззаконие как обоюдоострый меч» (). Тщательно остерегаемся той вещи, от которой вред себе узнали. Сколь же таковое искушение сильно ко исцелению злонравия сердечного! Ибо как огнем иссушается влага, мокрота и гной смрадный, так огнем такого искушения иссушается влага нечистоты, злости, гордости, высокоумия, самолюбия, славолюбия, сребролюбия и прочих похотей, которые не иначе пред Богом имеются, как перед нами гнойный смрад и всякая скверна. И как в печи искушается серебро и золото и чистейшим делается, так и в этой искушения печи очищается человек от злонравия. И хотя во всяком искушении истинно то, но более в духовном. Ибо тогда познает человек, что он в себе носит, как немощен, беден, окаянен, и так, узнав, смиряется. Еще познает, сколь суетна всякая утеха мира сего, и так от всякой мира сего суеты отвращается. Наконец, узнав бедность и окаянство свое и ниоткуда не получая помощи, к единому источнику блаженства и утешения — Богу, прибегает и ищет от Него всего своего блаженства.
   10) Когда такое искушение минуется, тогда преизобильно утешится душа печальная. Как после великой бури и мрачных дней яснее нам сияет солнце и более увеселяет нас, так после бурного этого искушения слаще почувствуется милость Божия. Тогда такое сердце на самом деле познает, что есть закон, который обличает грех, устрашает и проклятием поражает грешника, и что есть Евангелие, которое врачует и утешает уязвленное страхом и печалью сердце. И как после бани малый отрок, или человек, утружденный после трудов, сладко почивает и упокоевается, или, как корабль, переплыв море, тихо стоит в гавани, так имеется и душа, претерпевшая и окончившая такую бурную непогоду. Ожидай и ты такой тишины и покоя. Непременно будет тебе, если потерпишь. «Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит» ().
   § 422. Утешение против искушения, которое бывает от дьявола через злые и хульные помыслы. Сколько пакости и такими помыслами делает нам враг наш, сколько их, как стрел разожженных, пускает на нас на всякое время, день и час, сказать невозможно! От чего убогая душа так уязвляется печалью, что предпочитает терпеть всякое поношение и биение внешнее, нежели таковые вражьи стрелы. Потому апостол увещевает нас как во всяком, так и в этом искушении, против врага того осторожными быть: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою» (). И Павел святой: «Наконец, братия мои, укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его. Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских», и прочее ( и след.). Против тайного сего искушения внимай, печальная душа, следующему рассуждению:
   1) Такое искушение бывает попущением Божиим на пользу нашу. Как, видя врага, находящего на город, затворяем врата и со всяким опасением охраняем город, чтобы войдя не разорил города и нас бы не погубил, или в плен не отвел, так, чувствуя к нам приход душевного врага через такие злые помыслы, должно затворять дома душ наших, укреплять и тщательно хранить, дабы внутрь не ворвался и не разорил душевного дома, — что бывает страхом Божиим и усердною молитвою. И посему видим, что он всегда готов на нас напасть и погубить нас, но столько нападает, сколько сила Божия попускает ему. А так, и нехотя, поощряет нас ко всегдашнему трезвению и бдению против него. Ибо как частое неприятелей нападение осторожнейшими делает граждан, так частое дьявольское искушение осторожнейшим и искуснейшим творит христианина. Ибо в бесстрастии, покое и безопасности обычай людям есть лениться и ослабевать, но в страхе и беде осторожными бывают. И дьявольское такое искушение делает человека осторожным, дабы всегда его нападения ожидал, и к отражению его приуготовлял себя, и само нападение с помощью Божией отражал. И так, хотя намерение его злое есть, но когда мы трезвимся и бодрствуем, Божией помощью обращается нам в добро. Он мыслит на зло и погибель нашу, но Бог содействует нам ко благу (), — ему в стыд и поношение, нам же в похвалу, потому что дух лукавый и сильный немощным человеком отражается и посрамляется.
   2) Такие помыслы не по воле, но против воли нашей бывают; поэтому в грех нам они не вменяются. Ибо то только в грех нам вменяется, чему соизволяем. Потому и вредить душе нашей не может, что бы оно ни было, от врага нашего того наносимое, пока тому не соизволяем, но противимся. Как неприятель, хотя и мечет стрелы свои на град, но не вредит граду, пока не сдастся ему град, так и враждебный душ наших неприятель, дьявол, хотя и мечет разожженные стрелы свои на душевный град наш, но ничего не успевает, пока злой воле его не соизволяем, но отражаем от себя злокозненные наветы его.
   3) Как во всяком искушении, так в этом особенно посрамляется и со стыдом отходит он от искушаемого, если он твердо против него стоит и оплевывает его со злыми его наветами. И чем большее от него искушение бывает, тем больший ему стыд и посрамление последует, а искушаемому большая похвала и слава, если борется и подвизается против искусителя. Ибо таким образом гордый и высокоумный дух смиренным и немощным человеком побеждается и посрамляется. Как исполину больший стыд, срам и поношение бывает, когда побежден бывает малым отроком, а не равным себе, так дьявола всякая от него на человека наносимая брань в посрамление приводит, если не по злому его хотению бывает. Ибо всякий человек, сам по себе, есть перед ним, как малый отрок перед исполином, но силой Божией укреплен, побеждает его, как малый отрок великого исполина, на посрамление его. А когда дьяволу стыд и посрамление бывает, что немощного человека не может победить, то человеку непременно похвала и честь последует. Но человек всю похвалу и славу отдавать должен Богу, ибо не собственною своею силою, но Божией укрепляется и посрамляет врага.
   4) В житии преподобного Нифонта читаем: «Пришел некий брат к сему святому, злыми и хульными помыслами смущен, и в скорби этой просил совета и утешения. Отвечал ему отец: «Прими, брат, утешение по разуму моему: море, когда вспенится, великие возносит волны и бьет о камень, волны же снова возвращаются в море. Также и помыслы злые, от дьявола находящие, человеческому приближаются смыслу. Когда человек, послушав его совета и соизволив, тому последует, погибает, как и многие, тому повинуясь, погибли. Если же кто боримый не соизволяет помыслам хульным и, более того, мужается и противится тем, оплевывая беса, то злоба его возвращается ему на главу, человек же тот венец принимает. И ты, чадо, терпи, противься бесу молитвою и постом — и побежит скоро от тебя», и прочее (См. декабря 23 дня).
   § 423. Утешение против клевет и злоречия человеческого. Между прочими скорбями и напастями, которые претерпевают христиане, немалое есть поношение и злоречие от необузданного языка беззаконных людей, которые злоречивым и ядовитым своим языком, как мечом острым и стрелами, уязвляют того, на кого нападут, по сказанному: «Сыны человеческие! Зубы их — оружие и стрелы, и язык их — острый меч» (). И когда руганием одного насытятся, нападают на другого, и так то на том, то на другом, то на третьем языки свои, как оружие и мечи, руганием острят. Против таких ядовитых выстрелов и язв, которыми не тело, но душа наша уязвляется, прими, претерпевающая душа, следующее утешение:
   1) Хотя и люди злоречивым и ядовитым языком поносят тебя, и имя твое хульными терзают зубами, однако же это дьявольские козни по попущению Божию. Дьявол, когда видит, что человек противится ему и злому его совету не соизволяет, свирепеет на него, и чего сам собою не может человеку сделать, то через злых людей, как служителей своих и свое орудие, совершает. Примечай сам, злословит ли кого истинный христианин? Никак, не видно того и не слышно. Перестает уже христианин быть христианином, когда уста свои отверзает на хулу, поношение и клевету ближнего, ибо всякий истинный христианин страх Божий и любовь к ближнему имеет, которыми удерживается от клеветы и злоречия. Злословие же есть свойство и примета бесстрашных и беззаконных людей, находящихся под властью дьявола, который их научает нападать на христианина богобоящегося и язык их изощряет на поношение и хуление его. Это известно как из священной, так и церковной истории. Да и ныне видим, что человек, доколе со злым миром дружит, не терпит таких язвительных угрызений, а как только благодатью Божией начнет от мира убегать и Христа любить и искать, тут на него как прочие беды, так и хульные уста и языки злоречивые, как мухи на мед, нападают. И надивиться тому довольно невозможно, откуда что возьмется. Как ветер то с той, то с другой стороны подымается и обуревает и колеблет дерево, так этот бурный ветер лукавого и злобного духа то из тех, то из других злоречивых уст восстает, веет и колеблет христианскую душу. Сказывают, что море все мертвое извергает вон. То же делается и христианину, который миру умирает. И мир, как море, изгоняет вон умершего миру, то есть похотям, славолюбию, сребролюбию, гордости, сластолюбию, мщению и прочему. И, что удивительнее того, самые друзья врагами его сделаются, как говорит пророк: «Друзья мои и ближние мои со враждою ко мне приблизились и встали, а близкие мои вдали от меня стали; и ищущие души моей теснились, и ищущие мне зла говорили суетное, и весь день помышляли о коварстве» (). «Кто ищет дружество иметь со Иисусом, — говорит Иероним, — да знает, что от многих вражду претерпевать будет он. Ибо душа, прилепившаяся к Божию слову, без сомнения, тотчас будет иметь врагов, так что и те, которых прежде за друзей имела, обратятся во врагов» (Беседа 1-я на Иисуса Навина). Причина тому следующая: поскольку такой чуждается, и отрекается, и исходит от мира сердцем, и «о горнем помышляет, а не о земном» (), и помыслами жительство свое имеет на небе, «откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа» (), и о том воздыхает, «желая облечься в небесное свое жилище» (), и потому в мире этом, как странник и пришелец, «не имеет здесь постоянного града, но ищет будущего» (). Потому и мир его, как не своего, чуждается, ненавидит и гонит, что и Христос, назнаменуя, говорит апостолам: «Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (). Этим утешайся, душа христианская, что между Христовыми рабами имеешься, хотя и терпишь злоречивых языков клеветы и поношения, — а не между чадами мира, которые, как миролюбцы, миру любезны, как свои истинные чада.
   2) Помни, что этим путем поношения и уничижения пред нами шел Сам Христос, никакого греха не сотворивший. Сколько и как тяжко хулили Его фарисейские уста, и поношения, как ядовитые стрелы, бросали на Него, Евангелие святое свидетельствует. Мало им было называть Его, Который всяким образом искал погибших, человеком, который любит есть и пить вино, другом мытарям и грешникам, самарянином, и беса имущим, и неистовым, но и обманщиком, развратником называли: «Мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю» (; ; ; ), — хотя Он учил их: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (). И говорили: «Он изгоняет бесов силою князя бесовского» (), — о Том, Кто силою Божества Своего запрещал и изгонял демонов. Этим путем шли и святые Его. Никто из них клеветы и поношения не избежал. Сыскали чада мира и в непорочном житии, что хулить. Выдумал лживый язык, чем и беспорочных порочить. Моисей пророк, законодавец, вождь Израилев, друг и собеседник Божий, от сонмища Кореева и Авиронова претерпел укорение (), и от прочих людей своих. Сколько на Давида святого, царя Израилева и пророка Божия, бросали враги его ядовитых стрел от лживого языка своего, псалмы его показывают, — в которых говорит: «Всякий день поносили меня враги мои, и (лицемерно) хвалящие меня клянут мною» (и след.). Даниила пророка лживый язык в ров ко львам, как в гроб, ввергнул (). Как пострадали апостолы от всего мира, которому милость Божию проповедовали! Как обманщики, развратники и возмутители вселенной вменялись и укорялись те, которые от прелести к истине, и от тьмы к свету, и от царства дьявольского к царствию Божию обращали. То же познали на себе и преемники их, святители, мученики и прочие святые. Читай церковную историю и увидишь, как никто из них не ушел от клеветы. То же и ныне святым, в мире живущим, от злого мира случается. Ибо мир в злобе своей постоянен. Он не любит истины, которую и словом и житием показывают святые, и всегда держится лжи и неправды, которую они обличают. Не первый ты терпишь поношение и бесчестие. Видишь, что и святые терпели, и ныне терпят. Но и Сам Бог сколько на всякий день хулится безбожными и беззаконными людьми Своими, над которыми Он повелевает солнцу Своему восходить и на которых посылает дождь, когда иные присносущное бытие Его, иные Промысл Его от созданий Его отъемлют, иные неправедным, иные немилостивым Его дерзают называть, иные ропщут и негодуют на Него, другие слову Его святому не верят, и так представляют Его лживым (), иные другие хулы изрыгают на святое и страшное имя Его! Кто же мы, которые не хотим терпеть хулы? Рабы негодные, и всякого поношения и бесчестия достойные!
   3) Всему будет конец. Злоречие и терпение кончится; хулящие и хулы терпящие все свое от правды Божией воспримут; хулящим хула обратится в вечное поношение и срамоту, и поношение терпящим — в вечную славу, когда люди воздадут ответ не только за хулу, но и за всякое праздное слово. «Праведно пред Богом — оскорбляющим вас воздать скорбью, а вам, оскорбляемым, отрадою вместе с нами, в явление Господа Иисуса с неба», и прочее, — говорит апостол (—7 и след.). Более себе вредят злоречивые и клеветники, нежели тому, кого хулят, ибо того имя и славу временно помрачают, свои же души погубляют, — в чем они сожаления достойны. Что им по христианской должности делать? По Христову слову, должно благословлять проклинающих нас и молиться за обижающих нас ().
   4) Когда многие клеветы, поношения и укоры падают на тебя, и изнеможешь от злоречивых языков, как олень, от псов гонимый, то беги ради прохлаждения к живому Святого Писания источнику и ищи от него прохлаждения. Там Бог не тех ублажает, которых все хвалят, но даже говорит им: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо» (). Но ублажает тех, которые поношение терпят от злых: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (). Кто не прохладится, необузданными языками гонимый, когда рассудит о столь великой мзде, которая будет терпящим на небесах? Кто не утешится, столь богатое слыша обещание, и отречется всякое временное бесчестие и ругание охотно терпеть? Ибо добрая надежда всякую умягчает скорбь, а более всего, надежда вечной жизни, славы и веселия. Всякой скорби и бесчестию нынешнему, хотя и всю жизнь продолжится, концом смерть будет, но будущему веселью и славе конца не будет. Тогда забудет человек все беды и напасти, и одно утешение, радость и веселье непрестанное будет иметь без конца. «Как утешает кого-либо мать его, так утешу Я вас, и вы будете утешены в Иерусалиме. И увидите это, и возрадуется сердце ваше» (). Скажет кто: «Такая награда обещается Христа ради терпящим». Правда, но кто из нас страждет не как убийца, или как вор, или как злодей и прочее, но как Христианин, да не стыдится, но да прославляет Бога за такую участь (). Ибо и утешения сего приобщается, как «соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа» ().
   5) «Любящим Бога все содействует ко благу», — говорит апостол (). Им клевета и поношение в пользу милостью Божией обращается. Целомудренного Иосифа женская клевета в темницу ввергла, но так он на высокую честь вознесен, и всю страну ту от голода спас ( и 41). Моисей от злоречивых уст бежал из Египта и был пришельцем в земле Мадиамской (). Но там сподобился видеть купину, чудесно горящую в пустыне, и слышать Бога, из купины беседующего с ним (—7 и след.). Давиду святому много наветов делал злоречивый язык, но так он к молитве возбуждался и много Богодухновенных псалмов в пользу Церкви Святой сочинил. Даниила клевета в ров ввергла на съедение львам, но неповинность заградила уста зверей и прославила его более прежнего (). Мардохея Израильтянина Аманов язык умыслил убить, но Божиим Промыслом противное тому учинилось. Мардохей прославился, Аман же на дереве, которое к погибели Мардохею уготовил было, повешен, и так в ров, который неповинному уготовил, сам впал (). Те же суды Божии и ныне показываются. Тот же Бог милостью Своей и ныне призирает на терпящих и хульный язык смиряет, возносит и ныне мытарей, смиряющихся и милости от Него ищущих, и смиряет фарисеев, хвалящихся о своей исправности, «ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (). Поэтому, уязвляемая клеветой и злоречием беззаконных людей душа, потерпи (ради) Господа, «мужайся, и да крепится сердце твое, и уповай на Господа» (). «Уповай на Него, и Он совершит; и выведет, как свет, правду твою, и судьбу твою, как полдень» (). Молчи, как немой, как Давид делал: «Я же, как глухой, не слышал и, как немой, не открывал уст своих; и был как человек неслышащий и не имеющий во устах своих обличения, ибо на Тебя, Господи, я уповал; Ты услышишь, Господи Боже мой» (). Делай и ты так же, и Бог заговорит вместо тебя. Как отец плотский, когда видит перед собою детей, каким-то бесчинником ругаемых, и обиду терпящих, и в молчании на отца своего взирающих, тогда, вместо них, отец их отвечает, говорит и защищает их, так Бог, Отец Небесный, поступает с нами и обижающими нас. Всякая же обида и поношение, нам наносимое, пред Богом, вездесущим и все наблюдающим, делается. И когда видит Он, что мы, обижаемые и поношаемые, терпим, молчим, и на Него одного взираем, и передаем то дело суду Его праведному, говоря с пророком: «Ты услышишь, Господи Боже мой», — тогда Он вместо нас заговорит, заступится, и защитит нас, и смирит восстающих на нас. Так делал Давид святой, который во всяких напастях к единому Богу прибегал, и на Него взирал, и помощи и защиты искал от Него, как из псалмов его можешь видеть. Последуй и ты пророку сему и, затворив уста, молчи, дабы Бог Сам вместо тебя заговорил. Когда в таком молчании пребудешь постоянно, то поношение и уничижение людей не иное что, как похвалу и славу у Бога исходатайствует тебе. Весь свет как ничто перед Богом, и уничижение всего света, не только некоторых злоречивых, как ничто перед славою, которую Бог верному Своему подает рабу. Не тот блажен, кого люди, неправедные судьи, хвалят, но тот, кого Бог, святой и праведный, похвалит. Также и окаянен не тот, кого люди уничижают, но кого Бог уничижает.
   § 424. Утешение изгнанному из отечества и дома своего. Сатана всяким образом старается озлобить благочестивые души, которые против него подвизаются и презирают мерзкие и богопротивные советы его, и то одни, то другие напасти наводит на них через служителей своих, злобных людей. И так его хитростью и пронырством бывает, что душа благочестивая из дома и отечества своего изгоняется и любимых своих друзей и приятелей лишается. Ибо ему, как духу злому и гордому, как-нибудь озлобить душу, противящуюся ему, радостно. В таком случае изгнанная душа может себя следующими рассуждениями утешать:
   1) Без Божия изволения и Промысла ничто не бывает, как выше сказано, и это твое изгнание. Злоба человеческая изгоняет тебя, но попущением Божиим. Ибо если бы Бог не попустил тому быть, сатана и служители его ничего бы не могли тебе учинить. «Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены», — говорит Христос (). Если же о малых вещах Бог имеет Промысл Свой, тем более о человеке, изрядном Своем создании и намного лучшем прочих. Что может человеку приключиться, особенно верному, без Промысла и воли Божией? Бог видит все, кто, и ради чего, и кого изгоняют. Поручи же Промыслу Божию дело изгнания твоего, и Он будет заботиться о тебе.
   2) Христиане — пришельцы и странники в мире этом (), и не имеют «здесь постоянного града», но ищут будущего» (), и ожидают «города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог» (). Потому в мире этом жизнь их как пленение и странствование. Следовательно, равно для них как в отечестве и доме, где родились и воспитались, так и на чужой земле, в которую изгнаны, или пленены, странствование свое проводить, пока Бог изволит им в мире этом странствовать. Потому и тебе равно есть жить ныне на всяком месте, в доме, или где на чужой стороне. Отовсюду равно можешь очи свои возводить к небу — отечеству своему, и живущему на небе Небесному Отцу. И Он на тебя равно взирает с неба Своего святого, как живущего в доме твоем и отечестве, так и в чужой стране, более же благоприятно зрит и призирает на тебя во изгнании, как изгнанного людьми и озлобляемого, и, как Отец милосердный, сострадает тебе и венец славы вечной готовит тебе.
   3) Всякое место, страна и град есть Божий: «Господня земля и что наполняет ее, вселенная и все живущие на ней» (). И Бог наш на всяком месте есть, и Он «упование всех концов земли, и находящихся в море далеко» (). На всяком месте царствие и владычество Его (), и ты на всяком месте в царствии Божием обретаешься, и Бог с тобою есть везде. И хотя нечестивые в домах своих упокоеваются, прохлаждаются и веселятся, они в царствии дьявольском и во власти его темной обретаются, и Бог от них со Своею благодатью далеко; благочестивые же, где ни находятся, в царствии Божием находятся, и Бог с ними неотступно пребывает, с ними есть в скорбях их (). С Богом же быть — на всяком месте отечество и дом, как без Бога дом и отечество — это ссылка и пленение. С Богом в бедах и страданиях и в самом аде добро; без Бога и самый рай и небо ничтоже есть. Ибо где Бог, там и царствие Божие, рай, небо и все блаженство. Ибо Бог есть Сокровище и Источник утешения, радости, веселья и всякого истинного блаженства, и без Него не может быть истинного утешения, истинной радости и веселья, истинной жизни и блаженства. Когда об этом хорошенько рассудишь, не будешь скучать, что удалился ты от отечества и дома, но везде будешь иметь утешение.
   4) Помни, что святые Божии изгнаны были. Святой Иосиф завистью братьев своих изгнан был: «в рабы продан был Иосиф, стеснили оковами ноги его, в железо вошла душа его» (). Давид изгнан был Саулом (—2 и след.) и сыном своим Авессаломом (), и скитался по чужим странам, и во всяком бедствии и злострадании был. Даниил и трое отроков с прочими в Вавилоне пленены были от Иерусалима (). В новой благодати апостолы, мученики, святители и прочие святые различные изгнания претерпели. То же и ныне бывает. Мир, как море волнами, свирепостью своею изгоняет и отвергает от себя святых, как мертвых ему (миру), но живых Богу. И ты, изгнанный, соучастник в скорби с ними, и лучше тебе с ними скорби терпеть, нежели с неблагодарным и злым миром веселиться, ибо с ними же утешение восприимешь во царствии небесном. Вот скоро избавление придет, «и отрет Бог всякую слезу с очей наших» (). Помни и то, что Сам Сын Божий и Господь наш к нам, изгнанным из рая и странным и плененным, по Своему изволению пришел и благоволил с нами, бедными, бедствовать, и со странными странствовать, и с проданными под грех был продан, предан, связан, веден на суд и смерть, и умереть (ради нас) благоволил. Рассуждай об этом — и получишь утешение.
   5) Скажет кто: «От отца я и матери, от братии, сродников и друзей любезных удаляюсь!» Правда, прискорбно от любимых удаляться. Но от Бога удалиться нигде не можешь, а Он вместо отца и матери верным, или даже более отца и матери Тот, Кто говорит тебе: «Забудет ли женщина грудное дитя свое, но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (). «Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, — через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя» (). Это узнал на себе святой Давид: «Если я пойду посреди тени смертной, не убоюсь зла; ибо Ты, Боже, со мною» (). И далее: «Отец мой и мать моя оставили меня, Господь же принял меня» (). Друзья твои верные и любезные — Ангелы Божии, которые невидимо ополчаются вокруг боящихся Господа (). Братия твои — святые, которые прежде также изгнание претерпели, и ныне на подвиг твой смотрят, и радуются о терпении твоем. Вот сколько любимых имеешь в изгнании твоем! Бог Помощник, Защитник и Утешитель твой с тобою. Ангелы — хранители тебе, братия твоя — святые, которым в печали их бывшей ты общник. К тому же совесть твоя — увеселение твое, внутренний и всегдашний твой свидетель и утешитель.
   6) Христос ублажает изгнанных правды ради: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное» (). Такая для тебя надежда — более отца и матери, братии и друзей, отечества и дома. Тем утешайся, что твое есть царствие небесное; ныне верою и надеждою, потом наследием и без конца, где будет твой Бог, Которого «теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу» (). Твоими друзьями святые все будут, и все блаженство вечное твоим будет, если веру до конца соблюдешь. Ибо ничто так не утешает человека в напасти всякой, как надежда вечной жизни. Внимай только себе, терпи с благодарением и попусти воле Божией на тебе совершиться, без которой ничто не может нам приключиться.
   § 425. Утешение страждущему в болезни. Многие благочестивые страждут в болезнях различных: иной в ранах гниет, иной в расслаблении лежит, другой сохнет и плотью день ото дня истаивает, иной другою болезнью мучается. Всякому, в какой бы ни находился болезни, следующее, по моему убогому разуму, утешение предлагаю, которое, страждущая душа, прилагай к язвам печального сердца твоего.
   1) Различным болезням или недугам различные причины полагают лекари, но я им то в рассуждение оставляя, повторяю, что выше сказано, то есть что и болезнь не без Промысла Божия бывает и есть отеческое наказание Божие, которым Он смиряет нас. Тем утешайся, что болезнь твоя есть тебе отеческое Божие наказание, которым тело твое бьет, дабы душа твоя выздоровела и спаслась. Для тебя болезнь твоя, а не против тебя, хотя плоти твоей и горестна, ибо всякое наказание для плоти горестно, но душе полезно. Если с благодарением терпишь болезнь твою, обратится тебе она во благое.
   2) Многие святые были в недугах и болезнях. Иов от главы до ног язвою поражен был и страдал (). Тимофей, святой апостол, частые недуги имел (). Лазарь в струпьях лежал и по смерти «отнесен был Ангелами на лоно Авраамово» (). Также читаем и в церковной истории, что многие благочестивые различными болезнями страдали. И ты терпи с благодарением болезнь, дабы с ними в будущем веке участие иметь.
   3) Болезнь хотя тело и расслабляет, но душу укрепляет; тело умерщвляет, но душу животворит; внешнего человека растлевает, но внутреннего обновляет. «Если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется» (). Как обновляется? Научается смирению, терпению, памяти смертной, и от той усердному покаянию, молитве, презрению мира и суеты мирской. Кто восхочет в болезни гордиться? Кто, видя приближающуюся через недуг кончину, пожелает чести, славы, богатства? Кто бесстрашно дерзнет грешить, видя наступающий страх суда Божия? Когда усерднее человек молится, как не в болезни? О, болезнь, горькое, но целебное лекарство! Как соль гнилость от мяса и рыбы отвращает и не попускает зарождаться червям в них, так всякая болезнь сохраняет дух наш от гнилости и тления греховного и не попускает страстям, как червям душевным, зарождаться в нас. Всякий эту истину и на себе познает, и на других видит. Видишь, что болезнь хотя плоть твою мучает, но дух твой спасает.
   4) Помяни, сколь многие, в целом здравии живя, развратились и погибли. Бог милосердный через недуг не допускает тебя до того, и хочет тебя спасти, если благодарно претерпишь. Терпи же и благодари Бога, ищущего спасения твоего.
   5) Смерть заключит страдание твое. Хотя и всю жизнь болезнь будет продолжаться, однако кончится смертью. Всему бедствию нашему конец есть смерть. Тем утешай себя в болезни твоей, что она окончится, а оттуда к вечному переселишься прохлаждению, где забудешь всякое злострадание. Мало потерпишь, но вечно утешаться будешь, если с благодарением потерпишь. Всякое и долговременное страдание нынешнее что есть, если не одна малейшая точка в сравнении с вечным? И все время от создания мира до конца не иное что есть, как малая точка против вечности, тем более одного человека житие и век. Страшно вечное страдание, так как лютое и бесконечное, но временное не страшно, ибо кратко и с прохлаждением бывает, ибо нет здесь никакого страдания, которому бы Бог не подал какого-либо утешения. Ибо знает Он немощь нашу, и потому не попускает нам «быть искушаемыми сверх сил» (). Прими в рассуждение время и вечность, временное и вечное страдание, временное утешение и вечное страдание, временное страдание и вечное утешение, и облегчится болезнь твоя. Ничто так не облегчает скорби, как надежда избавления от скорби и получения вечного утешения. Вот скоро будет конец всему: будет конец и утешению временному, и временному страданию, и настанет или прохлаждение, или страдание вечное. Смерть всякому есть дверь к вечности, или блаженной, или неблагополучной, и уже ближе к тебе она сегодня, нежели вчера и позавчера была. А как придет, то и положит конец страданию твоему, и от временного страдания прейдешь к вечному прохлаждению.
   6) Послушай, наконец, что святой Златоуст о благодарном терпении в болезни говорит: «Нет ничего того языка святее, который, претерпевая зло, благодарит Бога: воистину от мучеников ничем (такой человек) не отличается; так и сей, как и они, венчается. Ибо и сему предстоит мучитель, хулением понуждая отречься от Бога, предстоит дьявол, мучительными помыслами удручая, печалями помрачая. Если же кто терпит болезни и благодарит, мученический венец приемлет» (Беседа 8-я на Послание к Колоссянам). Уяснив святителя Христова златое учение, потерпи, дабы прохладиться со святыми Божиими во царствии небесном. Потерпи (ради) Господа, «мужайся, и да крепится сердце твое, и уповай на Господа» ().
   § 426. Утешение против нищеты. Мало, весьма мало богатых обретается, которые были бы истинными христианами. Не богатство тому виною, но злое сердце человеческое, которое или неправдою собирает богатство, или правдою собранное неправедно расточает, или хранит его, как сторож. К тому же едва сыщется какой богач, который бы богатством своим не гордился и не превозносился, хотя и не его оно есть, но Божие. Ибо все Божие, что ни имеем, кроме грехов. Неправда же, роскошь, скупость и гордость много с собою вводят беззаконий и лишают христианина христианства истинного. Истинное же христианство не может быть без христианской жизни, которая должна от внутренности происходить. И так богатство, Божие добро, безумному богачу, как безумному меч, бывает, которым он сам себя закалывает и погубляет, что и о всяком Божием даровании разуметь должно. Ибо всякое дарование, когда человек его не на добро, но во зло употребляет, обращается ему во зло и погибель, например, учение, разум, красноречие, художество, знание языков и сам дар чудотворения, и прочее (; ). Может человек злоупотреблять и Божиими дарованиями. Это тогда бывает, когда человек через дарования не славы Божией и пользы ближнего, на что они подаются, но славы и похвалы своей ищет. Так и богатый, когда не славы Божией и пользы ближнего через богатство ищет, но или хранит его как сторож или как пес сено, на котором лежит, и сам не ест и скоту не дает, или расточает на непотребные расходы, дабы или плоти своей угодить, или от людей славу и похвалу себе снискать, и прочее, — во зло употребляет дарования Божии, и так во зло употребляемое дарование Божие во зло и ему обращается. А когда нет христианского употребления богатства, то нет в таком богатом и истинного христианства. Очень же мало таких богачей, которые по-христиански расходуют богатство, как это примечается от дел их, следовательно, мало истинных христиан сыскать можно между богатыми. По большей же части истинные христиане в нищете и убожестве живут. Причина тому такая: истинные христиане более пекутся о богатстве душевном и вечном, нежели телесном и временном, или того добра, которое от Бога им посылается, лишаются через злых богачей, по Писанию: «Не богатые ли притесняют вас, и не они ли влекут вас в суды Не они ли бесславят доброе имя, которым вы называетесь» ()? Или сами расточают богатство свое, как пишется: «расточил, дал нищим» (), — есть и прочие причины, Богу одному известные. Те христиане, которые терпят нищету и от той унывают, следующими рассуждениями могут себя утешать.
   1) Как прочее бедствие, как выше сказано, так и нищета от Господа попускается нам. «Доброе и худое, жизнь и смерть, бедность и богатство — от Господа» () и для доброй цели посылается нам, как ниже увидишь.
   2) Нищетой человек от всех тех зол, которыми богатство окружается, удобно может освободиться. Гордость, скупость, роскошь и прочее тому подобное зло в нищете почти не имеют себе места. Нищета смиряет всякого, и расточительным и роскошным быть нищему не от чего. При богатых сии христианские язвы находятся, и тех сердца поражают. От попечения о хранении богатства, которое за богатым неотлучно ходит и содержит сердце его, нищий свободен; нищий не боится воров и хищников, которым богатство подвержено; ржавчина нищеты не истребляет, моль не растлевает; от зависти, которая на богатство неприятно смотрит, удалена нищета; нищий ответа не готовит за расточение богатства, за что богатые истязаны будут. Нищета в праздности и лености жить не попускает, как обычай есть богатым, но понуждает работать. «Нищета, — говорит св. Златоуст, — не праздность, но трудолюбие порождает» (Беседа 2-я на Послание к Ефесянам). Видишь, от скольких зол и бед нищета освобождает тебя! Да будет же нищета твоя в утешение тебе, а не в оскорбление и негодование, ибо она отводит тебя от гордости, скупости, роскоши, пышности, тщеславия, печали, страха, зависти людской, праздности, лености, нежности и прочих душевных зол, и возводит тебя на путь христианский, тесный, и руководствует к небесам. «Руководство некое, — говорит св. Златоуст, — на пути, ведущем к небесам — нищета, помазание страдальческое, обучение некое, великое и чудное, пристанище благоутишное» (Беседа 18-я на Послание к Евреям). Что и Христос, назнаменуя, говорит: «Трудно богатому войти в Царство Небесное» (). Если богатому неудобно, удобно нищему благодатью Христовою войти в царство небесное.
   3) Нищий и богатый равно дни проводят и живут: ни богатому богатство, ни нищему нищета дней жизни не отнимает и не придает; немощная плоть равно богатою и убогою пищею подкрепляется, равно богатым платьем и рубищем покрывается, равно в хижине и светлых чертогах упокоевается; равно и житие свое и тот и другой оканчивает, но только с тем отличием, что богатый как живет, так и кончится с печалью и страхом, — нищий без печали и страха; равный, наконец, и богатого и нищего гроб заключает, и в смерти и по смерти богатый с нищим равняется. И когда бы на всемирном суде равно судимы были! Но нет, не будет того. «От всякого, кому дано много, много и потребуется» (). Следует богатому дать ответ Судии о богатстве своем, как и на что богатство, данное ему от Бога, держал и расходовал, как и всякий о таланте своем воздаст Господу ответ (). Нищий о том не печется: не имеет богатства, не готовит и ответа о расходе богатства. Видишь, что ни богатство не придает, ни нищета не отнимает истинного блаженства от нас, но более делает нас блаженнее богатых. Ибо истинное блаженство не состоит во внешнем виде, но в покое душевном, от которого богатство отводит, но нищета к тому руководствует, как выше сказано. Что пользы человеку внешне показываться, красоваться и блистать, но внутри попечением, печалью и страхом, как яблоку красному червем, снедаться? Это есть богатых блаженство! Напротив того, ничем не вредит быть внешне смиренным, умаленным, презренным и уничиженным, но внутри иметь сокровище безопасности, покоя и мира. Это есть нищих состояние! Не тот спокоен, следовательно, и блажен, кто много имеет, но кто ни о чем не печется, к этому нищета ведет нас. Это прими в рассуждение, христианин, и нищеты не бойся, ибо она для тебя, а не против тебя, помогает тебе, а не борет тебя.
   4) В нищете твоей помяни о вольной нищете Христа Сына Божия. «Знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (), — Он от убогой Матери Девы родился и положен был «в ясли, потому что не было им места в гостинице» (); Он «пришел к своим, и свои Его не приняли» (); Он не имел «где приклонить голову» (), и убогих учеников и апостолов имел, и повелел им нищету любить: «Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои», и прочее (и след.). Потому святой Павел о себе и прочих апостолах говорит: «Мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем» (). И Петр святой к нищему хромому говорил: «Серебра и золота нет у меня» (). Да умягчит твою от нищеты скорбь и утешит сердце твое вольная Христова нищета и святых апостолов.
   5) Помни, что странник ты и пришелец в мире этом, путник на пути мира сего, и к небесному отечеству идешь. Кто в странствовании обогащается! Не собирает ли богатства и в отечество посылает? Христианское отечество — небо. Там собирать себе сокровище повелел нам Христос: «Собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (). Туда нам предпосылать сокровища наши должно, сокровища не мира этого, но небесного отечества достойные: любовь, терпение, кротость, милосердие, и прочее; там их, без сомнения, обретем. Путник ты, кто идя по пути обременяется? Более того, не свергает ли с себя бремя, чтобы легче творить путь? Бремя человеку, идущему по пути мира сего, богатство, которое мешает на пути ему, и удерживает его, и не допускает к отечеству стремиться. Сколь многих бремя это удержало от неба и погрузило во дно адово! «Тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь», — говорит Христос (). Этими вратами и путем не проходят сидящие на высоких колесницах гордости, надменности и пышности и расширяющиеся широтой роскоши и попечений мирских, ибо не вмещаются, а смиренные, кроткие и попечения мирские отложившие идут им. Тебя от того бремени, тяжести и пространства избавил Господь и легким учинил, дабы без задержания шел ты к небесному отечеству. Пищу же дает Бог всякой плоти, не только человеку, но и «скотам и птенцам ворона, призывающим Его» (). «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем» ().
   6) Скоро окончится и богатых довольство и утеха, и нищих скудость и скорбь, всему будет конец скоро. Вот скоро будет перемена: вместо нищеты временной, которую терпишь, вечные отверзнутся тебе сокровища благости Божией, и забудешь нищету твою и скорбь. Уже ты более приблизился к концу тому ныне, нежели вчера и позавчера был. И как только придет он, то и нищете твоей будет конец, как и от богатых богатство отойдет. «Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него» (). И тогда богатый с нищим сравнится. Смерть всех равными делает, и богатых с нищими, и славных с простыми, и господ с рабами сравняет. Открой гроб умерших, и не узнаешь, где богатый и где нищий, где вельможа и слуга его, где господин и где раб его лежит: всех один вид показывается — тление, земля и пепел. Одно неравенство в душах веруется, ибо благочестивая душа на лоно Авраамово Ангелами несется, нечестивая же в ад, место, по делам ее уготованное, низвергается (). Рассуждай о вышеописанных причинах и не унывай от нищеты, которая более тебе добра делает, нежели богатым богатство (Смотри еще главу о терпении и узком пути в первой книге). Это утешение не приличествует тем нищим, которые без страха Божия живут, пьянствуют, не хотят работать, но в праздности дни свои провождают. Такие нищие и телом и душой нищи, и здесь и в будущем веке нищими будут, если не покаются.
   § 427. Спросит кто: «Что о тех христианах думать, которые за злые дела страждут, каковы разбойники, убийцы, воры, хищники, лихоимцы, блудники и прочие злодеи?» Ответ.
   1) О вышеперечисленных можешь видеть, что они хотя и «знают Бога, а делами отрекаются» от Него (). Потому внутри Церкви Святой не находятся, и по имени только христиане.
   2) Таковым должно покаяться и Бога весьма благодарить, что их в такое злострадание привел. Ибо так их преблагой Бог, и злобою человеческою непобедимый, приводит к покаянию и хочет, чтобы они спаслись и достигли познания истины, чтобы бедами и злостраданием, как гласом сильным, от глубокого сна греховного пробудившись, исправились и спаслись. Так очувствовался и покаялся Манассия, царь Иудин, как читаем о нем: «И привел Господь на них военачальников царя Ассирийского, и заковали они Манассию в кандалы и оковали его цепями, и отвели его в Вавилон. И в тесноте своей он стал умолять лице Господа Бога своего и глубоко смирился пред Богом отцов своих. И помолился Ему, и Бог преклонился к нему и услышал моление его, и возвратил его в Иерусалим на царство его. И узнал Манассия, что Господь есть Бог» ().
   3) Когда злодеи страждущие признают от сердца свои грехи, и смиряются перед Богом, и каются чистосердечно, что грешили, и впредь на свои грехи возвратиться не хотят, хотя бы и свободу получили, чего истинное покаяние требует, то и им страдание обращается во благо. Ибо человек, когда чистосердечно обращается от грехов к Богу, то и Бог с Своею благодатью обращается к нему, и принимает его в Свою милость.

Глава 12: Об успехе христианском

    «Молюсь о том, чтобы любовь ваша еще более и более возрастала в познании и всяком чувстве, чтобы, познавая лучшее, вы были чисты и непреткновенны в день Христов, исполнены плодов праведности Иисусом Христом, в славу и похвалу Божию» ().
   § 428. Как в естественном рождении бывает, что рожденный младенец не остается младенцем, но растет телом и успевает разумом и рассуждением, так должно быть и в духовном рождении, в котором рождаемся свыше, от Бога. Не всегда должно быть младенцами во Христе и млеком питаться, но должно расти, по подобию естественного младенца, стараться достигать «в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (). Делается это:
   1) Тщательным слушанием или чтением, рассуждением, размышлением и вниманием Святому Писанию. «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен» (). Если научиться чему хотим, от того научаемся. Если обличить ложь и неправду силимся, оно подает способ. Если себя или другого исправить желаем, оно показывает нам правило. Если в правде и истинном благочестии наставиться хотим, оно руководствует. Потому блаженным означается тот, который в законе Господнем поучается день и ночь. Ибо «будет он, как древо, посаженное при истоках вод, которое плод свой даст во время свое, и лист его не отпадет, и все, что он ни делает, будет благоуспешно» (). И Христос «поставил одних апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (). Если хочешь успевать в истинном благочестии, читай или слушай Святое Писание со всяким прилежанием.
   2) К успеху в христианском деле руководствует различный крест и искушение. «С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка» (). Крест и различные искушения — это училище духовное, в котором обучаются христиане. Как в училищах обучаются отроки и юноши правилам, красноречию и мирской мудрости, так в училище креста и искушений христиане, младенцы и отроки во Христе обучаются правому, прекрасному и богоугодному житию и духовной премудрости. И чем более в этой духовной школе обращаются, тем искуснейшими в деле христианском бывают. И как воины мира этого, чем более обращаются в брани и против врагов отечества своего подвизаются, тем искуснейшими и храбрейшими делаются; так христиане, воины Христовы, чем более подвизаются под крестом, знаменем христианским, против врагов своих, плоти, мира и дьявола, тем лучше успевают в деле христианского благочестия. И как в горниле серебро и золото искушается и чистейшим бывает, так в горниле искушений, бед, напастей и креста христиане очищаются от злонравия и чистейшими делаются. Крест и искушение есть изрядное и преславное училище христианской мудрости.
   3) Образ святого и непорочного жития Христова — это совершенное и истинное правило, на которое почаще взирая, христиане могут успевать в деле своем. Растленное все имеем естество, которого без правила исправить не можем. Поэтому должно взирать нам на совершеннейшее правило жития Христова, если хотим себя исправить и успеть в добродетельном житии. Потому Сам Христос повелел нам учиться от Себя сему искусству: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (). «Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам» (). Если обучаемся искусствам, красноречию, иностранным языкам и прочему, к сему временному житию надлежащему, то сколь изрядно и полезно учиться от Христа художеству христианскому, прекрасному житию, святым и божественным нравам и небесной премудрости. Мирское обучение тело созидает, и ненадолго пользует нас, и при кончине отходит от нас. Христово же обучение душу созидает, и на будущий век отводит, и показывает на суде Христовом, в чем душа, в мире живя, обучалась и упражнялась. Поучимся же, возлюбленный христианин, от Христа Господа нашего, как Он говорит: «научитесь от Меня». Дети от матерей и воспитателей своих обучаются говорить, ходить, обращаться между людьми и вежливо обходиться, мы же от Христа нашего поучимся по-христиански говорить, по-христиански жить, по-христиански обращаться; поучимся, как друг друга любить, Бога почитать, как смиряться, терпеть, кроткими, милостивыми и щедрыми быть, и тогда будем истинными Его учениками. Всякий христианин есть ученик Христов, и должен быть учеником Христовым, дабы не был по имени только христианином.
   4) Нужна к тому всегдашняя и усердная молитва. Поскольку без помощи Божией не только успевать, но и содержать себя не можем в деле христианского благочестия, по слову Христову: «Без Меня не можете делать ничего» (). Помощь же и благодать Божия получается молитвою, как сказано: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (). Потому хотящему расти и успевать в благочестии должно усердно молиться и просить к тому от Бога помощи.
   5) Наконец, хотящему хранить благочестие и успевать в том должно от дружбы и беседы мирской удаляться. Ибо в собрании сынов века сего не иное что бывает, как слова и дела, воле и святому закону Божию противные. В одном собрании о том, в другом об ином переговаривают и пересуживают. Там одного поносят и проклинают, здесь на другого жалуются, и зубами, как оружием и мечом острым, имя его уязвляют, и когда того злословием насытятся, на другого нападают. В одном собрании пиршества, пьянства, бесчинные кличи и прочее, пьянству последующее, в другом ссоры, свары и взаимные ругани совершаются, и так закон Божий то словом, то делом разоряется и соблазн подается. Все это ударяет и почти уязвляет совесть нашу, и лишает ее мира и покоя своего. И уже не таким, христианин, возвратишься в дом свой, каким вышел из дома. Как входящие в аптеку, благовонными мазями исполненную, и несколько времени медлящие, выносят с собою и благовоние мазей тех, так благочестивая душа, войдя в собрание людей, по плоти и миру живущих, и умедлив, выносит несколько злонравия, как зловония, от них прилепившегося. Ибо чувства наши, особенно слух и видение, как двери, которыми всякое зло входит в сердце наше, и хотим ли, или не хотим, ударяет то, и влечет к тому, что или ухо слышало или око видело. Но так как сердце человеческое ко злу склонно, то удобно обращается ко злу и прельщается, и так зачинает и рождает беззаконие. Так Давид святой, выйдя из дома своего и прогуливаясь на кровле царского дома, увидел жену Уриину и прельстился, и пал (). Потому читаем в истории церковной, что святые от сожития с нечестивыми удалялись. Многие в пустынях предпочитали жить, нежели в городах и селах, дабы соблазном дел и слов беззаконных не повредиться. Потому весь свет удивляется праведному Лоту, что, между беззаконными содомлянами живя, цел сохранился (). Но святому мужу не малое было мучение видеть и слышать такие беззакония нечестивых людей, «ибо сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные» (2 Петр 2:8). Мир сей есть Содом, беззаконный и нечистый, и миролюбцы подобны содомлянам. Если не хочешь душу свою повредить и с этими содомлянами погибнуть, христианин, избегай общения и дружества их, как огня, или как моровой язвы. И если нужду имеешь выйти из дома твоего и быть в собрании, не медли там, очи и уши береги, дабы не вошло зло в сердце твое и, по подобию разбойника, не разорило душевный дом твой, и в том случае молись Богу: «Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты» (). «Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам», — говорит Христос (). Сатана везде полагает сети благочестивым и старается теми уловить их: только что из дома выступишь, тут тебя и встречает соблазн слов или дел беззаконных, которым или уязвится или обеспокоится совесть твоя. Но язвы познать не можешь, пока в доме не уединишься. Напротив того, в доме и уединении пребывающий свободен бывает от случаев тех, которые в собраниях и беседах находящихся ко греху приводят. Дом и стены соблазна подать не могут, ухо не слышит и око не видит зла, и так человек от иных не принимает и сам никому не подает соблазна, но всему тому противное может быть. Там может быть рассмотрение совести, которая, как книга записная, представит тебе прошедшего жития твоего грехи, представит суд Божий за грехи и геенну, грешникам уготованную, от чего последует истинное покаяние и сердечное сокрушение. Там бывает праведное и верное о мирских и тленных вещах, богатстве, чести, славе и сласти рассуждение, которое покажет тебе всю ту утеху, как сонное видение, ненадолго являющееся и исчезающее, и представит смерть приближающуюся, и неизвестно ко всякому приходящую, которая всему конец полагает. От смерти двоякий путь представится тебе — один к благополучной, другой к неблагополучной вечности ведущий. Это размышление отведет тебя от суеты и возбудит (желание) готовиться к блаженному исходу, — от вечности неблагополучной уклоняться благодатью Божией, благополучной же желать и искать. Уединение научает истинной молитве. Где рассуждение о вечности, там не может не быть истинной молитвы, которая не в словах одних, но в сердечном, горячем и из глубины происходящем воздыхании бывает. Ибо помышляющему о вечности невозможно не воздыхать и не сокрушаться сердцем. Блаженная вечность восхищает сердце размышляющего, но неблагополучная устрашает и ужасает. Первая влечет к себе нас, а вторая отвращает самим поминанием. Отсюда восстает воздыхание к Богу, у Которого в руке смерть и жизнь наша, — и истинное желание к избавлению от горькой, и к получению радостной вечности. Уединение празднословия не знает, за которое следует дать ответ в день суда (), но есть матерь молчания, которое есть корень безгрешности и добрых дел. В уединении открывается книга, в которой увидит верная душа Создателя своего и познает всемогущество Того, Который все из ничего создал и все создание силой Своей содержит и сохраняет; благость Его и премудрость, в создании и правлении показанную. Увидит отеческую Его любовь к роду человеческому, которую в восстановлении падшего и обновлении обветшавшего его через Единородного Сына Своего показал. В этой тишине представится верной душе святой, милостивый и отеческий Его обо всех Промысл, и благодарно воспоет с пророком Промыслителю: «Очи всех на Тебя, Боже, уповают, и Ты даешь им пищу благовременно; открываешь Ты руку Твою и насыщаешь все живущее по благоволению Твоему» (), и прочее. В этой тишине услышишь, возлюбленный христианин, глас Божий, внутри тебя говорящий: «Я Господь Бог твой, Который тебя создал, и образом Своим почтил, и о тебе печется, Которого тебе, как Создателя и Бога своего, должно усердно почитать, любить, слушать, призывать», и прочее. В этом безмолвии можешь увидеть Сына Божия, явившегося на землю во плоти и от места на место переходящего, проповедующего слово Божие, открывающего тайну Евангелия Своего, показывающего путь истины, призывающего грешников на покаяние, проповедующего царствие небесное, знамения и чудеса творящего, — как Агнца кроткого, терпящего хулы, поношения и бесчестия, страждущего и умирающего ради спасения нашего, восстающего от мертвых и мир благовествующего, со славою восходящего на небо, сидящего одесную Отца, и паки грядущего судить живым и мертвым. Увидишь как Судью, сидящего на престоле славы Своей и праведный суд творящего. Увидишь по правую сторону Его верных Его, как овец, послушавших гласа Его, и как чад Божиих, одеждою нетленною одетых, и, как светила, сияющих, ублажаемых и любезно призываемых Им в наследие вечного и небесного царствия, — по левую сторону грешников, как козлищ, отлученных от стада благословенных Его овец, трепещущих от страха славы Его, покрытых неизреченным стыдом, воздыхающих и неутешно болезнующих ради лишения и отвержения от вечного блаженства, и ради несомненного ожидания вечных адских мучений, в которые тотчас будут ввергнуты. Тут немедленно представится внутренним твоим очесам, что отверзается дом Небесного Отца, в котором обителей много (), и идут в него избранные сыны Его, идут с радостью и весельем и торжеством неизреченным. Идут «избавленные Господом на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся» (). Отверзает и ад уста свои и пожирает осужденных и отчаянных грешников: «там будет плач и скрежет зубов» (). И идут «сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (). В этом богоугодном субботствии и сладком покое можешь обратить ум твой к началу времен и веков и древним родам, и умным оком видеть дивные дела Божии, и верою с удивлением видеть, как Бог из ничего небо, и землю, и все, что в них, такие чудные дела сотворил, и сотворил словом, «ибо Он рек, и они явились; повелел, и создались» (); как после человека особенным советом сотворил от земли, и Божественным Своим образом и подобием Его почтил, в рай сладостей ввел, заповедь ему дал, прельщенного советом змииным и преслушавшего Господа своего из рая выгнал, но не оставил его без утешения, по благости и милосердию Своему; как в малом ковчеге праведного Ноя с домом его, со всякими скотами, зверями, птицами и прочими животными посреди ужасных вод всемирного потопа сохранил; как гордое дерзновение столпотворения нечестивых уничтожил; как Авраама из земли, рода и отечества его вызвал, и явил его, как верного Своего послушника, отцом верным Своим, и с наследниками его, Исааком и Иаковом, благословил; как с места на место, как странников и пришельцев на земле чужой, переселял; во Египет ввел, и там умножившихся и озлобленных милостью Своею посетил и озлобивших казнил; извел из рабства египетского людей Своих, отворил им путь посреди моря, и врагов их во глубине, как во гробе, заключил; как провел их пустынею непроходимою, подал им манну с небес и хлебом ангельским напитал их; извел им воду из камня, и из несекомого источники водные, и прочие славные чудеса сотворил; как поразил перед лицом их врагов их, и ввел их в землю, кипящую медом и млеком, и, истребив язык нечестивый, населил там избранных людей Своих, и прочее. От этой земли обетованной, в которой временно упокоились люди Божии, можешь умом и верою взойти к стране живых, где вечно кроткие живут, благоугождают перед Господом и сладко упокоеваются, — к вышнему Иерусалиму и дому Небесного Отца, куда не Иисус Навин, но Иисус Христос, Сын Божий, верующих в Него и последующих Ему благодатью вводит. Там увидишь верою Авраама, Исаака и Иакова, с семенем их праведным, переселившихся и упокоевающихся во граде, «которого художник и строитель Бог» (). Увидишь пророков, апостолов, святителей, пастырей, учителей, мучеников, исповедников, преподобных и прочих святых бесчисленное множество, по странствовании и многобедственных трудах и подвигах упокоевающихся и празднующих вечную субботу (). Там увидишь Солнце праведное, Которое всегда сияет, но никогда не заходит и облаками не покрывается, просвещает и согревает, но не опаляет, — Христа, Сына Божия, в славе Своей сияющего, Которому бесчисленное святых Ангелов множество предстоит и хвалит Его со Отцом и Святым Духом, и прочее. Все это уединение и в уединении верное богомыслие представит тебе, христианин, если захочешь. И чем более от людей будешь отлучаться, тем чаще к Богу приближаться будешь. Чем более от людской молвы удалишься, тем тишайший будешь. Чем менее с людьми, тем более с Богом беседовать будешь, и Бога, с тобою беседующего, внутри души твоей услышишь, и так Его удобнее познаешь. Как в чистой и тихой воде удобнее солнце видится, нежели в возмущенной и волнующейся, так вечное и духовное Солнце — Бог, удобнее в тишине и покое верою и умным оком познается, нежели в беспокойстве и людской молве. От этого источника, как струи живые, проистекают христианские добродетели с помощью Святого Духа. Это духовное сокровище пресекается молвою житейских бесед, и если не будет в клети сердца хранимо, похищается. Скажет кто: «Неужели всем христианам идти в пустыню и от людей удаляться?» Нет, о том здесь речи нет. Да будет тебе пустыней дом твой, какой Бог тебе дал ради упокоения твоего. Не возбраняю и в пустыню идти, если хочешь. Ибо лучше в пустыне со зверями жить, нежели в городе и селе с развращенными людьми. А если с людьми хочешь быть, то таких ищи, которых слова, и дела, и поступки показывают христианские сердца; и не только от них не удаляйся, но часто обходись с ними. Так не только в доме твоем, но и в беседе их день от дня приобретать будешь духовную пользу. А какою пищею в беседе благочестивых насытишься, ту в доме в сок и кровь обращать размышлением старайся, и так все тебе во благое будет поспешествовать: уединение и собрание, безмолвие и беседа будет тебя созидать. А от таких собраний, на которых пиршества, пьянство, кличи, танцы, смех, личины безобразные, оперы и маскарады, ныне в обычай вошедшие, игры и песни непотребные, переговоры о чужих пороках, согласия бессовестные, также разговоры о вотчинах, землях, судах, серебре, золоте, украшении суетном и прочее, — берегись, дабы не иным, как вышел, в дом возвратиться. Помни и рассуждай о том, что апостол написал: «Худые сообщества развращают добрые нравы» ().
   § 429. Знаки успевающего в благочестии христианина примечаются такие:
   1) Чем более кто Бога и Христа Сына Божия познает, тем более в благочестии успевает. Познание же здесь разумеется действительное, о котором вкратце сказано выше, а не такое, о каком апостол написал: «Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу» (). Ибо не знает тот Бога, кто Бога страхом, любовью и послушанием не почитает. Ибо Бога знать и Его не почитать, то есть не бояться, не любить и не слушать, есть дело невозможное.
   2) Знамение успевающего в том, что он более и более познает сердца своего немощь, слабость, растление и окаянство. Ибо от такого познания последует сердечное смирение, самого себя уничижение, на смирение же это милостиво призирает Господь и изливает на него благодать Свою, ибо «смиренным дает благодать» Бог (1 Петр 5:5), — и самого себя лучшее и тщательное исправление. Как человек, узнав телесную немощь, старается излечить ее, так христианин, познав души своей немощь и растление естества своего, будет искать средства, которым немощь та исцеляется и растленное сердце исправляется. К испытанию же и познанию сердца нашего приводит нас различный крест, искушение и молитва. Чем более человек искушается, тем более познает себя; чем более познает, тем более просвещается; чем более просвещается, тем более исправляет себя. Как чем более просвещаемся естественным, то есть солнечным или свечным светом, тем более видим и распознаем одну вещь от другой, например, белое от черного, и прочее, так чем более просвещаемся вышеестественным светом, то есть благодатью Божией, тем лучше познаем состояние сердца нашего и распознаем добро от зла, добродетель от порока, истину от лжи, правое от ложного учения, и истинную веру от суеверия, и прочее. К этому ведет нас познание немощи и окаянства нашего.
   3) Отсюда следует, что чем более будешь познавать грехи и пороки твои, которых прежде не познавал, тем лучше успевать будешь. Ибо познаваемые грехи покаянием и верою будешь очищать, и так час от часу лучшим сотворишься благодатью Божией.
   4) Успех показывает неплохой тот, кто злонравие свое природное, то есть гордость, высокоумие, ненависть, зависть, гнев, ярость, злобу, мщение, нечистоту и всякую злость, в сердце своем кроющуюся, побеждает и умерщвляет силой помощи Божией.
   5) «Любовь есть исполнение закона», — по свидетельству апостола (), «цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры» (). Если кто в христианской любви успевает, тот успевает и в благочестии. Любовь здесь разумеется такая, о которой апостол написал выше, то есть от чистого сердца; и Иоанн святой: «Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (). (Смотри еще в первой книге главы о любви к Богу и к ближнему, и во второй главе о любви ко Христу).
   6) Наконец, чем усерднее будем следовать Христу Спасителю нашему любовью, терпением, кротостью, смирением и прочими добродетелями, тем лучше успеем в деле христианского благочестия.

Глава 13: О благородстве, достоинстве и красоте души человеческой

   § 430. Чтобы удобнее познать благородство и красоту души человеческой, христианин, рассудим обстоятельства некие, от которых достоинство и доброта ее показывается.
   1) «Душа человеческая, — по описанию Макария святого Египетского, — есть некое создание Божие, разумное, прекрасное, великое, чудное и преизрядное подобие и образ Божий» (Беседа 1-я гл. 7).
   2) Бог ради человека все, небо и землю с исполнением и украшением их, сотворил, ибо весь видимый мир ради человека создан. Ибо прежде человека все вещи созданы Богом ради того, чтобы было где человеку жить и чем довольствоваться, и было бы кому служить человеку, имеющему создаться, как господину, а после всего уже человек создан, чтобы, как господин, созданными вещами обладал и довольствовался, и так Бога, как Создателя и Благодетеля своего благодарил, почитал и хвалил. Поэтому человек есть цель всего Божия создания видимого. Отсюда можно заключить, что человек изряднейшее, прекраснейшее, благороднейшее и совершеннейшее Божие создание. Все создание и украшение ради него Богом сотворено. Ибо естественный разум показывает, что та лучшая и совершеннейшая вещь, ради которой прочие вещи бывают. Например, господин лучше и достойнее раба, служащего ему, поскольку раб ради господина есть; человек лучше пищи, одежды, дома, золота, серебра и прочего, поскольку все то ради человека бывает. Это назнаменуя, Христос говорит фарисеям: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (), то есть человек лучше субботы, поскольку суббота для человека. Если все человека ради создано, то человек лучше и благороднее всего, лучше неба, солнца, луны, звезд, земли и исполнения и украшения их. Все это приписывается человеку ради души его разумной, благородной и красивой.
   3) Красота души показывается и от тела человеческого, в котором душа, как в доме своем, обитает. Посмотри всякий на юного человека, который красотою лица и прочими естественными дарованиями одарен: как красив! Какое животное с ним сравниться может? Если так красиво тело — дом и жилище души, — как прекрасна душа, которая в том обитает!
   4) Красота и достоинство человеческое и от места прекрасного, на котором в начале человек был поселен, познается. Место то было раем сладости, утешения и радости исполненным, как царский дворец прекрасный, всякими деревьями плодовитыми, благовонными и прекрасными и прочими украшениями украшенным, дабы и от места того (человек) познавал своей души благородство и красоту. Если и чувства поражает внешняя красота, то душа разумная о красоте той рассуждает, хвалит, удивляется и утешается ею.
   5) Человек особенным Божественным советом создан. Вся тварь словом единым Богом создана: рек, и она явилась (). Но когда до человека дошло дело, не так изволилось благому Богу и Создателю нашему создать его, но особенным неким советом. Каким? Так, имея сотворить человека, говорит Триипостасный Бог: «Сотворим человека» (). Как дивное некое, преславнейшее, благороднейшее, достойнейшее, великолепнейшее хотя создание Свое в дело произвести, говорил Создатель: «Сотворим человека». Это преимущество человеку ради души его подалось.
   6) Особенно же красота и достоинство души человеческой познается из того, что в ней образ Свой Божественный напечатал Бог и Создатель наш. «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его» (). О, сколь дивна и великолепна красота и достоинство души! Образом Божиим почтена и украшена душа человеческая! Все вещи созданные дивны, и суть свидетельства всемогущества и премудрости Божией, но человек образ и подобие Создателя своего в душе своей имеет! В создании всех прочих вещей всемогущество и премудрость Божия показалась, но в душе человеческой, кроме того, подобие и образ Божий написан явился. Какое может быть большее украшение и преимущество созданию, как образ Создателя своего в себе иметь? Кто может эту красоту и преимущество понять и словом изобразить? Образ подобен должен быть первообразному, как образ смотрящего в зеркало подобен тому, кто смотрит в зеркало; таковой и образ является в зеркале, каково есть лицо, которое смотрит в зеркало. Рассуди, какую красоту и великолепие имеет несозданное Естество — Бог, тогда и созданного от Него естества, по образу Его сотворенного, красоту и доброту несколько познаешь. Бог есть Красота бесконечная, Которой Ангелы святые от начала насытиться и похвалить не могут. И избранных Божиих в том наипаче вечное блаженство состоит, что эту бесконечную доброту лицем к лицу без конца и ненасытно будут видеть и наслаждаться (; ). «Господи, Боже мой! Ты дивно велик, в славу и великолепие Ты облекся. Ты одеваешься светом, как ризою», — поет Ему Давид святой (). «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (). Когда рассудишь о красоте и благолепии бесконечном величества Божия, тогда познаешь, сколь велика дивная красота и благолепие души человеческой, в которой образ и подобие Божие имеется.
   7) Когда человек, хитростью змииною прельщен, пал, и душа образ Божий погубила и так погибла, чего оплакать достойно не можем, тогда образ души и саму ее взыскать не через ходатая и ангела, но Самому Господу (о, непостижимое человеколюбие!) благоизволилось. Сам Бог и Создатель, Сын Божий и Отчее Слово, в это великое посольство вступил. Сам Царь Небесный ради души человеческой на земле явился и с людьми пожил. Послал прежде пророков возвестить пришествие Свое, которые все возвестили и различно изобразили пришествие то Небесного Царя. Как царь земной, желая в какой град войти, посылает вестников во град тот, дабы граждане приготовились к принятию его, так Господь, Царь славы, небес и земли Творец и Обладатель, имея в мир сей, как в какой превеликий град, Им созданный, придти, послал наперед вестников, рабов Своих пророков, дабы возвестили душе человеческой, что Сам Господь и Создатель ради нее идет в мир, идет взыскать и спасти ее. «Слушай, Дщерь, и смотри, и приклони ухо Твое, и забудь народ Твой, и дом отца Твоего. И возжелает Царь доброты Твоей, ибо Он Господь Твой, и Ты поклонишься Ему» (). А потом и Сам Господь, по обещанию Своему, «пришел взыскать и спасти погибшее» (). Видишь, душа, сколь велико твое благородство, достоинство и преимущество! Сам Господь твой ради тебя пришел в мир, взыскать и спасти тебя, погибшую. И сколь велика Его любовь к тебе, видишь.
   8) Когда Господь благоволил в мир придти и пожить на земле, не ангельское естество, но человеческое соединил Себе, «ибо не Ангелов воистину восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово» (). Воистину великое чудо и удивления достойное дело! Сын Божий сыном человеческим сделался, и Бог Создатель и Вседержитель стал плотью от плоти нашей и костью от костей наших; стал братом нашим, Господь ангелов и всей твари, и нас братиею Своею нарицать не стыдился, говоря: «Возвещу имя Твое братиям Моим» (; ); — и еще: «Иди к братьям Моим и скажи им: Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (). Познай, человек, благородство и преимущество души твоей! Сын Божий сыном человеческим сделался ради души твоей; плоть одушевленную, подобную нашей плоти, кроме греха, соединил Себе вечным союзом, и так почтил естество наше. Но большее, как достоинство и важность человеческой души, так и человеколюбие Божие к нам увидим, когда далее в рассуждение человеколюбия Божия войдем.
   9) Сын Божий, одевшись в подобную нашей плоть, тридцать три года и более на земле жил, как один из людей, и как раб и один от нищих и бедных трудился, бедствовал, плакал, голодал, жаждал, бесчестие и хулу терпел ради души нашей, а наконец ужасное мучение претерпел, и между злодеями, как один от злодеев, един Праведный и Святой с неизреченным бесчестием на древе крестном повешен и умер. Это все учинил Человеколюбец Христос, дабы души наши от власти дьявольской исхитить. Так дорога душа человеческая Богу и Христу Сыну Божию! Бесценная цена Божией Крови за нее дана (). Итак, видишь, что ценность, важность и достоинство одной души человеческой весь свет превосходит. О, как премного погрешает человек, когда за малую и маловременную сласть, или за серебро и золото чувственное, или за мнимую честь и славу мира сего, или за иное нечто подобное сим, такую дорогую и благородную душу продает и отдает во власть дьявольскую! Такого оплакивает пророк святой: «Человек, будучи в чести, не уразумел (сего), сравнялся со скотом несмысленным, и уподобился ему» (). Верная душа неизреченную красоту, благолепие и благородство имеет. Ибо таковая душа есть невеста Сыну Божию, Царю неба и земли обрученная, по Писанию: «Обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою» (), — дщерь Небесного Отца и храм Святого Духа. Посему она получает превеликую красоту и достоинство. Как неблагородная и простая жена, благородному мужу сопряженная, от него славу, благородство и украшение получает, так душа, грехом оскверненная, когда Кровью Христовою очистится и верою Ему сопряжется, благородною, преславною и прекрасною делается. И как чистый, хрустальный сосуд, когда внутри себя огонь будет иметь, дивное сияние и блистание издает, так душа, которая Кровью Сына Божия очистилась, и верою Ему обручилась, и храмом Духа Святого — Огня невещественного и очистительного, — сделалась, дивно просвещается и света сияние издает. Читаем, что когда Моисей святой на горе Синайской с Богом беседовал, так лицо его просветилось, что сыны Израилевы не могли на него смотреть (; и след.). Сияние Моисеева лица не иное что значило, как красоту, доброту и славу святой его души, благодатью Святого Духа просвещаемой. То же должно разуметь и о прочих душах святых, которые верою и любовью прилепляются бессмертному своему Жениху — Христу. Таковая душа называется царицею и дщерию царевою, вся слава которой — внутри; одеяние ее золотою бахромою украшено (). Не видна эта красота души ныне, когда праведные и грешные один вид внешний имеют, но явится она в воскресении мертвых, когда красота и доброта ее явится на воскресшем теле, в котором прекрасная обитала душа. Однако из некоторых знаков познается, как от теплоты огонь, и от вкуса мед, и от слова разум.
   § 431. Знаки доброты и красоты, в душе находящиеся и хранимые, из Святого Писания примечаются:
   1) Вера сердечная, нелицемерная, истинная и живая во Иисуса Христа Сына Божия, без которой как сыскать, так и хранить красоты своей душа не может. Как верою душа обручается в невесту прекраснейшему Сыну Божию () и красоту себе от Него получает, так той же верою и сохраняет ее. Если кто имеет истинную и живую веру, тот имеет доброту и красоту душевную.
   2) Чистота совести, когда человек от грехов и скверн мира этого хранит себя, душу и тело свое соблюдает нескверными, без чего и веры истинной быть не может в сердце. Истинный и верный раб Христов не хочет согрешить против совести и ее осквернить. Ибо вера против греха и мира подвизается и не попускает душе ими обладаемою быть.
   3) Знамение душевной красоты есть свидетельство добрых дел, нелицемерно от сердца происходящих, как-то: чистоты, любви, смирения, терпения, кротости, истины, милосердия, молитвы — всякого добра ходатаицы, и прочих. Добрыми делами, от чистого сердца и веры нелицемерной происходящими, показывает в себе подобие свое, которым Богу сообразуется, как образ первообразному. Бог свят, полон любви, истинен, щедр, милостив, благ, кроток, долготерпелив, и прочее, и христианин, когда Ему сообразуется добродетелями, то подает свидетельство имеющегося в нем образа Божия, в котором доброта и красота душевная состоит. Между образом и первообразным имеется сходство и подобие. Истинные же христианские добродетели свидетельствуют о доброй и красивой душе не иначе, как добрые плоды о добром дереве (). Поскольку душа человеческая всю доброту и красоту получает от Христа, как выше сказано, Которому верою обручается, то несомненный знак того, что она ту доброту имеет и хранит, когда от Него не отлучается к мирской любви, но Ему, как невеста Жениху, верою и любовью прилепляется, следует стопам Его, подражает смирению, терпению, кротости и любви Его, и так хранит верность свою к Нему, дабы как в смирении и страдании Его не отлучалась от Него, так и в славе Его неотлучной от Него была. Ибо этого вера от души, Христу обрученной, требует. Как верность хранит мужу своему жена, когда от него ни в бесчестии, ни в изгнании не отлучается, так верной Христу душа признается, если от Него в смирении и страдании не отлучается. И как жена неверною мужу своему почитается, когда любит кого более мужа своего, или равно мужу своему, или в несчастье его отлучается от него, так та душа не хранит веры Христу, Сыну Божию, которая к миру прилепляется и не хочет со Христом в смерти, терпении и страдании быть. И Христос такую душу за неверную Себе почитает. «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (). «И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (). Сие-то значит обещание и присяга Христу, при крещении от христианина данная, то есть что он как имя свое Христу записал и отдал, так верою и любовью Ему всю жизнь свою будет служить и следовать, как Сам Христос от христианина сего требует: «Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет» (). Когда хранит душа это обещание, то сохраняет и веру ко Христу — Жениху своему — и с верою красоту и доброту, ей от Христа данную.
   § 432. Когда христианин отвращается сердцем и любовью от Христа и обращается ко греху и миру, тогда веры ко Христу не сохраняет; следовательно, погубляет доброту и красоту души своей и восприемлет гнусное безобразие на душу свою. Поэтому хотящему опять сыскать доброту души своей должно учинить следующее:
   1) Как отвращением от Христа потерял он доброту души своей, так вновь обращением к Нему искать ему ту должно. Иначе это сокровище сыскать невозможно.
   2) Должно прежде отвратиться от греха и любви мира и жалеть о том, что любовь ту, которую должен отдавать Христу, Любителю и Искупителю своему, обращал к миру и греху, и так неблагодарным показывался Любителю и Благодетелю своему и тем безумно оскорблял Его.
   3) Так обратившись от мира и греха ко Христу, взирать к Нему верою и усердием, дабы Сам Он отнял безобразие от души и подал благообразие ей. Как хотящему образ лица своего написанным иметь должно от прочих вещей отвратиться, и обратиться лицом к живописцу, и на него смотреть, так, кто хочет иметь благолепие образа Божия в душе своей, должно тому непременно отвратиться от любви мира и греха, и душою своею обратиться ко Христу, небесному Живописцу, и на Него с верою, усердием и воздыханием смотреть, и молить Его со смирением. Без Него сие дело сотвориться не может. Ибо Он один гнусное безобразие от душ, к Нему обратившихся и воздыхающих, отнимает; заглаживает то Своею Кровью, ради всякого грешника пролитой, и Духом Своим Святым пишет живую красоту и благолепие образа Божия.
   4) Душа, хотящая принять себе живую эту доброту, не должна чинить препятствие Христу в этом важном и спасительном деле, не отвращаться от Него, но всегда к Нему взирать и воздыхать о том, и потерпеть ради Него, что ни благоволит ей делать. Надобно такой душе Его придержаться и на волю Его сдаться, дабы творил с нею, что хочет. Как живописец не может написать образа, когда лицо, с которого хочет образ писать, от него отвращается, так Христос не может написать в душе образа Божия, когда кто отвращается от Него и обращается ко греху и суете мира и самолюбию. Ибо все это безобразие душе наносит, и помрачает и погубляет доброту и красоту душевную, и так препятствие чинит спасительному Христа Сына Божия делу. Все, что ни запрещает Божие Слово, препятствует написуемому образу Божию. Ибо и Адам, праотец наш, ослушанием потерял Божий образ. Не может и в той душе изобразиться доброта Божия образа, которая не тщится от всего того уклоняться, что запрещает и от чего отводит Божие слово. Надобно от всего того, что противно воле Божией и святому Его слову, отвращаться, и нудить себя ко всему тому, что оно повелевает нам. Ибо как в том, что повелевает слово Божие, состоит свойство образа Божия, как-то: правда, святыня, любовь, смирение, терпение, кротость, и прочее, так все то, что запрещает, противно образу Божию и свойственно гнусному ветхого человека образу. Как от всякого зла уклоняться, так всякому добру прилежать должно душе, хотящей получить от Христа себе доброту и красоту, по увещанию Псалмопевца: «Уклоняйся от зла и делай добро» (), — хотя сердцу и противно. Надобно нам с трудом, прилежанием и подвигом искать ныне того, что даром и без труда нашего, нам данное от Бога, потеряли. Тогда Христос, видя такое души старание, попечение и труд, по милости Своей отнимает от нее безобразие и подает доброту и красоту образа Своего. Для этого и в мир пришел, как поет Церковь: «Христос раждается прежде падший возставити образ» (Тропарь на предпразднество Христова Рождества). И сие-то есть — «отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума нашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (), к чему не малое прилежание, труд и подвиг требуется. И сами собою не можем того учинить, ибо внутри себя носим его. Совлечься же ветхого человека значит самого себя совлечься, что всякому самому собою неудобно или даже невозможно сделать. К труду и подвигу нашему требуется непременно действие Иисуса, Сына Божия, Которого должно усердною молитвою к тому великому делу преклонять.
   5) Чем более человек совлекаться будет ветхого человека с делами его, тем более облекаться в нового (); чем более будет облекаться в нового, тем чище будет душа его; чем чище будет душа, тем большая в ней доброта и красота образа Божия явится; как чем чище вода, тем яснее в ней изображается вид солнца; или чем чище зеркало, тем живее в нем изображается лица подобие, смотрящего в то.
   § 433. Поищем, о христиане, доброты и красоты нашей во Христе, которую во Адаме потеряли. Поищем, пока обретается, дабы и здесь ее в душах наших возыметь, и в пришествии Христовом с нею перед Ним и всем миром явиться, которая тогда не только в душах наших будет, но и на теле явится; и Христос, праведный Судия, видя в нас образ Божий и нас Себе сообразных, признает нас за Своих и с Собою прославит. Прочих же, в которых доброты этой не усмотрит, но более безобразием греховным помраченных увидит, не признает за Своих, как Ему несообразных, но наоборот, противных, и скажет им: «Не знаю вас, откуда вы» (). Как монета, не имеющая царского образа и подписи, не годится в казну государеву, и как не имеющие одеяния брачного на брак не допускаются, и к царю на вечерю не входят, как только одетые одеждами прекрасными, так душа, не имеющая прекрасного Небесного Царя образа, в сообщение святых, тою добротою ознаменованных и украшенных, не годится и не приемлется, и ризою оправдания Христова не одетая, в чертог небесного царствия не допускается, и от брака Агнца изгонится. Поэтому принуждена будет такая душа, вне дверей оставшись, бесполезно сетовать, плакать и рыдать. Поищем же, о христианин, дабы и нас тот бесполезный плач и рыдание не постигло. Зачем, о христиане, вне нас ищем красоты от тленного мира? Внутри нас можем сыскать такую красоту, которая всю красоту мира сего превосходит. Образ Божий есть украшение наше. Что сего прекраснее, славнее, достойнее, великолепнее, удивительнее и любезнее может быть и помыслиться? Этой красоте вся красота солнца, луны, звезд, прекрасных птиц, трав, цветов, деревьев и всего созданного мира, и вся красота и великолепие царей, князей, вельмож и прочих славных земли, и всякая красота лица человеческого, и прочая, какая может быть красота, уступить должна; даже ничто перед той есть, ибо Божественная красота и доброта подобна несозданной и бесконечной Красоте. Зачем желаем и ищем внешнего благородства, высокородия, чести, славы, достоинства, преимущества? Внутри нас благороднейшую душу имеем, созданную по образу Божию, ради которой Царь Небесный на землю пришел, жил, трудился, терпел, страдал и умер, и обещал и хочет нас сынами Божиими сделать, вечное и небесное нам царствие подать, и славы Своей участниками сотворить. Какая слава и благородство с сею славою и благородством сравниться может? Всякая слава царей и князей земных, воедино собранная, ничто есть против сей славы. Если праведно делают люди, которые, оставив меньшее и худшее, ищут большего и лучшего, то почему христиане не делают правды сей? почему пренебрегают истинной, лучшей и большей славой и гоняются за меньшею и худшею или даже ложною? Что мира сего титул и слава? имя пустое, на языках человеческих носимое и в ушах звенящее. Отними имя — и будет славный, как простой. Ибо все люди по естеству равны, всякий человек — земля и пепел и снедь червей. Но кто от христиан не желает прославиться на земле? Кто не хочет благородным и высокородным называться? Кто не хочет князем, вельможею и другим знаменитым быть? Кто не с великою радостью приемлет подаваемую честь и ранг мирской? Более того, кто не ищет с прилежанием сего, чтобы в чести и славе мира сего быть? Сколько на то христиане полагают трудов и иждивений! Не хочу много говорить о том, что всем известно. Но благороднейшую свою душу почтить и прославить, то ей благородство и достоинство, которое она в начале имела и потеряла, о Христе возвратить, и ту честь и славу ей сыскать, которую Христос ей пришел подать, едва кто старается. Весьма мало таких. О имя — христианин! Сколь ты велико и славно, столь от христиан, а особенно в нынешнем веке, презираемо и попираемо! Поэтому все те христиане заблуждаются, которые чести и славы на земле ищут, но честь и славу небесную, к которой позваны, оставляют; красотою мирских вещей, как яблоком, от древнего змия предлагаемою, прельщаются и любуются, но о красоте душевной не рассуждают и не ищут о Христе. Надобно всем таковым христианам опасаться, чтобы до них не надлежало то страшное слово, которое сказано о званных на вечерю великую, но отрекшихся: «Никто из тех званых не вкусит моей вечери» ().

Глава 14: Об истинной печали или сожалении

    «Печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению» ().
   § 434. Что есть печаль ради Бога и истинное сожаление, из следующего примера познать можем. Два человека одному своему благодетелю досадили и оскорбили, и оба жалеют и скорбят о том, и просят у него прощения за то. И хотя внешнее дело их равным кажется, но внутренняя скорбь и печаль неравна. Один скорбит и просит прощения у оскорбленного, боясь какого зла от него, или чтобы впредь его милости не лишиться; другой, все прочее оставляя, того ради сожалеет и просит прощения, что благодетеля своего, которого должен любить и почитать, несмысленно опечалил. Видишь, христианин, что двух этих человек дело внешнее равно, но внутреннее неравно, ибо от неравного сердца происходит. У одного сердца любовью к благодетелю исполнено, а у другого самолюбием страдает. У одного правое, а у другого неправое сердце. У одного печаль и смиренное прошение от любви происходит, у другого — от самолюбия. Один печалится о благодетеле своем оскорбленном, другой скорбит о себе и своей корысти. Один, хотя бы и не хотел мстить ему оскорбленный, или хотел и мстил, однако сожалел бы об оскорблении, и стыдился, и сожалеть не преставал, и эту печаль совершает в нем любовь, живущая в сердце его. Другой не печалился бы и не скорбел, если бы не думал, что может пострадать от какого его зла. Этот пример научает нас, что есть истинное сожаление и печаль ради Бога. Многие христиане, пришедшие в чувство, сожалеют о грехах своих, которыми величество Божие прогневали, но сокрушаются не ради иной какой причины, как только того ради, что им следует мука, грешникам уготованная. Сия печаль происходит от самолюбия, как это всякий может видеть, ибо жалеют о следующей погибели своей, а не о Боге, грехами их разгневанном и оскорбленном. Таковые, если бы не ожидали за грехи последующей казни, и если бы возможно было вовеки в мире жить и всегда грешить, никогда бы грешить не преставали. Ибо престают они от грехов не ради Бога, но ради страха своей погибели. И так неправота сердца, самолюбие и лукавство сердца познается. Ибо все мы ради Бога творить должны, от зла уклоняться и добро творить. Как Бог все в нашу пользу творит, так мы все во славу Его творить должны. Это есть правота сердечная. Неистинное и неправое сожаление — сожалеть и сокрушаться ради страха геенны, но требуется от христианина лучшее и совершеннейшее. Может и сия печаль началом быть истинной печали ради Бога, ибо таковым страхом может человек возбудиться и познать свое заблуждение, и так прийти к печали ради Бога, и таких примеров довольно находим в истории церковной, но назвать то истинною ради Бога печалью невозможно. Иное печалиться о себе и своей пагубе, иное ради Бога, грехами обесчещенного и разгневанного, как это всякому видно, и пример приведенный показывает. Истинное же сожаление и печаль ради Бога в том состоит, чтобы христианину сокрушаться и сожалеть не ради лишения вечной жизни и последующей во аде казни, но ради того, что он Бога, Создателя, Искупителя и Промыслителя своего, Которого должен более всего почитать, любить и слушать, не почитал, не любил и не слушал более всего, но, напротив, себя, мир и грех более Его любил. Сия есть истинная печаль ради Бога. Об этом печалиться христианину должно, что он не отдавал Богу должного. Такую печаль имеющий, хотя бы и вечной жизни и геенны не было, будет печалиться, плакать и стыдиться, и сам себя ругать. Такою печалью сокрушенная душа всякую обиду, от ближнего нанесенную, с радостью простит; все противное и горькое, в мире этом приключающееся, усердно претерпит; и всего, как временного, так и вечного наказания достойною себя признает, ведая, что как нет ничего большего и лучшего, превыше Бога, так нет такой казни, которой бы недостойна была за оскорбление и бесчестие величества Божия. Такая печаль от любви происходит, и есть истинная, христианская, праведная ради Бога печаль. Таковая печаль, без сомнения, получает отпущение грехов, сколько бы их ни имел человек, получает же ради неизреченного человеколюбия Божия и пролитой пресвятой Крови Христовой. Кто кающийся эту печаль имеет, тот причисляется благодатью Христовою к сынам Божиим, которым наследие вечной жизни уготовано. Сынам свойственно печалиться за оскорбление отца своего, а не за страх наказания. Рассуждай, христианин, какую печаль в сердце твоем имеешь — эту или ту? А каков в сердце твоем имеешься, таков и перед Богом находишься, Который, как всякого сердце испытывает и видит, так всякого по сердцу и судит; и что ныне в сердце у кого имеется, то внешне в день судный явится, по слову апостола: «Господь осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения» (). Полезна печаль и ради страха геенны, чтобы не впасть в геенну. На то и в Писании Святом как вечная жизнь, так и геенна от человеколюбивого Бога объявлена нам, дабы сей избежали, а ту получили. Имеют и истинные христиане и святые страх суда Божия и геенны, но этот страх верою и молитвою побеждают, ибо Христос «смертью лишил силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавил тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству» (). Но печалятся и сожалеют более потому, что ради немощи плоти не могут угодить воле Божией так, как слово Божие требует. Потому воздыхают и молятся Небесному Отцу: «Остави нам долги наша» (). Нет в этом веке совершенства. Эту печаль и нам, христианин, иметь и искать ее в сердце нашем должно, зажегши свечу ума и размышления нашего (о чем будет сказано ниже).
   § 435. Ко взысканию истинной ради Бога печали будет полезно помышлять и содержать следующее:
   1) Как создал нас Бог ради единой благости Своей, а не ради нужды Своей, или корысти какой, так и ныне благотворит нам от единого человеколюбия Своего, следовательно, даром благотворит нам, без всяких наших заслуг.
   2) Бог не требует от нас ради Себя Самого никакого служения. Ибо, как прежде мира, так и ныне во всесовершеннейшем блаженстве пребывает. Но мы Ему, как Создателю, Богу и Господу своему, по силе веры нашей, служить и работать должны.
   3) Когда служим и работаем Ему, то нам, а не Ему служение наше на пользу бывает, а когда не служим, то нам оттуда вред бывает, а не Ему.
   4) Послушание и почитание Бога нами должное есть. Ибо создание Создателю своему, и раб Господу своему должен послушание и почитание оказывать. Поэтому, когда послушание и почитание оказываем Ему, должное Ему отдаем, и тем ничего не заслуживаем от Него. «Когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать», — говорит Христос ().
   5) Отцам, господам и властям нашим должно нам послушание и почитание показывать ради Господа Бога нашего. Если же людям послушание и почитание показывать должно, тем более Самому Тому, ради Которого и людям повинуемся. Если посланным от царя повинуемся, тем более самому Царю, пославшему их. И если Царю, от Бога учрежденному, повинуемся, тем более Самому Богу, Который его учредил и повиноваться ему повелел, повиноваться должно. Сам естественный разум сему научает.
   6) Какое добро человек ни делает человеку, не собственное свое дает, но Божие. Ибо ничего, кроме растления и грехов, собственного не имеем. Все и всякое добро — Божие, а не наше. И душой и телом Богу, Создателю нашему, обязаны мы, а тем более прочим добром. Поэтому, когда кто человеку благодетельствует, от Божия добра, ему данного, уделяет. Один Бог собственное Свое добро подает нам, ибо все добро, или душевное, или телесное, Его добро есть, и от Него единого, как Источника добра, происходит.
   7) Бог лицеприятия не имеет, но всякого человека равно, меня и тебя, и другого, любовью предваряет; и всякого, меня и тебя, и прочих равно, хочет блаженными сделать.
   8) Кто блаженства лишается и погибает, то его собственной воле приписать должно, а не Божией, которая «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» ().
   9) Как Бог хочет и жаждет спасения нашего, хотя и все слово Его святое и в нем увещание Его, призывание, угрозы, и вечных благ обещание прописанное, но особенно воплощение, страдание и смерть Единородного Сына Его, Иисуса Христа, показывает, Который волею Отчею и Своим охотным послушанием за всех, то есть за меня, тебя и всякого, пострадал и умер, как о том Святое Писание свидетельствует. И Бог лицеприятия не имеет, и потому как ради тебя и меня, так и ради всякого человека Сына Своего в мир послал, кто только ни восхочет Его сердечною верою принять и о Нем спастись.
   10) Бог, как святой и праведный, что ни делает, свято и праведно делает. Поэтому никого ничем не обидит.
   11) Когда не дает нам добра или отнимает от нас добро, то наша вина есть, а не Его.
   12) Бог на всяком месте существенно есть, и никаким местом не заключается, и всякое наше дело и помышление видит, и всякое слово слышит. Поэтому все, что ни делается или мыслится, или говорится, доброе или злое, согласное или противное закону Божию, — все пред лицом Его святым делается.
   13) До тех пор грешник не находится в истинном покаянии, но пребывает в нераскаянном житии, пока он не боится, не почитает Бога, не имеет к Нему благодарности, любви, веры, надежды и прочее.
   § 436. Печаль ради Бога и истинное сожаление может при помощи Божией родиться от рассуждения и размышления, когда человек возвратится в себя и рассуждать будет о своем ничтожестве и Божием величестве, которое грехами оскорблял.
   1) От рассуждения о высочайшей власти Божией, которой грешник не покоряется. Бог есть самоверховнейший Властелин и Владетель над всеми тварями, видимыми и невидимыми, в числе которых и всякий грешник заключается, и власти Его «всякое колено небесных и земных и преисподних» преклоняется (; ; ). Ангелы святые со всяким усердием и послушанием волю Его исполняют; святые люди велению Его со усердием, страхом и любовью повинуются; демоны страшные власти Его трепещут, и вся тварь одушевленная, как-то: скоты, звери, птицы, рыбы и все движущееся, и бездушное, как-то: солнце, луна, звезды, огонь, и прочее — творит слово Его (), и все служит Ему (). Но один только грешник высочайшей Его власти не хочет покоряться, ибо не хочет слушать Его и святых Его повелений творить. Бог говорит всякому: «Уклоняйся от зла, и делай добро» (), но грешник бесчувственный не внимает тому, а противное тому творит, уклоняется от добра и творит злое, и так бесстыдно и беззаконно презирает страшную Его власть.
   2) От рассуждения Божия величества, перед которым несмысленный грешник не хочет смириться. Бог наш есть Бог вечный, безначальный, бесконечный, живой, бессмертный, и величество Его бесконечно и неописано, так что перед Ним весь свет как ничто есть, как видим в Писании Святом. Если же весь мир, небо и земля и все народы, как ничто, пред Богом, то тем более ты один, или я, который против всего мира, как одна только капля против океана. Но грешник пред бесконечным Его величеством не смиряется, и так не воздает величеству Его почитания, но, напротив, презирает Его, — что есть страшная дьявольская гордыня. Не смиряется же, ибо не слушает Его; не слушает же, ибо не исполняет Его святых заповедей. Всякое преслушание, и от того грех, от гордыни происходит. Как смирение покорно и послушливо, так гордость есть корень непослушания.
   3) От рассуждения вездесущия Божия, которому грешник не воздает достойной чести. Бог небо и землю исполняет, и на всяком месте есть. И всякий человек, что ни делает, все перед Ним делает. Он на всякое наше дело, начинание и помышление смотрит и всякое слово слышит. Но когда грешник беззаконничает, например, блудодействует, похищает, крадет, хулит, сквернословит, кощунствует, льстит, лжет, обманывает, ссорится, гневается, ярится и прочие беззакония творит, то бесчинствует перед святейшим Его лицом, и так не воздает Ему достойного почитания. Как земному царю или другому какому властелину, или высокому лицу, или отцу, не воздаем почтения, когда перед ними бесчинствуем, то есть делаем что-либо непристойное лицу их, так особенно не воздаем почитания Богу, Творцу, Царю Небесному и Отцу щедрот, когда перед Ним беззаконничаем; всякое беззаконие перед Ним и всевидящим Его оком творится, как и всякое другое дело; и тем беззаконник досаждает Ему, как и бесчинник присутствующему царскому или другому какому почтенному и высокому лицу.
   4) Причину печали ради Бога подает бесстыдное отвращение человека от Бога ко греху. Человек когда отвращается от Бога ко греху, тогда обращается лицом ко греху, а спиной к Богу, как обращающийся от востока к западу обращает лицо свое к западу, а спину к востоку. Грех и Бог — противоположные вещи, и когда к одному обращаемся, от другого отвращаемся, и к тому спину обращаем. Так грешник бесстыдный, отвращаясь от Бога ко греху, спину обращает к Богу, как о беззаконных израильтянах говорит Бог через пророка: «Они оборотились ко Мне спиною, а не лицем» (). Как израильтяне беззаконные, обращаясь от Бога Живого к идолам, обращались спиной своей, по слову Божию, к Богу, так ныне несмысленные христиане, когда обращаются ко греху, впадают в идолопоклонство, не чувственное, но духовное, и так обращаются спиною к Богу, а не лицом, что есть бесстыдство великое. Ибо грех, как идола почитают, и сколько раз с произволением его совершают, столько раз руки к нему простирают и колено ему преклоняют. Человек прежде согрешения стоит между двумя противоположными вещами — Богом и сатаною; и имеет свободное произволение к тому или другому обратиться. Бог зовет его к добру и отзывает от зла, а сатана прельщает, и отзывает от добра, и склоняет ко злу и греху — делу своему. И так, когда кто слушает Бога и добро творит, — к Богу обращается лицом, а когда слушает сатану и зло творит, — к сатане обращается лицом, а спиной обращается к Богу, и так, отвратившись от Бога, вслед сатаны идет. Из сего видеть можешь, христианин, как тяжко согрешает человек перед Богом, когда на грех, дьявольское дело, обращается.
   5) Рассуждение вседержительства Божия, в котором все заключаемся, подает причину и основание грешнику к печали ради Бога. Бог все в руке Своей содержит, как поет пророк: «В руке Его все концы земли» (). Потому называется Вседержителем; в Чьей вседержительной руке и грешник содержится, сохраняется, живет, движется и существует, ибо «Им живем и движемся и существуем» (). Но когда человек грешит и беззаконничает, то Бога, Содержителя своего, бесчестит и оскорбляет, и поступает подобно тому несмышленому младенцу, который, будучи во объятиях матери и отца своего, хулит, бьет и плюет на него. Подобно сему делает и бесстыдный грешник Богу, Господу и Отцу своему, у Которого в объятиях сохраняется, хотя того и не примечает, ослепленный.
   6) От рассуждения благости Божией, которая сохраняет нас от козней дьявольских, можем жаление это иметь. Человек когда грешит, сатана приседит ему и хочет душу восхитить и во дно адово низвергнуть, но Бог милосердный не дозволяет ему. И пока (человек) в нераскаянии и развращении пребывает, тот же душевный враг все пути его наблюдает и хочет его погубить, ибо алчет и жаждет погибели нашей этот завистливый и злобный дух, как пес крови, но Бог запрещает ему и держит его силою Своею. Видишь, человек, какова благость и человеколюбие Божие ко грешнику! Грешник прогневляет и огорчает Бога, но Бог не оставляет его и не предает в руки врагу его. Грешник отступает от Бога и предает себя врагу своему дьяволу, но Бог запрещает тому погубить его. О, благость Божия, непобедимая грехами нашими! О, неразумие и бесчувствие грешников!.. Кто может эту благость Божию к нам, грешным, постигнуть? Грешная и заблудшая душа сего не разумеет и ни во что вменяет!
   7) Рассуждение о бесчисленных Божиих благодеяниях, показанных и показываемых нам, но всяким грешником презираемых, может его привести в сокрушение и сожаление истинное. Чего Бог, Создатель наш, не сделал ради нас? какого добра Своего не явил нам и не являет? Заключены мы в любви Его и благодеяниях, от человеколюбия Его происходящих. Особенным советом и дивным создал нас; сотворил нас по образу Своему и по подобию; весь свет в служение наше подал нам: солнце, луна и звезды Его светят нам; облака Его, как мехи, разносят воду над нами и кропят на нас и нивы наши; земля с плодами, скотами и зверями служит нам; моря, озера и реки с рыбами служат нам, и прочее. Сам Он, Господь наш, пришел на землю ради нас, взыскать и спасти погибших нас. Но грешник окаянный все то ни во что вменяет, и, как «муж безумный, не познает, и, неразумный, не уразумеет сего» (). Хочет нас блаженными, праведными и святыми сделать Господь наш; хочет быть любимым нами, как и Сам любит нас, и так дружество с нами иметь; хочет прийти к нам и обитель у нас сотворить; хочет Отцом нашим быть и нас сынами Своими сотворить; хочет подать нам наследие небесного царствия и вечных благ. Что может быть больше и достойнее сего? Но грешник Божиим благоволением пренебрегает. (О, неблагодарность и неистовство!) И так хочет Бог грешника омыть, очистить, освятить, спасти и прославить навечно (о, человеколюбие непостижимое!), но грешник отвращается, убегает от такого великого Любителя своего и Благодетеля и самовольно в вечную стремится погибель, дьяволу и ангелам его уготованную! Бог посылает вслед его рабов Своих, служителей и проповедников слова Своего, и через них зовет его к Себе, обращает и привлекает, но грешник не хочет слышать гласа Его, обратиться и прийти ко Господу своему! Так злоба дьявольская ожесточает сердце человеческое к огорчению и прогневанию Бога, Который есть едина любовь, благость, святыня и кротость, чего оплакать по достоинству не можем, христианин!
   8) Грешник когда то почитание, честь, славу и любовь, которую должен Богу, как Создателю, Искупителю и Промыслителю своему, воздавать, к себе обращает, то тогда почитает себя более Бога, Которого должен более всего почитать, более себя самого и воли своей, более всего создания, более отца и матери, и всего, что кроме Бога есть; и так на том месте, на котором должен Бога иметь и почитать, себя, как идола, поставляет и боготворит. Тогда же это бывает, когда он волю свою воле Божией предпоставляет и предпочитает. Что Бог хочет, того он не делает, и что Бог повелевает, того он не исполняет, и так презрев волю Божию, своей воле следует, и так самовольно делается как бы верховным господином и неподвластным Богу, — что есть богомерзкое отступничество от Бога и самого себя боготворение. Ибо подвластный власти своей покоряется и повинуется, как-то: подданный царю, раб господину, сын отцу и матери своей покоряется. Грешник неисправный, когда покорности и повиновения Богу не показывает, тем показывает себя Богу неподвластным и неподчиненным, как это всякий может видеть и признать. Иное есть грех от немощи и неведения, которому и богобоящиеся люди подлежат, а иное от произволения, дерзости и против совести грех, который не может быть иначе, как от сердца непокорного и бесстрашного.
   § 437. Примечается во многих грешниках и беззаконниках, что они властям, господам, родителям и благодетелям своим по закону естественному усердствуют, но Богу того оказывать не хотят.
   1) Многие царей, господ и родителей своих повеления и приказы слушают и исполняют, как и должно, но Божиих повелений, которые во все дни в храмах святых проповедуются и в книгах святых ради ведения и исполнения написаны, никто из них не хочет исполнять. Человеку — царю, господину и отцу — покоряются и повинуются, но Богу, власти Которого цари, господа и отцы подлежат и повиноваться должны, — Богу, Который есть Царь царствующих и Господь господствующих и Отец всех, не хотят повиноваться. Слышат слово Его — и не внимают ему, что есть великая неправота беззаконного сердца. Человека слушать и не слушать Бога, ради Которого и всякого властелина слушать должно, — кто не признает за превеликую неправоту? Но это всякий беззаконник творит, ибо не хочет заповедей Божиих исполнять. И сие-то есть, что говорит Господь через пророка Своего: «Слова Ионадава, сына Рехавова, который завещал сыновьям своим не пить вина, выполняются, и они не пьют до сего дня, потому что слушаются завещания отца своего; а Я непрестанно говорил вам, говорил с раннего утра, и вы не послушались Меня. Я посылал к вам всех рабов Моих, пророков, посылал с раннего утра, и говорил: «обратитесь каждый от злого пути своего и исправьте поведение ваше, и не ходите во след иных богов, чтобы служить им; и будете жить на этой земле, которую Я дал вам и отцам вашим»; но вы не приклонили уха своего и не послушались Меня» (). Это слово Божие и жалоба Его всякого грешника неисправного касается, который заповеди властелина, господина и отца своего слушает, но Бога, Господа Вседержителя, не слушает. Что властелин, или господин, или отец прикажет, то исполняет и делает, но что Бог приказывает, тому не внимает окаянный грешник. Человека слушает, но Бога, Создателя и Вседержителя, не слушает. Что этого безумнее и хуже может быть?
   2) Кто дерзнет перед царем земным бесчинствовать и законы его нарушать? Или еще: перед низшим властелином, или господином, или отцом своим кто бесчинствует? Самые беззаконные это творить или боятся, или стыдятся. Но перед Богом, вездесущим и на все смотрящим, грешник бесчинствовать, закон Его святой и вечный нарушать и часто такое творить, о чем срамно писать и говорить, не стыдится, не боится, не ужасается. И непременно таковые или, по слову Псалмопевца, говорят в сердце своем: «нет Бога» (); или думают, что Бог не везде есть, и беззаконий их не видит, или неправосуден; или иные величеству Божию противные мысли питают в сердцах своих; или в глубоком о Боге забвении находятся. Иначе бы не дерзали беззаконий бесстрашно делать. Однако кажется, что совесть, хотя и помраченная, не перестает всякого беззаконника обличать и устрашать Божиим судом. Но грешник окаянный, презрев ее, и как конь свирепый, перервав узду, стремится на всякое беззаконие, и чего перед человеком честным стыдится, того пред величеством Божиим не стыдится, не боится делать.
   3) Многие грешники любящих их любят и за добро, какое от них получили или получают, благодарят их, почитают их, услуживают им, и имя их везде с похвалою поминают, и хвалятся ими, как благодетелями своими, хотя то человек человеку не свое собственное, но Божие добро дает (ибо все Божие добро, какое ни имеем), однако и за то благодарными себя благодетелям своим показывают. Но те же грешники Бога, от Которого на всякий день сподобляются бесчисленных благодеяний, от человеколюбия единого происходящих, и Который собственные Свои блага всем подает, — однако ж не благодарят. Не благодарят Его, что созданы Им, что питаются и одеваются Им, что сохраняются Им, что ради них Сына Своего в мир послал Он и ради всех на смерть предал Его, дабы все спаслись. Этого не разумеют неисправные грешники и за это великое и чудное дело не благодарят Любителя и Благодетеля своего, Бога, ибо не любят Его, не почитают и не слушают Его, без чего благодарности быть не может. Ибо не слушать и тем гневить и раздражать благодетеля, и благодарным ему быть — дело невозможное есть. К благодарности требуется любовь и от любви почитание. Любовь же не хочет любимого оскорбить и раздражить, чего беззаконники не делают, следовательно, и Богу неблагодарны.
   4) С каким усердием, любовью, почтением и благодарностью читает грешник письмо, которое царь к нему напишет: часто в руки берет его, прочитывает, любуется им и перед прочими хвалится им, и как его, как сокровище некое, бережет и сохраняет, сказать невозможно. Бог, Царь Небесный и Господь Вседержитель, написал письмо — святое Свое слово и послал его к нам всем без разбору, то есть благородным и простым, богатым и нищим, мне, тебе и другому. Послал через пророков и апостолов, рабов Своих, — в котором открыл нам волю и благоволение Свое к нам. Но грешник Божественным тем письмом, как бы не к нему посланным, пренебрегает. Книжками, духом мира сего наполненными, забавляется и утешается и время свое в них проводит, но Божия слова прочитать или послушать не хочет, и держать у себя сокровища того не хочет, а хотя и держит, то или на столе валяется, или в шкафу место наполняет, но в сердце его не имеет места. И хотя вздумается когда ему взять в руки его, то так приступает к нему, как лихорадкою одержимый к пище. А из этого видно, какое почитание и к Творцу того — Богу Самому имеет!
   5) Видим, каких только трудов и подвигов ни подъемлют грешники, когда царь обещает им ранг и честь, или иное какое награждение временное. Не только внутри отечества служат ему со всякою охотою и усердием, со всяким тщанием и прилежанием творят дело свое, но и вне отечества исходят на брань, ввергают себя в опасность смерти. Все это творят, чтобы от царя обещанную честь и от людей славу временную получить. Эта надежда их поощряет и подвигает к тому. Но те же старательные слуги ради Бога, Который обещает не временный, но вечный венец, не временную честь и славу, но вечную слугам Своим, и такого служения, какое ради человека и временной корысти подъемлют, поднять не хотят. Что это, христианин, как не то, что они царю земному, обещающему ранг и честь, верят и ради того подвизаются, а Царю Небесному, обещающему вечную честь и славу, не верят и потому не хотят служить Ему и в подвиге христианского благочестия стоять? Кто не пожелает дружество с царем земным иметь, к нему на трапезу идти и с ним веселиться? Кто не хочет сыном царским быть и наследие земного царства иметь? Едва не всякий сего, Христовым именем знаменующийся, не отречется. Но смотри и примечай, желает ли и ищет ли того, что Бог неложный и истинный обещает. Бог обещается дружество с нами иметь: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его» (). Любить Бога и быть Богом любимым, что есть, если не дружество? Дружество — это и есть взаимная любовь. Бог обещает нам Богом и Отцом нашим быть и нас за сынов Своих иметь. «И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель» (). Бог зовет на великую вечерю в царствии небесном и обещает нам наследие небесного царствия. Но кто сему великому и небесному званию внимает? Кто ищет того, что неложный Бог по милости Своей обещает? Все окаянные грешники отрицаются. Возлюбили честь, славу, богатство и сласть мира сего более, нежели честь, славу, богатство и утешение небесное и вечное (). С царем земным дружества ищут, но с Богом бессмертным и Царем Небесным не ищут; на трапезу земного царя со тщанием спешат, но к трапезе Небесного Царя не хотят идти; на земле царствовать временно желают, но на небе вечно царствовать не хотят. О, прельщение ума и сердца человеческого! «Начали все извиняться» (). Начали все отказываться — от чего? — идти на уготованную небесную вечерю и послушать звания Божия. Почему? поскольку избрали временными и земными сластями утешаться, но не небесными и вечными. И так звание Божие, которым через рабов Своих зовет их, и Самого зовущего Бога презирают.
   Скажет кто: «Разве кто отрицается и не хочет обещанных вечных благ получить? Не всякий ли тех желает?» Ответ. Воистину мало таких есть, которые истинным желают сердцем! Ибо кто чего искренно желает, тот, все оставив прочее, того единого со всяким тщанием и прилежанием ищет. Каких трудов не подъемлет богатства любитель ради богатства, славолюбец и честолюбец ради славы и чести, сластолюбец ради желанной своей утехи! Сколько трудится и потеет мужик земледелец ради плода, ученик ради разума и премудрости внешней! Кто того не видит, что всегда перед глазами нашими обращается? Так разумей и об обещанных от Бога благах. Поскольку же велики те неизреченные блага, потому и великих трудов и подвигов от нас к получению их требуют. Читай святое Евангелие и познаешь эту истину. Надобно отречься не только от мирских похотей, но и от самого себя, и взять крест свой, и следовать за Христом (), последовать Ему не ногами, но сердцем, верою, любовью, терпением, кротостью, смирением, злостраданием. И так, где Он ныне Сам, туда и последователя Своего приведет, по неложному обещанию: «Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет» (). Чем больше добро, тем больших трудов требует к получению его. А так как нет большего добра, чем вечное добро, и одно оно есть истинное добро, то больших трудов и подвигов от нас требует, чтобы его постигнуть. «Так бегите, чтобы получить» вечное то добро, — говорит святой Павел (). Кто его получит? Не тот, кто лежит, но кто бежит. Кто бежит? Тот, кто, все прочее оставив позади, к тому одному, как своему центру, стремится, спешит и подвизается. А у кого нет труда и подвига к тому, у того нет и желания истинного к тому. Желание истинное подвигает желающего к труду и научает способ искать, чтобы получить желаемое. Кто желает в Москву, или в Петербург, или в Киев прийти, тою дорогою идет, которая в те грады ведет, а не иною. Так к Богу и вечному Его царствию, которое должно прийти, нужно идти тесными вратами и узким путем, а не широким вратами и пространными путем, который ведет в погибель (). «Многими скорбями надлежит нам войти в царствие Божие» (). И Господь говорит: «Терпением вашим спасайте души ваши» (). И еще: «В мире будете иметь скорбь» (). Ибо всякое зло и бедствие встречает тех, которые к Богу и царствию Его стремятся. Должно все то терпеть и против врагов — плоти, мира и дьявола подвизаться, дабы трудом и подвигом с помощью Божией получили то, что без труда в начале имели и потеряли.
   6) Кто прогневать и оскорбить царя земного, или даже нижнего властелина, или высокое какое лицо не боится? Но Бога — великого Господа и Царя великого «по всей земле, в руке Которого все концы земли, и вершины гор Его же, Его и море, Он сотворил его, и сушу руки Его создали» (), — такого великого Господа и Царя, Который небом и землею обладает, безумный и окаянный грешник не ужасается прогневать и оскорбить, более того, на всякий день и час прогневлять и оскорблять не стыдится и не боится. О, долготерпение Твое, Господи! О, слепота человеческая! Так грех у христиан усилился и в обычай вошел, что как шуточную какую вещь его поставляют. Воистину таковые христиане в превеликой тьме ходят, хотя и мудрыми себе кажутся; и хотя звезды считают и других научают, но христианского алфавита не знают; и не только бесчувственны, но и мертвы, живут же только греху.
   7) Во многих грешниках примечается, что они отца, или властелина, или друга или благодетеля своего, или иное какое почтенное лицо оскорбив, каются, сожалеют, и смиряются, и просят прощения у него, признавая свою виновность, что похвально есть. Но Бога, Творца и высочайшего своего Благодетеля, Который всех создал, питает, одевает и сохраняет, всегда оскорбляют; Бога, говорю, Который есть едина любовь и благостыня, оскорбляют всегда, и не каются, и не скорбят, и не сожалеют, и не смиряются перед Ним. И хотя многие, согрешив, каются и исповедуются перед отцом духовным, но, возвратившись, снова на те же грехи обращаются, и так церемонию только отправляют, а не истинное покаяние творят. Ибо нет там истинного покаяния и сожаления, где грехи повторяются. Как кто может каяться и сожалеть, что то и то делал, но оставить того не хочет, тем и тем грехом Бога прогневал, но прогневлять Его не перестает? Ложно, неистинно то покаяние, когда кающийся грехов не оставляет. Надобно сожалеть о грехе, но и оставить грех; надобно и о том сожалеть, когда мы ближнего обидели и оскорбили, но наиболее о том, что тем Бога прогневали. Ибо кто против ближнего согрешит, тот и против Бога согрешит, заповедавшего любить ближнего и ничем не обижать его. И человек, как ни высок, или каким бы великим не был нашим благодетелем, ничто против Бога; потому и согрешение против человека всякого ничто против согрешения, которое бывает против Бога. Потому царь Давид, хотя и против Урии тяжко согрешил, однако, кающийся, говорит Богу: «Тебе единому согреших, и лукавое пред Тобою сотворих» (), рассуждая, что грех тот и обида, Урии сотворенная, касается Самого Бога, Который есть верховный Законодавец, Судия, Господь, Царь, Создатель и Благодетель всех, и величество Его бесконечно, так что весь мир как ничто против Него, — тем более один человек, кто бы он ни был. Поэтому согрешивший против ближнего должен не только сожалеть, что оскорбил его, но прежде всего, что Самого Бога и Законодавца, Который велел никого не обижать, тем грехом прогневал и оскорбил, и, смиряясь перед ближним и прося у него прощения, смиряться прежде всего перед Богом, и у Него просить прощения, что заповедь Его святую нарушил.
   8) Как сильно многие христиане по славе и чести отца, или господина, или благодетеля своего ревнуют и защищают имя их, когда хулится! Но те же ревнители молчат, стыдятся или боятся защищать славу имени Божия, когда оно перед ними безбожными хулится. О, христиане! Так мы верны Господу Богу, Создателю, Искупителю и Промыслителю нашему, Который нас и отцов, господ и благодетелей наших создал, питает, одевает и сохраняет, что имя Его святое страшное и такого почитания не сподобляется от нас, какое отдаем человекам, созданию Его, отцам, господам и благодетелям нашим! Также многие поступают, когда кто им самим досадит и имя похулит. О властях здесь речь, которым особенно долг надлежит славу и честь имени Божия защищать. Как ревнуют, ярятся, гневаются и защищают честь и славу свою! Но те же защитники тихо и кротко поступают с подчиненными, которые непрестанно честь имени Божия преступлением закона Его умаляют или явно на имя Его изрыгают хулы. Что значит — имя и честь свою, которая ничто есть, более имени и чести Божией бесконечной почитать? Увидишь, что есть имя и честь твоя, когда равно с простыми умирать будешь и в землю отойдешь; и познаешь, что есть имя и честь Божия, которой ныне пренебрегаешь, когда предстанешь Страшному Его Суду, где «цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачалъники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный пожелают скрыться в пещеры и в ущелья гор» ().
   9) Видим, что многие христиане, называющие Бога помощником и защитником своим, Который действительно Помощник и Защитник христианам, когда в беду впадут, к князьям, вельможам и прочим высоким по миру этому лицам ради защиты прибегают, и слыша от них обещаемое о себе ходатайство, надеются на них, хотя те и сами, как люди, всякой беде подлежат. Бог всемогущий и преблагой и премудрый, Который один защищает и избавляет, обещает помощь всякому призывающему Его и говорит: «Призови Меня в день скорби твоей, и избавлю тебя» (). Но они, оставив Бога, к людям в день скорби своей прибегают, и так дотоле Бога помощником своим имеют, доколе скорби не имеют, а в день скорби других помощников и защитников ищут. Есть и такие, которые в серебре и золоте, или хитрости, или силе, или сане своем помощи и защиты своей ищут; и так все таковые надеются на человека и на прочее создание, а не на Бога и Создателя своего, а без надежды — и веры в Него не имеют. Ибо надежда от веры неотлучна, как и вера от надежды, но одна с другою совокупно пребывает. Отсюда заключается, что языком только называют Бога помощником, а в сердце других помощников имеют, а так устами только чтят Бога, а не сердцем. Ибо без веры и надежды чтить Бога невозможно. Как человек считает непочтением к себе, когда его обещанию не верим, так тем более неложному Богу и истинному не воздают почитания грешники, которые милостивым Его обещаниям не веруют, но, оставив Его, к немощному созданию Его прибегают ради помощи и защиты. И поступают они подобно тому несмышленому рабу, который отвращается от царя своего, обещающего ему милость явить и в руке своей содержащего жизнь и смерть и все его благополучие и неблагополучие, и обращается к низкому и немощному его рабу, и милости от него ищет, чем и чести царской досаждает, и себе более вредит, нежели пользы приносит. Так бедные грешники и Божию величеству досаждают, что не верят милостивым Его обещаниям, ибо «не верующий Богу представляет Его лживым» (), — и себе тем вредят, когда от Создателя своего, у Которого в руке жизнь наша и смерть, благополучие и неблагополучие наше, отвращаются и обращаются к созданию Его, которое само без помощи, подкрепления и содержания всемогущей Божией руки падает.
   10) Видим еще, что многие христиане отцам своим по плоти стараются угождать, хотя и злым, дабы наследия после отцов своих не лишиться. Но те же человекоугодники Богу, Отцу Небесному, Который дает чадам Своим, угождающим Ему, вечное наследие и неизреченное, угождать не стараются, дабы того не лишиться. Не значит ли это, христианин, почитать временное и сновидению подобное блаженство более истинного и вечного? Не значит ли это — не почитать и презирать Бога, уготовавшего и обещавшего то блаженство? О, как горько возрыдают эти наследники, когда в руках своих ничего не увидят, кроме одного лишения и пагубы! Когда Божии угодники наследуют царство, уготованное им от создания мира, они выброшены будут «во тьму внешнюю, где будет плач и скрежет зубов» ().
   11) Видим еще, что многие христиане, когда отцы их, или власти, или господа за преступление не накажут их, радуются, утешаются и благодарят их, но Бога, Которому на всякий день и час согрешают и бесконечного милосердия Его сподобляются, так что та милость, с этой Божией милостью сравненная, ничто есть, — однако же Его не благодарят. Суд, гнев и наказание человеческое тела единого касается, душе же повредить и погубить ее не может, но Божий суд и гнев может и душу и тело в геенну огненную низринуть (). Но грешник ослепленный того не примечает, и человека, малую ему милость являющего, благодарит, но Бога, Который на каждый день и час ему бесконечную являет милость, не благодарит. О, когда бы всякому грешнику открылось внутреннее око, и познал бы, сколько он перед величеством Божиим на всякий день то словом, то делом, то помышлением согрешает, досаждает и оскорбляет, и какой от Него в этом милости сподобляется, то непрестанно бы припадал перед Ним со смиренным и благодарным сердцем!.. Не только словом изобразить, но и умом понять невозможно, сколько милости Своей в этом являет нам Господь! Какой Царь так милостив и кроток, что, видя закон свой перед собой разоряемый, разорителя может стерпеть? Скоро человеческая кротость в гнев и ярость претворяется. Бог видит на всякое время закон Свой святой, неизменяемый и вечный, перед Собою грешником разоряемый, видит и терпит, и не только терпит, но и хранит грешника от врага его дьявола, который согрешающему приседит и хочет душу его восхитить и во ад низринуть. О, человеколюбие Твое к нам, грешным, Боже наш! Кто может это исследовать или умом понять? Но грешная душа сего не разумеет и Бога человеколюбца не благодарит. Долготерпение же Божие спасения грешника хочет и ищет, как учит апостол: «Долготерпение Господа нашего почитайте спасением» (). Ибо «благость Божия ведет его к покаянию» (). И если эту благость, долготерпение Божие грешник нераскаянный сердцем презрит, тогда все его худые поступки, грехи и беззакония обличатся и представятся ему в день суда, как говорит Бог грешнику: «Обличу тебя, и представлю пред лицем твоим грехи твои» (). И тогда суд и гнев Божий на себе почувствует; и чем более грешил и долготерпения Божия на себе познал, тем более уже гнев Божий познает, как учит апостол: «По упорству твоему, грешник, и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога» (). «Уразумейте же это, забывающие Бога, дабы Он не восхитил вас, и (тогда) никто не избавит», — говорит пророк грешникам ().
   12) Примечается и то в христианах, что многие с царем, или высоким каким лицом беседовать с радостью желают, ибо за честь себе то поставляют. Что честнее, как с Богом бессмертным и живым молитвою беседовать? К чему и Сам Бог по Своему человеколюбию призывает нас, как выше о том неоднократно сказано. Но грешная душа не разумеет и пренебрегает тем. Царь земной зовет к беседе — и как спешим, сказать невозможно, а Царь Небесный всегда зовет — и не хотим. Однако хотящему с Богом в молитве беседовать должно прежде очистить себя покаянием. Царь земной не терпит смрадных рубищ, так Царь Небесный отвращается от души, которая смрадными рубищами грехов замарана. Должно эти рубища души от себя отринуть и так к Небесному Царю приступать.
   13) Еще примечаем, что христиане имя царево почитают, и при воспоминании о нем покров с головы снимают, или голову преклоняют, как и должно, но святое и страшное имя Божие того не удостаивается от многих христиан. Иные в неправде и лжи имя Его поминают. Иные в ложной присяге восприемлют имя Его, и, учинив присягу и ее великим именем Божиим утвердив, тотчас на дела, противные присяге, устремляются. Другие в непотребных и подлых делах и словах беспрестанно вносят имя Его, повторяя, как обыкновенные для себя слова: «ей Богу, на то Бог, Свидетель Бог!» — и прочее. Есть и такие, которые в шутках и кощунстве (о, долготерпение Твое, Боже!), дерзают принимать имя Его, Ангелам святым и душам сладкое, демонам страшное и всей твари честное. Так христиане таковые, отъемля от имени Божия достойное почитание, и Самому Богу, в имени Своем святом почитаемому, не воздают того. О, христианин несмысленный! Так ли ты почитаешь имя Создателя и Искупителя твоего, что и такого почтения, какое человеку смертному показываешь, не удостаиваешь Его?..
   14) Многие, рассуждая о честности и благородстве отцов своих, имя их берегутся опорочить худыми поступками; удаляются от таких дел, которыми то бесчестится, но имя Небесного Отца, к Которому мнятся молиться: «Отче наш, Иже еси на небесех», — непрестанно бесчестят, делая такие дела, которые христианскому званию противны. Таковы блудники, прелюбодеи, пьяницы, похитители, грабители, клятвопреступники, разорители и прочие тому подобные. Как добрыми христианами имя Божие славится, по свидетельству Господню: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (), — так злыми делами бесчестится. А отсюда видно, что таковые честные люди более любят и почитают отца своего — человека, нежели Бога, Небесного Отца, или даже никакой любви и почитания к Нему не имеют. Злой и неисправный христианин Бога любить и почитать не может, пока неисправен пребывает.
   15) Многие неисправно живущие отцы на сынов, господа на рабов, власти на подчиненных своих негодуют и гневаются, что от них должного себе не видят послушания. И это есть правильная причина гнева и негодования их. Ибо всякий сын отцу, раб господину и подчиненный власти своей должен показывать послушание. Также сотворившие какое благодеяние людям не терпят, когда от них не видят благодарности. Но сами эти негодующие ревнители Богу, Верховному Господу, не показывают послушания и не воздают благодарности. И почему на себя не гневаются? Разве велико то, что их, людей, люди не слушают, а мало, что они сами Бога, Которому и они сами и подчиненные их подчинены, не слушают? Или разве добро, человеком человеку сотворенное, достойно благодарности, а Богом сотворенное не достойно? Какая душа, хотя малую разума искру имеющая, стерпит это? Кому более и послушание показывать нам, как не Богу, ради Которого и отцам, господам и властям нашим христиане повиноваться должны? И кого более благодарить нам, как не Бога, от Которого едино добро происходит, и добро Которого и благотворящие нам подают, а не свое? Все, что ни имеет человек, кроме немощи, растления и грехов своих, — Божие, а не его собственное: тело и душа — Божии. Однако негодует человек, когда сотворит кому добро и не чувствует от него благодарности, а сам каждый день и час от Бога получает добро и неблагодарным пребывает к Нему, но не примечает того. Также злые отцы на сынов, господа на рабов и власти на подчиненных неисправных гневаются, но сами всегда неисправны перед Богом пребывают, и мнят, что то как бы ничто есть. Если правильно неисправным властям, господам и отцам на подчиненных гневаться за непослушание их, то на себя прежде гневаться они должны, что сами перед Богом, как Ему подчиненные, неисправны. И если благотворящие грешники негодуют за неблагодарность людей, подобных себе, то прежде всего на себя негодовать должны, что к Богу, Творцу и высочайшему Благодетелю своему, благодарности не имеют. Всякий грешник как послушания, так и благодарности не оказывает Богу, пока в звании и должности христианской неисправным пребывает. Ибо как послушание, так и благодарность Богу без соблюдения заповедей Его, соблюдение же заповедей без любви к Нему не бывает, по слову Господню: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня». И далее: «Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих» (). Видишь, христианин, каков перед Богом грешник неисправный: такого послушания, почитания, любви и благодарности не имеет к Богу, Создателю своему, какое послушание, почитание, любовь и благодарность человеку оказывает!
   § 438. Какую неблагодарность Богу, такую же и Христу Сыну Божию, оказывает грешник окаянный. И как к Богу, так и к Сыну Божию грешная душа не имеет почитания, кроме устного и лицемерного.
   1) Видим, как радуются граждане, когда царь в град придет, и с каким желанием, благоговением и восклицанием встречают его все, сказать невозможно. Царь Небесный — Христос, пришел в мир этот к нам, как во град наш, рукою Его сотворенный, и «посетил нас Восток свыше» (). Поет Его пришествие воинство небесное (); показывает звезда (); проповедуют славы Божией проповедники (; ; ). Но грешная душа стоит недвижима, и не встречает Его с подобающей честью, не поклоняется Ему с верой и любовью; и хотя не говорит устами с противниками Его: «Не хотим, чтобы он царствовал над нами» (), — но не хочет покоряться Ему и взять иго Его на себя, которое должно всем, приемлющим Его как Царя своего, взять и носить, по повелению Его: «Возьмите иго Мое на себя» (). А не принимая ига Его, и самого Его не принимает. Надобно принимающим Его как Царя своего и главу свою преклонить благому игу Его. Ибо невозможно быть подданным царю и закона его не принимать и не покоряться ему. Ибо подданный царю потому подданным называется, что власти его и закону подлежит и покоряется. Так и Царю Небесному — Христу — те только поддаются и принимают Его как своего Царя, которые принимают иго Его и верно служат Ему. Прочие же, хотя и называют Его Царем своим, но не приемлют ига Его, и не покоряются Ему, не приемлют Его как Царя своего. Надобно таковым христианам опасаться того Страшного Суда Божия, которым грозит Христос Царь иудеям, не принявшим Его: «Врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною» (). Приведутся на суд Его праведный все, которые не принимают ига Его благого и не хотят Ему, истинному Царю, служить. Посекутся секирою праведного Его суда и будут брошены в огонь (). Тогда они познают власть Его, которой не хотели ныне охотно и усердно повиноваться и слушать Его. Христос — «Царь царствующих и Господь господствующих» (), и Его власти небо, и земля, и преисподняя подлежат, однако не принуждает никого к принятию ига и работе Своей, но призывает только через проповедников Своих и обещает вечный покой работающим Ему, хотя и все власти Его подданы. Принимающим же Его как Царя своего и служащим Ему верой и любовью подаст вечный покой в небесном Своем царствии, которому не будет конца. Отвергающих же иго Его благое и не хотящих Ему как истинному своему Царю покоряться и служить, властью и праведным Своим судом предаст вечному наказанию, ибо Ему, Царю своему, Которому должны повиноваться и служить, не повиновались и не служили.
   2) Как еще радуется человек, когда придет и посетит дом его царь, или хотя бы высокий какой и почтенный господин: с какой охотой, усердием и желанием встречает, принимает и угощает его; с каким благодарением провождает его, всем то известно. Царь Небесный, Сын Божий хочет, как Душелюбец дома душ наших посетить, и стоит у всякого при дверях (о, человеколюбие непостижимое!), и стучит: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (). Но грешная душа, бесстыдно затворив двери, не хочет сего высокого, великого и вожделенного Гостя пустить и принять. Увы нам, грешники! Что мы делаем? Где наша вера, смысл и разум? Царь Небесный стоит у домов наших, и толкает в двери, и хочет с царствием Своим благодатным пожить в домах наших, и с Отцом Своим Небесным обитель у нас сотворить, как говорит: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (). Но мы не отверзаем Ему дверей наших и не хотим Его с подобающей честью принять. О крепкий и сильный Господи! Господи сил! Ударь крепко, и сокруши крепостью Твоею двери затворенные, и восприми дом Твой, которым неправедно завладел чуждый, противник Твой! Надобно нам, христиане, ныне Его непременно в дома наши принять, если хотим с Ним вовеки жить. Ныне Он стоит и стучит в двери грешников, но будет время, когда грешники, не послушавшие и не принявшие Его, станут «стучать в двери и говорить: Господи! Господи! отвори нам; но Он скажет им в ответ: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды» (). 3) Как еще радуется человек, когда к нему, или в пленении находящемуся придет кто освободить его; или во глубине утопающему руку помощи подать; или лютою болезнью одержимому здравие подать, и какое тому благодетелю благодарение приносит, кто сего не знает? Кому свобода, жизнь и здравие не желаемо и не приятно? Кто сего добра более всего сокровища не почитает? Христос пришел к нам, плененным дьяволом, обнаженным и раненным тем же врагом, и лежащим на пути мира сего, полумертвым (), и во глубине погибели утопающим; и хочет всем подать свободу, здравие и жизнь. «Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (). Но сколь многие, мнящиеся быть христианами, не хотят этого великого Благодетеля и Избавителя разуметь и Его великою милостью пользоваться. Предпочитают служить греху и тем дьяволу, нежели от его ига освободиться, и остаться в погибели, нежели в жизнь войти. И поступают подобно тому несмысленному пленнику, который пришедшему его из плена освободить не хочет последовать и от той беды освободиться. Так Сын Божий, Господь наш, пришел к нам и вызывает из плена, и зовет во след Себе, дабы освободились от того и получили вечную небесного царствия свободу, но многие несмысленные, к тому же и неблагодарные, и даже те, кто записал Ему имя свое (при крещении), этим высоким Его благодеянием пренебрегают, не хотят последовать Ему, дабы свободными быть, и так в прежнем своем бедствии и злополучии остаются. Надобно непременно пленнику последовать за пришедшим его освободить, если освободиться хочет, и немощному слушать целителя своего, и утопающему в воде исполнить хотение простирающего ему руку, а иначе никто из них не может от бедствия своего освободиться. Так всякому, кто хочет освободиться от дьявола, греха и смерти вечной, должно непременно хотение Христа Избавителя исполнить и предаться в волю Его, дабы творил с ним, как лекарь с больным, и как наставник с заблудшим, и как освободитель с плененным, и как спаситель с погибшим. Иначе освободиться и спастись невозможно. Христос, хотя и Человеколюбец, хотящих спасает, а не нехотящих.
   Вопрос: «Кто же не хочет спастись? Кто этого великого добра себе не хочет?» Ответ. Христос говорит: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели» ()! Видишь, что хочет Христос, но не хотят люди. Истинному хотению последует соизволение, дело и труд. Каких трудов не подъемлют купцы ради желаемого богатства, земледельцы ради плодов, воины ради победы и славы, и прочие желающие временных вещей? Поскольку все они хотят получить желаемое, потому и трудятся ради того; и чем больше добро, тем больший прилагается труд к получению добра того. Видишь, что желанию дело и труд последуют. А так как нет большего добра, чем вечное, и едино то добро есть истинное добро, и «едино есть на потребу», по слову Господнему (), то и больший труд прилагать нам должно к получению его, нежели трудимся ради временного. «Многими скорбями надлежит нам войти в царствие Божие», — по учению апостола (). Видишь, что не только скорбями, но и многими скорбями входят в царствие Божие. А где многие скорби, там много трудов требуется, чтобы преодолеть их. Хотя и отворил Христос смертью Своею дверь к вечной жизни, и подает ее верующим во имя Его, но нет к ней иного пути, кроме пути тесного, как Сам Господь говорит: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (). Плоть, или растление плоти, мир и дьявол — враги христианские. Сии препятствие чинят нам, идущим к вечной жизни. Они заплетают ноги бегущих к получению нетленного венца. Против этих врагов подвизаться надобно душе, хотящей спастись, и так войти в жизнь. Этот подвиг недремлющим оком совершается, и то со всесильной Божией помощью, которая просящим, ищущим и стучащим посылается (). 4) Видим еще, как человек того своего благодетеля любит, который гневающегося на него царя умолит и его в милость царскую приведет, благодарит его и незабвенным дело то в памяти своей содержит, а тем более, когда от смерти, которой по законам и суду царскому подлежал, ходатайством своим его избавит. Каким великим это дело почитает всякий, всем известно. Сын Божий, Иисус Христос, Бога, вечного и Небесного Царя, разгневанного на нас за грехи наши, ибо все мы согрешили Ему, умолил, и умолил не только горячею Своею молитвою и слезами, но и глубочайшим смирением, страданием и смертью, смертью же крестною. Благоволил Он за нас, отверженных и изгнанных, странствовать, за бедных бедствовать, за проданных под грех проданным и преданным быть, за поругаемых и осмеиваемых сатаной поруганным, осмеянным и оплеванным быть, за проклятых законом под клятвою быть (), за осужденных осужденным быть, за умерших умереть. О, человеколюбие Твое, Иисусе! Видишь ли, христианин, как дорого стало Сыну Божию исходатайствовать нам милость у Бога, раздраженного нашим законопреступлением? Учинил то Заступник и Ходатай наш, и так привел нас в милость Отцу Своему Небесному; разрушил смертью крестною смерть, и отворил путь к вечной жизни, и входят в нее благодарным сердцем приемлющие Его как Ходатая и Избавителя своего. Но грешник, слепой и нераскаянный не чувствует сего высокого Его благодеяния и не благодарит Его. Что есть временная жизнь, которую все по долгу естества оставить должны, в сравнении с вечной? Ничто!.. Однако грешник за великое почитает ее и благодарит ходатаю той, но Христа, вечную жизнь заслужившего, не благодарит. Увы нам, бедные грешники! Какою великою тьмою объято сердце наше!
   Вопрос: «Как же христианам не благодарить Христа?» Ответ. Без любви благодарности быть не может, разве устная и лицемерная, как это всякий довольно знает. Сердце благодарное чувствует, помнит и всегда в памяти содержит благодеяние, и любит от чистого сердца благодетеля своего. Любящих же и не любящих Его знаки показывает Сам Господь: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня. Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое. Не любящий Меня не соблюдает слов Моих» (). Чего не делает человек, чтобы любимому угодить и как бы чем его не оскорбить? Не только богатства, но часто и чести, и, что более, здравия своего не щадит. И, что ни хочет любимый, делает ради него любящий. Словом, любовь пленяет сердце любящего, и вслед влечет любимого, и связывает с любимым, и едино с ним делает, что примечается в плотской и скверной любви. Ради Христа, Которого благодарить и к Которому любовь иметь хвалишься, что таковое делаешь? Посмотри на сердце твое, чем оно пленено? Не любовью ли мира сего, которая отвращает человека от любви Христовой? Если славы, чести, почитания, богатства и плотоугодия ищешь, то известно знай, что мир любишь, а не Христа, и тем пленено сердце твое; тот влечет тебя вслед себе, и с ним, любовью связан, пребываешь. Сыну своему богатое наследие и дочери изобильное приданое, которых любишь, приготовляешь; богатые расширяешь дома, кареты и коней украшаешь ради гордости и тщеславия; дорогими одеждами одеваешься ради щегольства и пышности; изобильными трапезами и винами друзей и гостей угощаешь ради плотоугодия и человекоугодия; и на прочие любимые твои утехи не щадишь имения своего, но ради Христа, ради Которого и души не должны мы щадить, что таковое делаешь? С чем, с какой милостью отходят от тебя бедные сироты и вдовицы, которых велел Христос снабжать, и которые имя Христово тебе предлагают и просят от тебя милости? Праздны и с теми же слезами, с какими приходят!.. Так-то ты любишь Христа, что и между людьми, тобою любимыми и почитаемыми, не почитаешь Его!.. Такая твоя к Нему и благодарность!.. Он ради тебя души Своей не пощадил, чтобы тебя от смерти избавить, смерти же вечной, а ты ради Него и меди не хочешь подать! А где крест твой, который любящим Христа должно носить и вслед Его ходить? Попран на земле лежит, и далеко отскочил ты от него, стыдишься и ужасаешься его, а с ним и Христа, Крест понесшего и на Кресте распятого. А что, когда нужда будет или отречься от Христа, или смерти жизнь свою в жертву принести, как то при гонителях Церкви было? Себя ли и жизнь свою отдать восхочешь ради Христа, чего вера в Него и любовь к Нему от нас требует, если ради Него денег, меди, серебра и золота не хочешь дать, поносного слова и скорби претерпеть? Малого не хочешь сделать, великое ли сделаешь? Денег, славы и чести не хочешь ради Него презреть. Душу ли, которая человеку всего дороже, презреть восхочешь? Кто этому поверит?
   5) Как еще человек человека любит и благодарит того, ходатайством которого честь и благородство временное себе получит, всему миру то известно. Христос вечное, высокое, небесное и неизреченное благородство нам исходатайствовал, то есть дал власть быть чадами Божиими, и дает то приемлющим Его верою: «Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (). Но та же душа, чести и благородства любительница, не любит Христа и не благодарит Его за высочайшее то благодеяние. Что честь и благородство всякое мира сего против той чести? Всякая и царская честь, выше которой нет в мире сем, как грязь против золота и тьма против света, или даже ничто. Признаешь это за истину, христианин, если рассудишь верно о славе Божиих чад. Однако же за малое благодарит ходатая своего, но Христа, Который вечную славу Крестом Своим отворил нам, не благодарит. А так и всего того добра, которое Он заслужил, лишается, как неблагодарный.
   § 439. От этих и им подобных размышлений может в сердце христианина кающегося родиться печаль ради Бога, то есть что он Богу и Создателю своему и такового послушания, почитания, любви и благодарности не оказывал, какое послушание и почитание оказывает человеку, подобному или даже равному себе. Ибо все, начальники и подчиненные, по естеству равны, так как все люди одного естества. Если достойно есть почитать властелина — человека, — насколько больше — Бога, высочайшего и вечного Владетеля, Который и над властями нашими господствует и царствует. И если праведно есть благодарить благодетеля — человека, — насколько больше — Бога, Который благодетелей наших и наш Благодетель есть высочайший и первейший. И если должно сожалеть об оскорблении человека, который по естеству своему зол: «никто не благ, как только один Бог» (), и который сам согрешает и оскорбляет, то насколько больше сокрушаться и сожалеть должно, что согрешаем и оскорбляем Бога, Который только один благ по естеству Своему, есть вечная любовь и благостыня, и никого не обидит и не оскорбляет, но, наоборот, всем по человеколюбию Своему благотворит и благотворить не престает. И если верим человеку, который есть ложь: «всякий человек лжив» (), то насколько больше подобает верить Богу, Который истинен и есть сама Истина. И если любим и почитаем искренне и нелицемерно отца нашего по плоти, то насколько большее Бога, Который нас и отца нашего создал, питает и прочими благами снабжает, любить и почитать должно нам, что без послушания быть не может.
   И если бесчинствовать перед царем и низшим властелином или перед честным человеком или опасаемся, или стыдимся, то насколько больше опасаться должно то бесчиние показывать перед величеством Божиим, ибо Он везде есть и на всякие наши дела смотрит. И если защищаем честь монарха нашего, отца и господина нашего, тем более честь и славу Бога Вседержителя, Царя царей и Господа господствующих, защищать и хранить должно. Всякий человек, как ни велик, почти ничто перед Богом, и слава и честь его ничто перед честью и славой Божией. Словом, Бога более всего создания и себя самого, и всякого имени именуемого, любить, почитать, слушать и благодарить сама совесть научает и убеждает нас. И если человек не воздавал должного Богу, и познает перед Ним этот свой грех и свое ничтожество, то не может не сокрушаться сердечно, болезновать и печалиться ради Бога, которая печаль есть истинная и душеспасительная, каковой печали Сам Бог от нас в покаянии нашем требует: «Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши» (). Так опечалился Петр апостол, когда от Христа отрекся, «и выйдя вон, плакал горько» (). Так оскорбился за Христа разбойник на кресте: «Мы осуждены справедливо, — к другому разбойнику хулящему отвечал, — потому что достойное по делам нашим приемлем». Вот его признание своего греха и виновности! «А Он (Христос) ничего худого не сделал, но неповинно страждет, страждет же то, что мы». Вот сожаление его Христу, неповинно страждущему! «И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в царствие Твое!» Здесь исповедание и через исповедание вера во Христа изображается! Вере его воспоследовало утешение от Христа: «Ныне же будешь со Мною в раю» (). Так и нам, христианин, должно в покаянии нашем печалиться, что Богу и Создателю подобающей чести не воздавали, не слушали Его и не любили Его больше всего. И от такой печали непременно последует утешение от Самого Бога, Который «исцеляет сокрушенных сердцем, и обвязывает раны их» ().

Глава 15: Истинный христианин должен делать все дела свои во славу Божию

   «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, по милости Твоей и истине Твоей» ().
   § 440. Когда примечает сатана, враг христианский, что человек старается Богу угождать и так угодные Ему добрые дела творить, то всяким образом старается те его дела опорочить, дабы, что внешне похвально делается, внутри, в сердце его не похвальным было. Ибо не всякое дело доброе есть истинно доброе, но только то, которое законно и ради доброй цели делается (см. ). Ибо может дело внешне казаться добрым, но, когда для злой цели бывает, внутри в самом себе порочно. Так милостыня, терпение и прочее порочится, когда ради тщеславия бывает, и потому Богу неугодно таковое дело бывает. Как то Богу угодно может быть, что не ради Бога бывает? Поэтому дьявол, примечая сие, старается доброе дело в порок обратить, чтобы то, что внешне добрым показывается, внутри и в самом себе не было добрым, и так злой и лукавый дух и от добрых наших дел корысть и оброк себе тщится получить. К тому же плоть наша, славолюбивая, все хочет во славу и похвалу свою обращать. Нам, если хотим Богу угождать, то должно не себе, то есть плоти, угождать добрыми делами, но козни врага усматривать, который ищет дело наше опорочить и то, по-видимому, духовное и богоугодное, внутри плотским и небогоугодным учинить.
   § 441. Истинные христиане, которые нелицемерно добрые дела творят, в Святом Писании уподобляются деревьям, приносящим добрые плоды. «Всякое дерево доброе приносит и плоды добрые» (). Под деревом добрым здесь разумеется верное и богобоящееся сердце. Подобно и во псалме поется: «И будет, как древо, посаженное при истоках вод, которое плод свой даст во время свое», и прочее (), — и в ином месте: «Праведник, как финиковая пальма процветет, и как кедр в Ливане, возвысится» (). Потому добрые их дела называются плодами, плодами праведности (), плодами правды (), плодами Духа (; ), достойными плодами покаяния (). Как на дереве плоды изнутри его, от сока, в нем имеющегося, рождаются, и доброе дерево добрые плоды показывает, так христианским добродетелям изнутри, от сердца должно происходить, и так христианское благочестивое показывать сердце. Вера, смирение, любовь, милость и прочее — лицемерие есть, когда в сердце не имеют места и от сердца не происходят. И Бог к душе говорит, а не к телу. Поэтому душа должна веровать, надеяться, любить, милосердствовать, смиряться и прочее благочестие иметь.
   § 442. Истинно добрые дела от Бога происходят, или, как проще сказать, христиане к творению добрых дел Богом побуждаются, и силу и крепость от Бога получают к тому, и в том деле трудятся при содействии Его благодати. Так свидетельствует Божие слово: «Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению» (). И без Него не можем делать ничего, и приносить никакого плода не можем, если не будем на Лозе истинной — Иисусе Христе (). «Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (). Он же (Христос) «дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам» ().
   § 443. Сего ради к тому Началу относить и приписывать добрые дела христианам должно, от Которого они происходят. А поскольку от Бога происходят, как сказано, то как в славу и похвалу Божию творить их, так Его благодати и приписывать должно. Тогда же это будет, когда будем их творить не ради нашей славы и похвалы, дабы видимы были людьми, и почитались за святых, и так ими славились, но об том будем стараться, дабы славилось и святилось имя Небесного Отца, как учит Христос: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (), — и сотворенными не будем хвалиться и возноситься, но, помышляя о немощи нашей, признавать будем, что от себя и помыслить и хотеть, не только творить, ничего богоугодного не можем. Надобно Самому Богу и помысел, и хотение, и начинание доброе в нас производить, как выше сказано. О сем Ему буди слава, аминь!

Заключение статьи сей: О побуждении грешника к покаянию

    «Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?» ().
   Это увещательное апостола Христова слово всякого неисправного христианина касается: ударяет в совесть блудника, хищника, вора, клеветника, злоречивого, злобного, пьяницу и всякого, нерадеющего о благости Божией и своем спасении; и представляет оно всякому грешнику то, что он того ради на свете живет, и еще по делам своим не приемлет, ибо Бог ожидает его обращения: благость Божия ведет его к покаянию. Слава богатству благости Твоей, и кротости, и долготерпению, человеколюбивый Боже наш, что так милосердно поступаешь с нами, грешными! Нам же, о грешники, не подобает о богатстве благости Его и кротости и долготерпении не радеть, дабы не впасть в суд правды Его. Ибо кто не радеет о благости Божией, тот правду Божию на себе узнает. Боимся суда человеческого, который только тела нашего касается. Почему не боимся суда Божия, который и тело и душу погубляет? Боимся смерти временной. Почему не боимся смерти вечной? Убегаем временной беды, бесчестия, укоризны, бесславия, нищеты, пленения, страдания, печали, болезни и прочей противности. Почему не стараемся избегать вечного бедствия, в котором болезнь, печаль, пленение, бесчестие, укоризны, нищета и всякое мучение и страдание заключается? Омываем тело смертное водою. Почему покаянием не омываем души нашей бессмертной? Жалеем о потерянном богатстве, чести, славе, которое все с жизнью этой оставить принуждены будем. Почему не жалеем о потере богатства, чести и славы избранных Божиих, от которых сокровище это никогда не отлучится? Временного блаженства ищем и от бедствия уклоняемся, которое все, как сновидение, как скоро приходит, так скоро и отходит от нас. Но вечного блаженства, которое непоколебимо, почему не ищем и от бедствия вечного почему не стараемся уклоняться? О, прелесть, о суета, в которой запутался ослепленный грешник! О человек! «Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?» Послушаем далее, христианин, святого апостола, что он нерадивому грешнику возвещает. «По упорству твоему, — говорит, — и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который воздаст каждому по делам его» (). Если в небрежении и нераскаянии грешник пребудет и о благости и долготерпении Божием вознерадит, и грехи ко грехам будет прилагать, не примечая, что благость Божия долготерпением на покаяние его ведет, тогда его суд Божий постигает. И чем более грешит и познает на себе благости и долготерпения Божия, тем более познает гнева Божия. Сколько терпел Бог израильтян, «которым принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования; их и отцы, и от них Христос по плоти» (); сколько согрешали, отвращались от Него, преогорчевали, прогневляли и раздражали Его, и различно наказуемы и увещеваемы через пророков и обращаемы и исправляемы были, — Писание Ветхого Завета свидетельствует. Но когда все то долготерпение Божие презрели и в такое дерзновение пришли, что Господа славы, Который их пришел спасти, распяв, убили (), — окончательному Божию гневу и мщению подпали, так что как место их и храм разорены до основания (), так и сами во все народы были рассеяны и Богом отвержены, и отнялось от них «царствие Божие, и дано народу, приносящему плоды его» (). Подобно этому мстительную руку Божию познали на себе содомляне, которые познавали благость Божию и долготерпение, и не хотели обратиться и покаяться от беззаконий своих, исполнили меру беззаконий, даже и перешли, потому огнем с небес пожжены и сошли во ад пить вечного гнева Божия чашу (). Такой же суд постигнул египтян, которые людей Божиих озлобляли, и по повелению Божию не хотели их отпустить, и хотя наказуемы были за то от Бога, однако наказаниями теми более ожесточились; чего ради, когда за исшедшими израильтянами погнались, и хотели их снова себе поработить, которых видели чудесною Божией рукою покрываемых, защищаемых и избавляемых, все в море Чермном погрязли, и водою, как землею во гробе, покрылись, и так погибли (). Так же читаем, что всех жителей всей земли, которые были при Ное, праведный Божий гнев погубил, ибо не хотели от нечестий своих обратиться и покаяться, чего ожидало Божие долготерпение «во дни Ноя, во время строения ковчега, в котором немногие, то есть восемь душ, спаслись от воды» (1 Петр 3:20), которое долготерпение когда презрели, то уже познали на себе ужасный Божий гнев, и всемирным потопом со скотами и зверями покрылись, и погибли нечестивые (). Сии примеры, из Писания Святого приведенные, показывают нам, что благость Божия и долготерпение Его, грешниками презренное, обращается им в большую погибель. Те же судьбы Божии и ныне видим. Тот же Бог и ныне наказывает нечестие, которое ненавидит, и казнит нечестивых, которые пренебрегают богатством благости Его, и кротости, и долготерпения. Видим, сколько тысяч поедает моровая язва, поражает меч воинский; сколько беззаконников в самом беззаконном деле поражается и нисходит во ад принять по делам своим! Слово Божие проповедуется, в котором слышит всякий, что Бог его зовет, отзывает от греха и прелести мира, и обращает и призывает к Себе, и ожидает его обращения и покаяния, и так благость Божия ведет всякого к покаянию; но когда беззаконники презирают долготерпение Божие, в нераскаянии и прежнем нечестии живя, тогда Божия правда вступает в дело Свое и мечом правосудия посекает их, как деревья, не приносящие доброго плода, и бросает в огонь (). Убоимся же, грешники, суда Божия и отвратимся от беззаконий наших, дабы и нас не постигнул праведный Его гнев. Опасно, весьма опасно о благости и кротости и долготерпении Божием не радеть, как выше сказано. Вместо благости и кротости Его, гнев Его возгорится на нерадивых. «Мы знаем Того, Кто сказал: у Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь. И еще: Господь будет судить народ Свой. Страшно впасть в руки Бога Живаго» ()! Ибо «Бог наш есть огнь поядающий» (). Обратимся к Нему, пока долготерпит и ожидает нас, дабы не впасть в руки Его. Ныне Он ожидает нас и хочет принять, но завтрашнего дня не обещает. Ныне же обратимся к Нему, и помилует нас. Ибо благ и милостив к обратившимся: не поминает им прошедших грехов, не делает им выговора, что оставили Его и врагу Его служили, но только всякого приходящего принимает, и радуется о нем, и отпускает ему все согрешения его. Такого, настолько незлобивого, милостивого, щедрого, кроткого, благоутробного имея Господа, о грешники, не усомнимся прийти к Нему с покаянием и слезами, и спасемся от гнева Его, который падет на нераскаянных и поест их, как огонь сено. О христиане, вспомним имя, звание и обещание наше. Христос Царь наш, и мы подданные рабы Его, ибо от Него и имя наше, христианин, имеем. Он нас создал, Он нас Кровью Своею искупил, Он о нас промышляет. Ему мы при крещении обещали верою и правдою служить; Ему и имена свои записали, и называемся христиане. Где же обещание наше? Где вера? Где правда? Где верная Ему работа? Почему с именем не согласуется дело? Почему называемся христиане и не служим Христу, но миру и греху? Какая нам польза от имени без вещи, которую означает имя? Почему раб называется рабом господина, которому не повинуется и не работает? Почему христианин называется христианином, когда не служит Христу, Царю своему и Господу? «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его» (). «Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (). Великолепнейшее имя — «христианин». Христиане — сыны Божии (), и общение их «с Отцем и с Сыном Его, Иисусом Христом» (). Этот титул им приписывает Божие слово. «Верно слово и всякого приятия достойно» ()! Как же возможно оскверняться грехами и со святейшим Богом общение иметь? «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине» (). Как возможно и чадом мира сего и чадом Божиим быть? Никак этого быть не может. Надобно непременно или тем или другим быть: надобно или чадом Божиим быть и во свете ходить, «подобно как Он во свете» (), и свойство Отца своего нравами изображать, и Ему подражать, или чадом мира быть, и во тьме ходя, дела темные творить. «Очистим же себя, о христиане, от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (), дабы быть Христовыми и сынами Вышнего и возыметь общение со Отцом и с Сыном Его Иисусом Христом. Какая нам польза от мирской сласти, которая до тех пор чувствуется, пока совершается, и, совершившись, вместо утешения ложного, истинную вносит в душу горесть? Какая нам польза от богатства мира сего, чести, славы и похвалы? Честь и богатство не иное что приносит нам, как большее беспокойство. Кто более печется, как не богач и в чести находящийся? Слава и похвала что есть, как только глас людей, от одного к другому приходящий и в уши ударяющий, которые часто хвалят и славят то, что само в себе порочно, и часто кого хвалят, того потом проклинают? Зачем же нам, нам — христианам, того искать, что нам запрещено и отнимает у нас покой наш; и тем утешаться, что в себе никакого блаженства не заключает, но только видится как нечто, как тень? Все блаженство мира сего — как мех, надутый воздухом, который извне видится как нечто, но в себе ничего не имеет, и так только прельщает нас, и есть как пузырь на воде, который, показавшись как нечто, исчезает. Так все мира этого сокровище только показывает себя как нечто и так прельщает людей, как несмышленых детей угли, огнем раскаленные, за которые руками схватившись, обжигаются, и болезнуют, и плачут. То же и мир любителям своим делает. Как нечто красивое им себя показывает, но эта красота после обращается им в болезнь и плач неутешный, когда при кончине жизни своей ничего более, как только уязвленную совесть и пагубу души отсюда относят. Примечайте это и разумейте, любители и чада мира! Ничего вы от любви мира не получите, кроме пагубы. Ибо «кто любит мир, в том нет любви Отчей» (). Ибо «никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (). Не может и христианин Христу служить и миру; надобно единого держаться, о другом же нерадеть. Вознерадим же, о христиане, о мире, и послужим Христу, Который нас искупил Себе и призвал к Себе, дабы были истинно, а не лицемерно Христовыми. «Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего» (). Оставим мир миру, не знающему Бога истинного и Сына Его Иисуса Христа. Пусть язычники и идолопоклонники, не имеющие упования, притворною его красотою и сладостью утешаются, мы же к великим и неисповедимым благам, к вечной жизни и небесному царствию позваны и Духом возрождены. Пусть они в болоте и тине его валяются, как неомовенные. Мы же банею Крещения омыты, и чистою правды Христовой одеждою одеты, и «приступили, — по слову апостольскому, — к горе Сиону и ко граду Бога Живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу, и к Крови кропления, говорящей лучше, нежели Авелева» (). О, сколь дорогое и прекрасное у христиан одеяние — одеяние, Кровью Христовою купленное и преиспещренное, несравненно драгоценнее порфиры царской! Сколь преславное гражданство, которое имеют на небесах! «Наше же жительство — на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа» (). Постараемся же, о христиане, это святое одеяние хранить, удаляясь от мирских нечистот, и, как учит апостол, удаляясь «от плотских похотей, восстающих на душу» (), а потеряв то, покаянием и слезами сыскать, дабы и жителями преславного вечного града быть, и получить вечные блага, которые «приготовил Бог любящим Его» (). Аминь.



Как делать минет с чего начать

Как делать минет с чего начать

Как делать минет с чего начать

Как делать минет с чего начать

Как делать минет с чего начать

Как делать минет с чего начать

Как делать минет с чего начать

Рекомендуем почитать:

Как сделать детские качели своими руками фото

Как сделать муфту для коляски своими руками

Что можно делать с web камерами

Как сшить рюкзак из джинс своими руками выкройки видео

Корзинка из веток своими руками фото